ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

–А что это за имя такое странное – Бурлиньк? Какое-то китайское, что ли?

Бурлиньк обидчиво надул губы и недовольно насупил брови:

–А что тебе не нравится? Или ты хотел, чтобы меня Андреем или Сергеем звали? Так у нас таких имён нету. А Бурлиньк у нас – вполне обычное имя. Такое же, как у вас – Степан.

Только после этого Стёпа сообразил, что его слова и не совсем приличные вопросы и в самом деле могут быть поняты неправильно. Поэтому он торопливо попросил извинения:

–Я не хотел тебя оскорбить или обидеть. Просто растерялся от всего этого. – Он, как недавно сам Бурлиньк, повёл вокруг рукой. – Извини.

На что Бурлиньк, совсем как старые знакомые Степана, беспечно махнул рукой:

–Да ничего! Я даже не обиделся ни капельки! Ну что, ещё вопросы есть?

Хоть Стёпе и показалось, что его новый знакомый слегка лукавит, утверждая, что тот на него совсем не обиделся, он всё же сделал вид, что поверил его заверениям. И, отвечая на заданный им вопрос, кивнул:

–Естественно! Я хочу о многом тебя расспросить.

На что Бурлиньк, снова начав улыбаться, также кивнул:

–Ну, тогда поговорим по дороге. Идёт?

ПОДВОДНАЯ ПРОГУЛКА

Стёпа растерянно спросил:

–А куда мы пойдём?

На что Бурлиньк, рассмеявшись, покачал головой:

–Нет! Мы не пойдём! Мы поплывём! Вот только сначала надо тебе перепонки между пальцев вырастить. – Он задумчиво посмотрел на ноги Стёпы. – И обувь тебе тоже придётся снять. Без неё лучше будет.

Пока Стёпа послушно снимал кеды и, связав шнурки вместе, вешал их на шею, Бурлиньк снова к нему прикоснулся. После этого мальчишка ощутил, что с его руками и ногами происходит что-то странное. А уже через мгновение он увидел, как за какие-то пару секунд между пальцев у него появились точно такие же, как и у нового знакомого, перепонки. А когда Стёпа посмотрел на ноги, то увидел, что и на них, между пальцев, появились складки кожи.

Мальчишка даже пошевелил пальцами ног, что вызвало новый взрыв смеха Бурлинька:

–Ха-ха! Не бойся! Они не навсегда! Как только ты вылезешь из воды, они тут же исчезнут! Ну, а пока ты здесь, мы сможем вволю погулять. И я тебе здесь всё-всё покажу! Ну, чего стоишь? Поплыли!

И, не дожидаясь, пока гость последует приглашению, Бурлиньк с силой оттолкнулся от песчинок-кирпичей, на которых стоял, и взмыл вверх. Стёпа только потрясённо смотрел, как его новый знакомый, совершив только одно-единственное движение руками и ногами, извернулся и, замерев на высоте в несколько своих ростов, со смехом спросил:

–И долго ты стоять будешь? Поплыли! У меня ещё куча дел! Но сначала я тебе обязательно всё тут покажу.

Не слишком уверенно, но всё же понимая, что у него обязательно должно получиться, Стёпа оттолкнулся от песка. Его тело, и в самом деле ставшее чрезвычайно лёгким, тут же взмыло вверх. И та лёгкость, с какой ему удалось подняться на высоту примерно в пять его ростов, заставила мальчишку рассмеяться:

–Блин! Здорово-то как! А куда мы поплывём?

Совершив ещё один замысловатый кульбит, Бурлиньк перевернулся через голову и остановился так, что его лицо почти нос к носу столкнулось с лицом Стёпы. Заметив, что мальчишка чуть испугался, подводный проказник снова засмеялся:

–Не бойся! Я же не первый день плаваю! Знаю, как нужно телом управлять! – И он тут же, видимо, желая доказать, что его слова не являются преувеличением, совершил ещё один замысловатый переворот. – А плыть мы можем куда угодно! Хочешь, можем под корягой поплавать?

Стёпа тут же представил ту самую корягу, про которую сказал Бурлиньк. И вспомнил, как он с другими мальчишками каждое лето на ней катались. И как им всем тогда было весело.

Эта коряга, как Стёпе рассказал отец, когда-то была деревом. Точнее – половиной его ствола. Той его части, которая находилась в самом основании этого дерева. Большого, толстого дерева. Но однажды оно умерло. Как сказал папа, скорее всего, оно умерло от старости. Во всяком случае, его никто не пилил. И никто не ломал его веток. И кору никто не отрывал, чтобы сделать из неё кораблики, которые так радостно бегут по бурным весенним ручьям.

И вот, когда это дерево умерло, его всё же решили спилить. Для того, чтобы никто не свалился с его сухих веток. Ведь такие ветки могут в любой момент сломаться. Хотя, как помнит Стёпа, любые ветки могут легко сломаться. Он и сам недавно свалился с дерева как раз потому, что одна из веток под ним сломалась. И он, под громкий смех друзей, рухнул вниз. К счастью, высота оказалась небольшая. Но плечо и спина ещё несколько часов после этого болели.

Как только умершее дерево спилили, его ствол тут же развалился на две части. И обе они стали использоваться детьми во время купания. Что ни говори, но то, что создала природа, намного лучше, чем делать плот специально.

Как рассказал Стёпе отец, одна из частей позже куда-то пропала. Наверное, её унесло половодьем. А вторая так до сих пор и плавает в пруду, даря купающимся мальчишкам ни с чем не сравнимую радость.

Не раз эта коряга во время шумных игр превращалась в пиратский корабль. Или в рыбачью лодку. Да и во многие другие виды плавательных средств. Её даже использовали в качестве качелей и своеобразной карусели. В общем, коряга доставила мальчишкам очень много радости.

А теперь, оказывается, он, Стёпа, может ещё и поплавать под этой корягой, так сказать, в виде рыбы. А это, как ему подумалось, может быть очень даже интересно.

Улыбнувшись, мальчишка кивнул:

–Давай! Только я не могу надолго остаться. Мама будет волноваться.

Бурлиньк с улыбкой пожал плечами:

–Ну, тогда давай поторопимся. Плыви за мной!

И, снова извернувшись с необычайной ловкостью, Бурлиньк поплыл в направлении середины пруда.

Стёпа, ни на секунду не задержавшись, последовал за ним. Но уже через несколько секунд, когда он слегка пообвык к новому для него способу передвижения, мальчишка догнал нового знакомого и поплыл с ним рядом.

Бурлиньк уверенно удалялся от мелководья. И Стёпа, поначалу всё же испытывавший что-то вроде сомнений, очень скоро полностью доверился этому крохотному подводному жителю. И, вместо того, чтобы и дальше терзаться сомнениями, полностью отдался новым для него ощущениям и впечатлениям.

А отдаться нашлось чему.

Да, он не раз видел на экране телевизора, как подводные пловцы, надев акваланги, погружаются в морские глубины. Видел, как эти самые пловцы, выпуская облака воздушных пузырей, осматривают кораллы и играют с дельфинами. Или даже хватают за хвосты зубастых акул.

Но одно дело – смотреть телевизор, и совсем другое – увидеть всё своими глазами. Хотя и телевизор чужими глазами смотреть никому не удастся.

Пока Бурлиньк уводил нового знакомого всё дальше и дальше от берега, Стёпа смог взглянуть на пруд, к которому уже давно привык, по-новому. И то, что он увидел, произвело на него глубокое впечатление.

Внизу, там, где по дну скользили две крохотные, размытые, и оттого едва различимые, тени, сначала лежали крупные кристаллы песка. Но очень скоро они сменились слоем ила. Который в обычное время ничего, кроме неприятного впечатления, у Стёпы не вызывал. Но только не в этот раз. Наверное, потому, что размеры мальчишки стали значительно меньше.

Ил, в обычное время представлявшийся, как обычная муть в воде, на этот раз явился в новом свете. Стёпа с удивлением увидел, что эта масса, лежащая на дне толстым слоем, на самом деле состоит из совсем различных частей. Например, на поверхности этого слоя лежат коричневые и даже почерневшие остатки травы и водорослей. Видны и торчащие из-под них ветки кустов и деревьев. А ещё в иле полно песка и ещё каких-то частиц, названия которых Стёпа не знает.

Но дно оказалось далеко не самым примечательным в новом для мальчишки подводном мире. Да это и естественно. Ведь есть же ещё и подводный лес! Который очень скоро вырос на пути следования двух крохотных пловцов.

Именно в виде леса Стёпа увидел торчащие из ила водоросли. Многоярусного, богатого и разнообразного леса.

3
{"b":"665188","o":1}