ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А ты мне нет. — Ответ резкий, но чего он ожидал? Признания в вечной любви, или письменное обещание передачи всех органов при первом требовании?

— Да ладно.

— В это разве так сложно поверить?

Я и не заметила, что мы уже к соседнему дому подъехали.

Спешить так домой, чтобы не заметить того, что машина уже не едет, а стоит на знакомой улице — это клиника, господа.

— Сложно поверить, что именно тебе я не нравлюсь.

Вот же самонадеянный остолоп.

— Корнеев, я встретилась с тобой, как ты и хотел. Но давай договоримся, что как только ты уладишь мою проблему с институтом, то перестанешь ко мне приставать. Вокруг куча других, которые с радостью побегут на твой могучий зов. Не старайся со мной зря. Ничего не получится.

— Всё сказала?

— Теперь да. Я пойду, меня там ждут. Надеюсь, ты мы друг друга поняли.

Разглядеть его взгляд в этой темноте у меня не получилось. Поэтому я даже не поняла, как парень отреагировал на мои слова.

Да и плевать, что он о них думает.

Меня сейчас другое должно волновать.

Не прощаясь, я выскакиваю из машины, и чуть ли не бегом преодолеваю детскую площадку, чтобы как можно быстрее заскочить в свой подъезд. Не слышу, чтобы заводилась машина, и не вижу, в какой момент загорелись фары, я просто скрываюсь за железной дверью, не обернувшись напоследок.

Корнеев не прав.

Он мне совсем не нравится.

Как можно было, вообще, подумать о таком?

Уму непостижимо.

Конечно, он меня удивил, когда на крышу отвез. Заставил посмеяться рассказывая что-то из детства. Но разве из-за двух смешков, можно сделать вывод, что я превращаюсь в его фанатку?

Нет.

Определенно нет.

Лифт открывается на нашем этаже, закидывая меня в реальность, где на лестничной клетке стоит участковый в форме, а рядом с ним взъерошенная хозяйка.

Я замерла.

Такого и в страшном сне представить трудно, а тут жизнь.

Моя жизнь.

Надеюсь, Звягину в бобике отсюда увезли. Она заслужила такой вид такси.

— Явилась. — Лариса Игоревна тычет в меня пальцем. — Вот еще одна квартиросъемщица. Они вместе загадили мне всю квартиру, превратили ее в помойку, так еще и наркоманов привели.

Секундная заминка, которая не помогает, а дает возможность придумать еще миллион вопросов, на которые нет ответов.

— Здравствуйте, Лариса Игоревна. Добрый вечер. — киваю головой в сторону мужчины в фуражке.

— Она опять здоровается. — Фыркает женщина. — Кто мою квартиру отдраивать будет? Вы мне клялись, что водить никого не будете. Соседям мешать не станете. А что в итоге? А? Скажи нам, Наталь. Участковому будет интересно узнать, что вы здесь устраивали.

— Да мы ничего…

— Мне соседка еще пару дней назад звонила позвонила. Я приехать никак не могла. А тут представляете, вырвалась, приезжаю, а в моей квартире посторонние гуляют. Все стены сигаретами задымили. И, вообще, еще неизвестно, что они там курили. По ним так и видно было, что наркоманы. А подруга — вот этой. — и снова пальцем в мою сторону показывает. — Еще возмущаться начала, когда я всех за дверь выгнала. Аванс она требовать вздумала, пигалица какая.

— Младший лейтенант Жорин. — Ой, когда мужчина заговорил, мне прямо жутко стало. Я тут одна, между прочим, а их двое. Даже Звягиной нет. Сейчас все на меня свалят, и я крайней останусь. — Девушка, вы арендуете эту квартиру?

— Я? Д-да.

— Договор на какого составлен? — обращается он уже к хозяйке.

— Так они обе в нем вписаны. Там и паспортные данные есть, если вам нужен будет их домашний адрес. А, вообще, я сама их родителям позвоню. Чтобы они знали, кого вырастили.

— Подождите. Лариса Игоревна, вы сами видите, что я только вернулась. И я не в курсе, что здесь произошло. Может, сначала объясните, а потом начнете моим родителям звонить?

— Только посмотрите на неё. Можешь не делать такие глазки, в этот раз я на них не поведусь. Вместе гуляли, а как жареным запахло, ты улизнуть решила? Наверно слышала как соседка из подъезда участкового вызывала, так и убежала. Эх, ты. Я то думала, что ты спокойная, прилежная. Квартиру тебе доверила.

— Гражданка, помолчите. — Обращается к ней мужчина. — Девушка, вы были здесь, когда в эту квартиру начали приходить посторонние люди?

А теперь уже ко мне.

Блин, меня родители прибьют, если хозяйка позвонит им, и расскажет весь этот бред.

— Нет. Не была.

— Это может кто-нибудь подтвердить?

ПФ-ф.

Конечно.

Все те, кто здесь был.

— Виктория Звягина. Людмила Степашкина.

О чем я говорю?

Дура, ты Туська. Дура.

Они и слова в твою защиту не скажут.

— Степашкина это..?

— Не знаю я такую. Звягину знаю. Они вдвоем здесь жили. Только я её сразу выгнала, как только увидела всё это.

— А кроме этих двоих?

Да как я могу знать, кто может подтвердить, если я не знаю, кто здесь был, кроме этих двух идиоток.

Съездила называется на свидание. Хотя, неизвестно чтобы было, оставшись я дома.

— Я могу. Наталья со мной была весь вечер.

Корнеев, черт возьми, как же я рада тебя видеть у себя за спиной.

26

— Младший лейтенант, Наталья была со мной этим вечером. — Зачем-то снова повторяет Корнеев, только в этот раз, он говорит эти слова немного другим тоном. Таким, с которым лучше не спорить. Мол, барин озвучил, а холопы должны поверить.

Барин.

Хм.

А ведь и правда подходит.

Вот если еще раз меня пижамой назовет, буду знать, чем отбиваться. Надоело Корнеевым обзываться. Уже неинтересно.

— И она не имеет никакого отношения к гулянкам её соседки Звягиной.

Не имею.

Совсем никакого отношения не имею. Я, вообще, съезжать собиралась.

Для убедительности головой в разные стороны помотала.

— Не имеет она. Ну, конечно. — тараторит хозяйка, размахивая руками, и случайно задевая парня в погонах. Тот отходит от неё, закрывая свой блокнот. — Если бы она не имела, то давно бы уже позвонила мне и всё рассказала. Разве мне кто-нибудь звонил? Нет. Вы можете мои звонки проверить, и там ничего нет. А это значит, что они вместе в мою квартиру всякий сброд водили.

Хочу провалиться сквозь землю. Уже чувствую, как краснеют щеки, и во рту моментально становится сухо, как в самой раскаленной пустыне.

Я только недавно радовалась, что Корнеев в нужный момент появился здесь, а сейчас не хочу, чтобы он стоял рядом, и слушал все эти бредовые обвинения. Ой, стыдно-то как.

Мамочки…

Я уверена, что он потом подкалывать начнет. Надеюсь, про наркоманов, он ничего не слышал. Иначе, вообще, я буду вечно похожа на спелую помидорку.

— Я поэтому съезжать завтра собиралась. Конечно, нужно было вам позвонить и предупредить об этом, но как-то не подумала.

— Лейтенант, отойдем. — Барин — Корнеев по-свойски стучит мужчине по плечу, когда ведет его к лестнице. Оборачивается и подмигивает мне, словно он только что весь огонь на себя взял, а взгляд этот — последний в его жизни.

Шутник, блин.

Мне бы хоть грамм своего настроения передал воздушно-капельным путём, но нет, один веселится. Хоть и изображает серьезный, даже деловитый вид, но я-то вижу, как его зрачки пляшут.

Хотя, все равно молодец. Чувака с погонами увел от греха подальше. У хозяйки вон, как язык в разные стороны метет. Еще неизвестно, что ей еще в голову придет, и какую порцию гадостей она выльет на меня.

— Быстро забирай свои вещи. — Кричит Лариса Игоревна, как только мы одни остаемся.

— Сейчас же ночь. — Вообще-то, я за месяц заплатила, и мой срок еще не закончился. Какого черта я должна ночевать на улице?

— Я больше не собираюсь впускать в дом таких, как вы. Мне еще разгром этот устранять нужно. Кстати, а кто возместит ущерб разбитого зеркала? Кто? Мне его самой покупать?

— Меня здесь не было, и ничего возмещать я не буду.

Не собираюсь я снова из-за Звягинской задницы с деньгами своими расставаться. Лариса Игоревна хочет новое зеркало, так пусть берет и звонит самой Вики или ее родителям. Меня эти дела не касаются.

25
{"b":"665046","o":1}