ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А тебя в детстве не пугали, что за вранье, язык отсыхает?

Пугали. Ещё как пугали. Но объясняли, что ложь бывает во благо. И вот чую, что это как раз подходящий случай, подпортить себе статистику добрых дел.

Кручу головой, пытаясь невинную улыбку на лице изобразить, чтобы никто и не понял, какой адреналин во мне сейчас бушует.

— Корнеев, не вздумай, что-то сказать. Ты сейчас уйдешь, а мне потом разгребать все придется. Поверь, если мой папа узнает, что ее доченьку типы всякие достают, то под твоими окнами будет стоять вся военная часть с автоматами. Оно тебе надо?

— А я рисковый парень, детка.

— Я тебя очень прошу…

Вот блин.

— Проси. Я слушаю.

— Вы чего там шушукаетесь? — на этот раз дядь Валера вклинивается в разговор. Видать, надоело ему одному с мясом скучать.

Домой хочу.

И плевать, что там странная Звягина.

Я просто хочу, наконец-то свалить из этой психушки для богатых и чертова Корнеева больше не видеть, и не слышать.

— Наталья подсказывает, что «моей девушке» на день дурака подарить. Она ведь ее лучше знает. — Ловко выкручивается сосед по столу. И это он мне еще говорил про отсохший за вранье язык.

Эх, Корнеев.

Оба немыми станем.

Радует, что на божьем суду, не одной мне стоять и унижаться.

— Ты ей только спиртное не дари. А то опять под диваном бутылки будут.

Ей-богу. Мужики те еще сплетники.

— Дядь Валер, нельзя так за спиной говорить. Вики здесь нет.

— Кнопка, да я ж не со зла. Да и парень ее, должен сам все знать. — Мужчина, видно, понял, что лишнего сказал, и покраснел немного.

Да и мне как-то неловко стало, что я на него вскрикнула немного. Но все равно считаю, что поступила правильно.

— Не бушуй. Видел я твою соседку под ручку с градусом. То ещё зрелище.

Вот за что мне все это?

— Так, Туська, идти надо. С мастерской написали, что все уже готово. А мне тебя еще на такси с сумкой сажать. — Дядь Валера встает, и взглядом показывает, что и мне его действие повторить нужно.

А я ж с радостью. Только этого и ждала. Подпрыгиваю, и через ноги Корнеева козой резвой перепрыгиваю. А тот и не думает ноги убирать. Улыбается еще.

— Пока, Корнеев. Вике привет передам.

И он встает.

— Не нужно такси. Я Наталью подвезу. — Говорит скорее дядь Валере, чем мне.

А у меня внутренний голос орет: нееееееет. Странно, что его всем слышно не было.

— Не нужно. Я сама доеду. А тебя дела ждут. Ты ж не просто так сюда пришел.

Давай же. Понимай прямой намек и уходи. Не собираюсь я с тобой ехать. Уж лучше пешком, чем с Корнеевым в одной машине.

— Дела сделаны. Я тут с другом был. И он, скорее всего, меня не дождался. Наталь, ты не переживай. Довезу с ветерком.

— Корнеев, сказала же нет.

Настаиваю на своем и с места не двигаюсь.

— Слышал, что дама сказала? Не хочет она с парнем своей подруги ехать. Хорошая она у нас. Пошли, кнопка. Такси тебе искать будем.

Как же хорошо, что есть люди, которые умеют слушать и слышать. К Звягинскому кумиру, это, конечно же, не относится.

На этот раз Корнеев не спорит. Мы выходим из кафе, и двигаем в сторону автомастерской, когда я слышу звук своего телефона.

«Моё вранье, будет очень дорого тебе стоить, кнопка».

Хм… не удивил.

Даже представлять не хочу, какие у него там расценки.

Еще минут сорок я не могла уехать. Сначала не было связи, чтобы такси заказать, а о бордюрщиках мне сразу же запретили думать. Потом мы выяснили, что сумка-то все таки протекла, и нам пришлось искать пакеты, чтобы и салон такси не заляпать.

Я выдохнула только тогда, когда оказалась возле своего подъезда. Шум из какой-то квартиры меня не смутил. В нашем доме почти все квартиры сдаются, так как институт в шаговой доступности. Взрослые живут, конечно, но их мало. И по роковому случаю, в основном все, на нашем этаже. Вика периодически бухтит по этому поводу. Мол, всем повезло с соседями, а ей нет.

На лифте я поднялась на свой этаж.

Офигела, когда меня встречала соседка в халате. Вернее, она не меня встречала, а нашу дверь атаковывала резкими ударами половника. Тут-то я и поняла, кто организатор этого громкого веселье.

— Наталья, это что происходит? Вы время видели? Я сейчас полицию вызывать буду.

— Подождите с полицией. Сейчас я разберусь.

Сначала только Звягину с балкона выкину, а уж потом можно будет вызывать полицию.

Своим ключом открываю дверь, и первое, что вижу, это огромную толпу людей. Разбросанные бутылки, окурки, которые прям на комоде валяются. Кто-то танцует, кто-то спит на диване, кто-то на полу. Еле сдерживая себя, чтобы не заорать во всю глотку, иду на поиски Звягиной. Нахожу быстро. Она в моей комнате в наушниках сидит и журнал свой листает.

— Вика, какого чёрта?

Сейчас я согласна с родителями.

Пора съезжать.

15

— Звягина, какого фига эти алкаши делают в нашей квартире?

— Да не ори ты так. — Вика встала с кровати, прошла по комнате, и закрыла за мной дверь. — Опозориться хочешь?

— Издеваешься, что ли? Тебя это сейчас волнует? Соседка собирается в полицию звонить. Ты хоть представляешь, что с нами будет, если сюда приедет патруль? Да хозяйка нам пинка под зад даст, и задаток месячный не вернет. Но конечно, это всё мелочи, главное же, отличную вечеринку закатить.

— Никто никого вызывать не будет. Под дверью побухтит, вату в уши запихает и спать пойдет. Шведова, харе орать. И без тебя тошно.

Вот и ответ. А чего ты ожидала в принципе? Что моментально разгонят всех по домам, и начнут срачник прибирать, попутно извиняясь за это? Думала, что Вика вину свою почувствует? Осознает всё, и попробует что-то предпринять? Да скорее мужик родит, чем к Звягиной осознание придет. Почему ей спокойно не живется? Мы как договаривалась, в первый день, когда заехали: ораву в квартиру не приводим, на соседей — не нарываемся, за собой — убираем. Комбо, черт возьми. Вика за один вечер решила нарушить все священные правила совместного проживания.

— Что? Голова разболелась, или табачным дымом надышалась? Звягина, вперед и с песней друзей выпроваживать, иначе это сделаю я.

— Тусь, — жалостливо смотрит на меня. — Я тебя, как подругу прошу, потерпи. Еще немного, и они сами уйдут.

Дверь бьется об стену, и на нас смотрит парочка в обнимку.

— Вы здесь надолго? Мы со Светкой уединиться хотим.

Пьяный чудик икает, и от двери отходит, путь нам освобождая.

Капец. Из своей же комнаты выгоняют.

— Пошли вон отсюда. — Вика тырит мою фразу, которую я только сказать хотела, и орет во весь голос, кидая в сторону парочки увесистый журнал. — Быстро. Говорила же, что в эту комнату заходить запрещено.

— Скоро уйдут, да?

— Шведова, я тебя умоляю просто подожди. Сейчас кто-нибудь позвонит Суханову, тот обязательно приедет, он, вообще, вечеринок не пропускает, и прихватит с собой Даню. И всё. Я обещаю, что тут же всех разгоню, и мы вчетвером посидим.

— Вик, ты дура?

— Так и знала, что ты не поймешь.

Дверь снова открывается, и мы уже в один голос посылаем кого-то в далекое пешее.

Кто, вообще, все эти люди?

Я пока до комнаты своей добиралась, ни одного знакомого лица не увидела. Никого из института здесь точно нет. Где Звягина набрала этих любителей халявной еды?

— Не пойму. И ждать никого не собираюсь.

— И ты так с легкостью сможешь меня подставить?

— Если ты это так понимаешь, то да. — Смотрю на нее, пытаясь хоть каплю раскаяния разглядеть. Но нет. Его там попросту нет. — Смогу.

Осматриваю квадратные метры, на которых живу, и отмечаю, что сюда, кроме Вики, никто не заходил. Это, конечно, радует, но не настолько, чтобы обо всем забыть.

— Тусь, ну, пожалуйста. Я уверена, что Даня скоро приедет.

— Да ты достала с этим Корнеевым. Твой мозг о ком-то другом может думать? То ты говоришь, что скоро переезжаешь к нему. То устраиваешь пьянку, чтобы его сюда притащить. Где логика, Звягина?

14
{"b":"665046","o":1}