ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Нет, я не собирался, общаться с тобой, чтобы твоя шизанутая подруга это увидела и от меня отстала. Ты так подумала?

Нет.

Кстати, а почему я так не подумала?

— Я подумала, что твоя самооценка величиной с китайскую стену немного пошла ходуном, после того как я не распласталась на асфальте возле твоих ног. И ты понял, что не перенесешь такого удара, поэтому и решил добить меня своим присутствием. Надеешься, что если я буду тебя чаще видеть и слышать, то постепенно превращусь в безмозглую курицу, выкрикивающую только твое имя? Даниил, как вы примитивны.

— По твоей фантазии сериалы снимать нужно.

— Думаешь, что ты самый умный? — Черт, как же меня раздражает, что он все мои слова мимо ушей пропускает. Еще одно подтверждение тому, что он для Звягиной идеальная пара. Плюс еще то, что Корнеев меня жутко раздражает, а если он сойдется с Викой, то я буду рада. Серьезно, я знаю свою соседку очень хорошо. И заранее представляю, что его ждет. У-ха-ха.

— Нет. Наоборот. Сейчас самой умной я тебя считаю. — Мы уже подходили к нужному мне кабинету, когда Корнеев приостановился. — В чём проблема, если я просто хочу тебя узнать?

— Ты? Просто хочешь меня узнать? Расскажи эту сказку, кому-нибудь другому. Я не такая идиотка, чтобы вестись на этот бред.

Какая-то долгая неловкая пауза.

Чего я в самом деле на человека наехала? Ну, говорит он про какое-то общение, да и пусть говорит. Я ж могла послушать и забыть. Вообще, на его слова внимания не обращать. Почему я, как пигалица малолетняя гавкаю на него?

И этого дочь военного?

Стыдно, Туся. Стыдно.

— Например, твоей подруге?

— Ага. Звягиной эта сказка понравится. Да она с ума от нее сойдет, запишет, и будет по ночам перечитывать.

Кстати, про Вику.

Я надеюсь, меня никто рядом с Корнеевым не видел, а то представить страшно, какой допрос соседка мне устроит, за нахождение рядом с ее мечтой. Надо по приходу домой на всякий случай спрятать зеленку под кровать. Соседки-соседками, но крышу у кое-кого иногда на километр уносит.

— По-моему, она и так уже чокнутая.

— Все мы не идеальны. Но ты бы присмотрелся. Я все-таки считаю, что вы с ней подходите друг другу.

Меня убили.

Взглядом расчленили на части, собрали кусочки, и по лесу их раскидали.

— Уж лучше сразу с камнем под воду. Значит я тебе не нравлюсь?

— Нет, Корнеев. Ты мне не нравишься. И мне не нравится твоё внимание. Свыкнись с этим, и забудь. Или для того, чтобы ты отстал, мне нужно извиниться, соврать, что я влюблена в тебя, и предложить руку и сердце?

— Нет. Обойдусь, но… — Секундная пауза, за которую Корнеев успевает осмотреть меня с ног до головы. — Еще увидимся, Натали.

Он уходит, а я так и продолжаю стоять с открытым ртом.

Конечно, мы увидимся. В одном институте учимся. А бегать я ни от кого не собираюсь.

Или…

А что он имел в виду-то?

Ладно, плевать. Чтобы понять Корнеева, нужно стать Корнеевым, а у меня так не получится.

На пару, конечно, я уже опоздала. И, как назло, её Стёпка вел. А он человек такой, который считает всех женщин — ничего не умеющими курицами, и их место на кухне сидеть, сковородки драить. Если на его предмет опоздаешь то всё, больше часа будешь слушать, про вакансии в Макдональдсе.

Вот поэтому я и решила домой уйти.

Из-за одного прогула меня не отчислят, зато я смогу морально отдохнуть в своей комнате, пока Вика на фотосессию поехала.

Ой, что будет, когда она поймет, что Корнеева там нет.

Так, мне точно домой надо ехать, чтобы все бьющиеся предметы попрятать. Она ж квартиру от злости разгромит.

Минут через десять я уже дверь открывала, и в тот момент мой телефон ожил. Скажу честно, первая мысль: "ОН звонит".

Но хвала Посейдону — это была мама.

— Доченька, привет. Как ты?

— Всё хорошо, мам. Домой только зашла.

Ой.

Зря я это сказала.

— Как домой? Почему домой? А занятия? Туся. Ту-у-у-ся-я-я. Черт.

Уж лучше бы звонил Корнеев.

9

— Мам, да не прогуляла я. Вернее, прогуляла, но у меня уважительная причина была.

— Интересно бы узнать причину эту самую, из-за которой моя дочь дома в учебное время сидит. Дело ведь не в парнях? Тусь, ты смотри, папу инфаркт накроет, если ты раньше времени, того…

— Чего, того?

Мне аж поплохело от этого многозначительного «того».

— Замуж выскочишь. А вот, о чём ты сама только что подумала, больше не думай. Рано тебе ещё. И парню своему передай, что сейчас в армии строго, а именно там он в случае чего окажется. Прям под надзором самого прапорщика Шведова. Предупреди — предупреди. Лишним не будет.

— Так, женщина, кто вы и что сделали с моей адекватной мамой? Какие парни? Нет у меня никого. Просто в столовой задержалась, и на пару опоздала. А там препод зверь. Уж лучше прогул, чем минутное опоздание. — Захожу в гостиную и по совместительству комнату Вики, и не замечаю, как прямо в динамик громко свищу губами.

— Туся! Оглушишь ведь. Когда-нибудь накажу отца, что свистеть тебя научил. Не дочь, а соловей. И никто со мной ничего не делал. Я просто переживаю. У тебя возраст сейчас такой, когда коленки сбиваются. А я хоть и понимаю, что всю жизнь опекать тебя не смогу, но по возможности попробую. И что у тебя там случилось?

— Вика. У меня мамуль, случилась Вика.

Родители познакомились с моей соседкой, спустя месяц, после того как мы с ней жить вместе стали. Я с утра, как обычно, на пары убежала, а Вика дома осталась, она как раз «отдыхала» после гулянки, по случаю дня рождения Люды Степашкиной. Конечно же, меня о приезде никто и не предупредил, так как сюрприз сделать хотели. Могу сказать сразу, что сюрприз прошел на ура.

Им дверь открыло лохматое чудище, это как мне потом Вика рассказала, про свой внешний вид, и начала доказывать, что служивых в квартире нет, а если они пылесосы продают, то её это не интересует. Причем здесь пылесосы, так никто и не понял, ведь папа в форме был, но соседка попыталась закрыть дверь перед их носом.

Это уж потом, папа своим командирским голосом рявкнул, и просто заставил Вику услышать его фамилию. Она услышала, запустила, и почти сразу же пожалела об этом.

Родные как увидела погром в гостиной, так и спустились по стенке. А уж пустую бутылку коньяка под диваном, папа мне до сих пор вспоминает, говоря, что если выпить захочет, то знает, где собутыльника найти. В общем, военный человек, и его жена, быстренько заставили Звягину окончательно протрезветь, и приняться за первую и последнюю в ее жизни уборку. Потом Вика еще клятвенно заверяла их, что она хорошая, просто жизнь иногда поганая.

Мои не поверили, но в мою жизнь лезть не стали.

— Тусь, может, уже съедешь от нее? Не понимаю я твоего желания там жить.

Я прошлась по комнате, но даже и не думала собирать с пола Викины разбросанные в разные стороны шмотки. С учетом того, что утром из квартиры выходили вместе, и такого не было, то и гадать не нужно — Звягина прибегала навстречу к своему комоду.

Ужас.

Она еще и марафетилась.

Небось, влезла в свое самое дорогущее платье, в котором ей дышать сложно, но красота, как она говорит, требует жертв.

Из-за этого Корнеева мне весь вечер и всю ночь придется через стенку слушать, её истеричный ор.

Она ведь с ним так и не встретилась.

— Что, мам?

— Она меня еще и не слушает. — бросает родительница. — Говорю тебе, съезжай.

— Мам, ну мы сколько раз с вами уже об этом говорили. Мне нравится эта квартира. В двух шагах от института, да и у меня комната своя.

— Тетя Таня…

— Тетя Таня живёт на окраине, у неё четыре кошки, и однокомнатная квартира. Отбирать спальное место у хвостатых плохая идея. Они мне потом по ночам в кроссовки мстить будут. Пока меня и здесь всё устраивает, — почти все, но маме и знать необязательно. — А ты чего звонишь-то?

Кстати, да. Мы в такое время дня обычно не созваниваемся. Я-то на учебе, а она в делах домашних.

8
{"b":"665046","o":1}