ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— До встречи.

— Я еще подумаю.

Открывает дверь, а потом поворачивается и на меня пристально смотрит.

— Вредная привычка. Особенно когда уже все решено.

Замахиваюсь железякой, но дверь прям перед моим носом закрывается, а из подъезда доносится гортанный мужской хохот.

Вот он зачем приперся?

Кто мне это объяснит?

Делать нечего. Отношу кухонную принадлежность на её законное место, мою посуду, а потом снова на сайт с объявлениями захожу. Звонить уже поздно, но найти и выделить подходящий вариант я могу. Только вот перед глазами пелена какая-то. Читаю, что студия сдается, а в голове, слова Корнеева про переезд. Думаю про новую комнату, и как переезжать буду, а перед глазами этот чудик с изюмом вместо мозга.

Там и правда изюм.

Корнеев делает такие вещи, которые нормальному человеку разобрать невозможно. Его, наверно, только Звягина и сможет понять. Но просить ее побыть переводчиком я не смогу. Это для здоровья опасно. Тут я с парнем согласна, фиг знает что она там надумает себе.

А ведь завтра выходной.

Еще в понедельник я мечтала, как просплю этот день. Неделя прошла, а сколько изменений. Не поездка к родителям, а встреча к Корнеевым. Не сон, а поиск комнаты. Не отдых за ноутбуком, а сбор вещей.

Мамочка.

Гадко-то как.

Кстати, о маме.

Знаю, время позднее, но я уверена, что она еще не спит. Скорее всего, сериал какой-нибудь смотрит, мешая спать папе. Но мне с ней срочно поговорить нужно. Новостей-то много. Делиться ими надо, иначе от информации лопнуть можно.

— Дочь, что случилось?

Шепотом спрашивает родительница, и я слышу, как на заднем фоне, она закрывает дверь.

— Я просто соскучилась.

И это правда.

Радует, что уже скоро домой поеду.

А если придется, то перевезу вещи к тетки. Пусть там побудут, пока я в отъезде буду. Да и новое жилье можно из другого города найти. Век интернета, чтоб его.

— Вот обманываешь. По голосу слышу.

— Да я фильм один посмотрела и впечатлилась.

— Опять ужастики? Тусь, ты помнишь, как в детстве посмотрела, а потом несколько месяцев спать не могла, боялась, что какой-то карлик у тебя в животе монеты искать будет.

— Там лепрекон был. — на всякий случай поясняю. Чего мне карликов-то бояться? А вот леприкон страшный. Я его до сих пор перед сном стараюсь не вспоминать.

Спасибо, мамуля.

«Сладкий сон» мне обеспечен.

— Да какая разница? Так что ты там смотрела?

— Комедию про психов. Там девушка была влюблена в одного парня, а он доставал ее подругу.

— Почему про психов-то? Может, ему просто подруга больше нравилась. Ты этим впечатлилась, и из-за этого в такое время не спишь?

— Не может ему подруга нравиться. Она обычная. А он, знаешь, какой бабник. Да за ним весь институт бегает. Зачем ему эта?

— Досмотри фильм до конца, и узнаешь.

Ага. Была б еще возможность его досмотреть. Это реалити-шоу показывают только в онлайн-режиме.

19

Думаю, что на это ответить, чтобы себя не спалить и не подставить, но мама перебивает:

— Так, ладно об этом. Как досмотришь, тогда и расскажешь. Мне теперь интересно стало. А сейчас ты мне лучше поясни, когда тебя с вокзала забирать? У папы в субботу дела сам приехать не сможет. А ты ж знаешь, какой я Шумахер. Ехать двадцать минут, а я за рулем проведу часа два, и стану объектом ненависти всех водителей.

Это правда. Мама у нас тот еще лихач. Папа даже по праздникам рюмочку опрокидывать перестал, только потому, что не хотел с мамой домой на машине возвращаться. Навигатор быстрее сломает свою плату, чем мамуля превысит скорость на запрещенную единицу. И не дай бог, ей кто-то посигналит. ООО, пиши пропало. У жены прапорщика такой жизненный словарный запас, что уши не только в трубочку скручиваются, но и имеют свойство отваливаться.

— Мам, тут такое дело… Я еще не знаю, приеду или нет.

Конечно, хотелось бы. Но кто знает, найду ли я квартиру за несколько дней.

— Дочь, как так? Мы тебя здесь ждем. Папа из деревни мясо привез, хотели шашлычка пожарить вечерком. Бабуля твоя в гости обещала приехать, внучку поведать.

— Просто… Мам, я переехать хочу. И скажу сразу, пока у тебя давление не подскочило, ничего плохого не случилось. Хозяйка квартплату поднимает. А это дорого получается.

Я не вру. Это правда не обман.

Просто не хочу маме рассказывать что-то плохое про Звягину. Зачем? Я съеду, и больше мы не будем вспоминать мою бывшую соседку. А говорить напоследок гадости, фиговое дело.

Поэтому хозяйка.

Квартплата.

Да и мама не будет повторять: «А я тебе говорила, что съезжать пора». Я готова бетон в уши залить, только чтобы такого не слышать.

— Тусь, насколько дорого?

— Почти в два раза.

Согласитесь, это лучше, чем: «Мамуль, я хочу съехать потому, что Вика в край сдурела, притащила к нам домой алкашей студентов, которые чуть квартиру не разнесли, только для того, чтобы ее кумир на этот огонек прилетел. И, кстати, этот кумир тот парень из фильма, про которого я тебе рассказывала. А он не из фильма, я соврала, он реальный человек. И он меня достает, периодически».

Да если я так скажу, то рота через минуту будет по тревоге поднята, маминым ором. Как это так, ее ребеночку там жить мешают.

— Что ж тебе так на квартиры-то не везет? Не понимаю. Дочь, может, все-таки к тетке поедешь? Там родня. И накормят и приготовят и постирают. И у меня на душе спокойнее будет, что ты под присмотром. А так, каждый день как на иголках.

— Ну, прекрати. Не маленькая уже. А к тетке не хочу. Максимум, вещи там оставлю, если домой соберусь поехать. И то переживать буду, что коты из них лежанок наделают.

— Вот твердолобая какая. Мать ей тут про душу рассказывает, а она с кошками жить не хочет. Туська, вся в отца. Уродилась же копиенная.

— Папина доча. — Дааа. И это гордость в моём голосе.

— Спать иди, папин хвост. Утром на свежую голову, уже думать будешь.

Так я и сделала. Поставила телефон на зарядку, комп на комод перенесла, выключила свет, и завалилась под одеяло.

А где-то часа через два, меня разбудил стук в дверь.

Сначала не поняла, где нахожусь. Потом почему-то подумала, что Корнеев вернулся. Мой сонный мозг предположил, что он за добавкой приперся. Мол, супчика еще захотелось. Но, я когда к двери подошла, то голос Степашкиной услышала. Людка там что-то про сову и медведя заливала, когда я резко дверь открыла, и немного с места ее сдвинула.

— Шведова, аккуратнее.

Стоят две подружки, друг друга поддерживая.

— Нечего под дверью стоять.

— В глазок смотреть надо. — парирует она и они синхронно заваливаются в квартиру.

— Люд, ну, не надо. — О, кто заговорил.

— Вик, что не надо? Она, между прочим, обломала нам все веселье, разогнав всех по домам. Я ей после этого должна поклон отвесить, что ли?

Было бы идеально.

— Я и сейчас всех по домам разогнать могу. Хочешь проверить?

Иду в свою комнату, не дожидаясь ответа на риторический вопрос.

— Вообще-то, Люда ко мне пришла.

Ответить или промолчать?

— Когда одна жить будешь, тогда и начнешь, кого угодно по ночам водить. А сейчас ты другим спать мешаешь.

Не сдержалась.

Да потому что достали уже. Сколько можно? Нет, я понимаю, время у нас сейчас такое — беззаботное. Когда отрываться должны, веселиться, забивать память безбашенными моментами. Но грань-то должна оставаться. Какого черта Звягина ее игнорирует и постоянно перепрыгивает?

К сожалению, в ответ мне ничего не прилетело. Я уже, когда дверь закрывала, слышала, что Степашкина Вику успокаивала, мол, ничего, скоро она съедет, и я к тебе переберусь.

Бедные соседи.

Мне их заранее, искренне жаль.

Натерпятся они еще с ними. Ну и ладно, меня к тому времени здесь точно не будет. Съеду. Только сначала выспаться нужно.

А утро встречает меня дождем. Как-то так получилось, что две бабочки ночные, ушли раньше меня. И самое обидное, что они мой зонтик прихватили. Я когда увидела пропажу, готова была позвонить Звягиной и рассказать, что я с ней сделаю, когда она мне на глаза попадется. Сдержалась. Да только потому, что не хотела вестись на их поводу. Небось, специально утащили, ведь у Вики свой где-то валялся.

18
{"b":"665046","o":1}