ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Впрочем, неважно куда.

Главное, чтобы он меня не поймал на месте преступления. Будет немного стремненько, если он увидит, как я открываю комод с его трусами. Но я не открывала. Вернее, открыла, одним глазом увидела, что там находится и тут же закрыла, чтобы психику не травмировать. Мало ли что у него там под черными боксерами лежит.

Кобель же.

А они, как мы все знаем, домой всякий мусор таскают.

Но к моему огромному счастью, Корнеев меня не беспокоит. За это время я спокойно могла побегать по сайтам, чтобы убедиться, что я не просто так поживу некоторое время здесь. Новых объявлений нет, все старые я уже просмотрела, поэтому да, я правильно сделала, когда согласилась на предложение барина.

Конечно, намного лучше жить в этих хоромах, чем с посторонними людьми в хостеле, или еще хуже с мужиками — дальнобойщиками через стенку.

Закинув свои подушки на кровать, я бросила свою тушку на этот пуховый холм. Удобно устроившись, еще раз придирчивым взглядом оглядела помещение.

Эх, вот даже зацепиться не за что, чтобы сказать, что у Корнеева отвратительный вкус. Или на крайний случай он бытовая свинья, которую мир еще не встречал. Я даже специально стук пододвинула, чтобы пальцем дотянуться до люстры. На секунду представила, что я Лена Летучая, и провожу проверку этого «заведения», с целью после отъезда поставить жирный минус на лбу хозяина. Но нет, блин. Здесь оперировать можно. Я сама себя свиньей почувствовала, ведь к светильникам редко подхожу. Радовала одно — прибирается не он. Огорчало — мне еще предстоит встретиться с посторонним человеком.

Хм.

А если я сама с пылесосом по квартире бегать буду, Корнеев не расценит это, как попытку посягнуть на его невинный цветочек, с целью пересадить в клумбу загса?

Он может.

Выхожу из комнаты, в надежде, что хотя бы в этот раз мы сможем обговорить с брюнетом мелкие детали нашего короткого, но все же совместного проживания на одних квадратах. Нахожу быстро, перед этим, конечно, проверив ванную комнату. Ну, мало ли, вдруг прятки это его каждодневная игра. Но нет, барин лежит на диване, с пультом в руке и спит.

Он взял и уснул.

Я, значит, голову себе ломаю, переживаю, а барин в этот момент катается на единороге и перепрыгивает через барашек.

Замечаю, что он переоделся. Сейчас на нем синие спортивные шорты, и… Всё. Показ мод окончен. Не боится он себе всё застудить, ох и не боится. Хоть бы носки натянул. Но нет же. Пятками сверкает.

Ну вот. Опять не поговорили.

Человек дрыхнет, поэтому нужно уходить.

Вперед, Туся.

Иди уже и не пялься.

А как тут не пялиться? Передо мной лежачий мезоморф расположился. Вот тебе и плечи широкие, вот и мощная грудная клетка, а руки… ноги… Черт, да у него даже грамма жира нет. Где пивной живот и характерная складка, которая оттолкнуть от себя своим видом может?

Теперь нужно бежать, пока не захотелось до мышц дотронуться. Клянусь, бес уже начал на ухо шептать, что-то типа: «Дотронься. Он не укусит. Давай же, ты такое только по телевизору и видела.» И так паршивенько завывает своим мерзким голосом. Я еле ноги унесла, чтобы искушению не поддаться. А когда в комнату залетела, наконец-то выдохнула.

Фух.

Справилась.

Приставать к спящему не стала.

Умничка, Тусенция. Проверку на выдержку ты прошла с успехом. Но зря…

Хоть я и легла спать рано, но все равно умудрилась проспать. Радовало только то, что институт рядом с Корнеевским домом. Буквально два шага до гранитных залежей. Бегая из комнаты в ванную и из ванной в комнату, присутствие хозяина недвижимости я не заметила. А, когда уже собравшись, к двери бежала, то убедилась, что парень ушел. На полке лежала связка ключей, которой еще вчера там не было.

Мысленно поблагодарила его за это.

Вот несколько дней в институте не была, а такое ощущение, что целую вечность. Будто вернулась в прошлое, где мама только-только дала пинка своей дочери и отправила заполнять мозг новыми знаниями.

Такое ощущение, что все вокруг изменилось.

Первая пара пролетает незаметно. Я намеренно не села на свое прежнее место рядом с Викой. Подсела к нашей старосте Кристине Ершовой, и мне даже понравилось. Она с разговорами не лезла. Телефон в лицо не тыкала, показывая фотку Корнеева. Прям идеальная соседка. Теперь, когда маме буду снова врать, что с ней живу, буду с уверенность, говорить, что она лучшая. Меньше карму враньём испорчу.

— Звягина всей группе рассказала, как из-за тебя она без вещей осталась. — Говорит Ершова, после того как пара закончилась, а препод вышел из аудитории.

— Больше она ничего не рассказывала? — поворачиваю голову и смотрю на Вику, которая, как обычно, в гаджете своем залипала.

— He-а. Конечно, она не лично нам говорила. С кем-то по телефону, но слышали все. Угу.

Решила фиговой меня выставить перед одногруппниками? Ничего умнее придумать не могла, что ли?

— Теперь я враг народа?

Бывшая подруга, которая бросила на произвол судьбы и не помогла в трудной ситуации. Эх, сюжет тянет на мелодраму.

— С чего бы? Кто ж ей поверил? — Кристина улыбается, и закидывает тетрадь в свой рюкзак. — В столовую идешь?

Иду ли я подальше от Звягиной?

Пф-ф-ф.

Конечно, иду.

Только вот прямиком в столовую мы не идем. Сначала Ершова идет к расписанию, делая пометки в своем блокноте. Потом останавливается, чтобы сделать короткую запись в ведомости. И когда мы уже заходим в царство твердых булок и несладкого чая, то там обнаруживаем Звягину. И по самому идиотскому стечению обстоятельств, свободный столик есть только возле неё.

— Вот блин. — Бурчу себе под нос, но Кристина все равно услышала.

Оглядываюсь, в надежде, что все-таки где-то есть местечко. He-а. Придется спиной к спине с Викой сидеть.

— Да ладно тебе. — подталкивает меня вперед староста, и сама садится на стул, рядом с моей бывшей соседкой.

А она мне стала еще больше нравиться.

На автомате сажусь рядом, и высыпаю пакетик сахара в стакан с чаем.

— Тусь, у меня день рождения через несколько дней, придешь? — Спрашивает девушка, двигая ко мне тарелку с коржиком.

— Конечно. Буду рада… — и тут мы с ней по команде вздрагиваем от резкого крика Звягиной.

— С кем он был? — спрашивает она у неизвестной мне девчонки.

— Мне сестра рассказывала, что Даня в клуб пришел с какой-то блондинкой. Они с подругой к нему на входе подошли, а блонди их послала и разогнала.

Брехучие амазонки. Никого я не посылала.

40

Даже в мыслях не было вроде.

Единственная фраза в голове: «Приплыли».

— Так и заикой остаться можно. — Говорит Кристинка, и тут же забывает про недавний визг сирены. — Тусь, насчет праздника. С подарком можешь не заморачиваться. Я всё организую у себя дома. Посидим в тесном кругу.

— Хорошо. — на автомате отвечаю ей, не понимая, что мне только что сказали.

Я ж развесила Чебурашкины уши, и Вику подслушивала. Но там ничего интересного. Хорошо, что меня никто не знает. Не то бы Звягинский борщ был у меня на голове.

— Извини, еще раз. Где отмечать будешь?

Нужно будет не забыть купить подарок.

— Дома. Я всегда в этот день дома сижу. Традиция у нас такая.

— А родители?

Я точно знала, что Кристина живет с мамой и папой. Как-то Звягина гнала на нее, по поводу внешнего вида, который полностью не соответствует городской прописке.

По мне, так в самый раз.

Джинсы, кеды и футболка. Что еще студентам надо?

— Родители к бабушке пойдут, она у нас в соседнем доме живет.

— Твоя сестра не могла их сфоткать, что ли? — По столовой снова разносится Викин злой рык, напоминающий крик льва, который ногой на капкан наступил.

Эй.

Зачем фоткать?

Пожалуйста, пусть она скажет, что меня никто не фотографировал.

— Не знаю. — пропищала её собеседница. — Она еще говорила, что Назар там тоже был. Может, ты у него спросишь?

41
{"b":"665046","o":1}