ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Под сотнями лучей солнечного прожектора подводный лес и вовсе выглядит завораживающе. Лучи, то появляясь, то исчезая, добавляют водорослям какой-то загадочности. Да к тому же и сами водоросли медленно колышутся в воде, словно кто-то большой и сильный качает их толстые стволы.

А между водорослей время от времени мелькают крохотные рыбки. Стёпа с друзьями привыкли называть их верхоплавками. Хотя, скорее всего, у них есть и какое-то другое, научное и очень сложное название. Но мальчишки, следуя примеру взрослых, предпочли оставить этим рыбкам то название, которые им когда-то дали из-за их образа жизни. То есть – у поверхности воды.

И вот эти-то рыбки, мелькая между медленно качающихся стволов водорослей, прибавили этому подводному лесу жизни. Причём – заметно прибавили. Однажды яркий луч высветил пиявку. Которая медленно проплыла мимо двух мальчишек. Видимо, отправилась искать того, кто позволит ей взять у него немного крови.

Очень быстро гибкие водоросли сменились такими, которые стояли, словно часовые. То есть, они оставались совершенно неподвижными. Даже когда крупные караси, начавшие попадаться всё чаще и чаще, задевали их сильными, толстыми телами. Только ил, осевший на острых листьях этих водорослей, начинал медленно падать на дно в виде мутных облачков. А когда солнечные лучи, собранные водяными линзами волн в яркий пучок, падали на эти облачка, они даже начинали выглядеть едва ли не нарядно. Во всяком случае, в эти моменты они не производили впечатления обычной грязи, скопившейся на дне пруда толстым слоем.

И вот, наконец-то, далеко впереди появилась большая тень. Да что там! Не просто большая. Тень показалась Стёпе просто огромной! Такой, что, будь он нормальных размеров, на месте этой тени поместилась бы вся их деревня вместе со школой и больницей!

Кивнув в сторону этой тени, Бурлиньк с улыбкой объяснил:

–Ну, вот мы и приплыли! Это и есть коряга.

ПОД КОРЯГОЙ

Стёпа со страхом посмотрел на отбрасываемую корягой тень. На то, как она, уходя вглубь, словно бы увеличивается в размерах. Хотя её и без того вряд ли можно было бы назвать маленькой.

Безуспешно пытаясь не выдать охватившего его волнения, Стёпа спросил:

–А, может, мы ещё куда-нибудь сплаваем?

Бурлиньк, конечно же, без труда поняв, какие чувства захватили его нового знакомого, с улыбкой пожал плечами:

–Можем и в другое место сплавать. Но и тут есть на что посмотреть. Вот я сода, например, часто заглядываю. Ты не бойся, тут нет ничего страшного. Я тебе сейчас всё покажу, и ты увидишь, что тут намного лучше, чем сначала кажется. Поплыли?

Стёпа, хоть всё ещё и сомневался, всё же кивнул:

–Поплыли.

Ну, не сознаваться же мальчишке в том, что его что-то могло испугать. И уж тем более, Стёпа никогда не признал бы, что его испугала какая-то там коряга!

Неторопливо шевеля руками и ногами, новые знакомые медленно поплыли вперёд. Когда тень начала наползать на двух крохотных пловцов, Стёпа почти физически ощутил, как это происходит. У него даже появилось чувство, что гигантская тень от коряги на самом деле их медленно, но верно поглощает. Всё существо мальчишки тревожно сжалось.

Правда, как только тень накрыла их полностью, это чувство ушло, не оставив и следа. Стёпа даже подивился тому, что оно у него вообще смогло возникнуть.

Ну, спрашивается, что тут может быть страшного? Да ничего! То есть – совсем ничего!

Стёпа ещё раз посмотрел наверх. Туда, где над его головой медленно скользила гигантская тень коряги. И, как только он посмотрел на этот обломок дерева без ожидания какой бы то ни было опасности, его ощущения разительно изменились.

Не осталось и следа тревоги. Без остатка исчез и страх. А на смену этим не слишком приятным чувствам тут же пришло любопытство. Да это и понятно. Ведь над головой проплывает ТАКОЕ!

То, то раньше Стёпа воспринимал как обычные выступы и трещины, теперь, при его новых размерах, превратилось в горы и провалы. Настолько они стали большими. Но даже и не это главное. А то, что под этой корягой, которая обычно представлялась, как обломок мёртвого дерева, на самом деле кипит жизнь.

Начать с того, что к самой этой огромной плавучей скале прилепились различные улитки и жуки. Да ещё и какие-то странные на вид паучки и многоножки. И вот в таком, «перевёрнутом», состоянии все эти существа настороженно замерли, наблюдая за Бурлиньком и Стёпой. Во всяком случае, у мальчишки сложилось именно такое ощущение.

Рыбы, которые до этого сновали вокруг двух крохотных пловцов, над их головами и под ними, под корягой отчего-то застыли, также настороженно следя за новыми гостями. Только их рты постоянно открывались и закрывались. Да ещё плавники изредка шевелились. Какие-то прозрачные существа, которых оказалось великое множество, похожие одновременно и на червей и на лошадей, извиваясь, медленно перемещались то вверх, то вниз. И не только под корягой. Просто теперь, после того, как путешественники остановились, Стёпа смог рассмотреть их более спокойно и во всех деталях.

Какие-то шарообразные, и тоже прозрачные, существа с одним единственным глазом и множеством ножек, которые постоянно двигались, также медленно опускались и поднимались внутри водной толщи. А внутри каждого из них билось крохотное сердце. И прозрачная кровь едва заметными толчками двигалась по трудно различимым сосудам.

И много ещё чего другого увидел Стёпа, пока вместе с Бурлиньком рассматривал жителей старого пруда.

Какое-то время мальчишка потрясённо смотрел на всё это подводное богатство. Ведь он и не подозревал, что в обычном пруду живёт так много различных существ. Пока что-то, какое-то движение на самом дне не привлекло его внимание. Что-то очень большое, и оттого – страшное, поднимая облачка мути, неумолимо двигалось куда-то в тёмную глубину пруда.

Заметив, что его новый знакомый смотрит вниз, Бурлиньк последовал его примеру. И, увидев то же, что и Стёпа, с улыбкой пояснил:

–Это Дедушка Рак куда-то пополз.

Потрясённо, что, учитывая все обстоятельства, совсем неудивительно, Стёпа спросил:

–Дедушка Рак? А разве в нашем пруду раки водятся?

Бурлиньк весело рассмеялся:

–Водятся! Не водятся, а живут! Точнее – живёт. У нас только один Дедушка Рак живёт. И, думаю, это хорошо. Потому что и его одного хватает, чтобы постоянно на всех недовольно ворчать.

Очень медленно, наверное, от растерянности, Стёпа выговорил:

–Ясно. А можно с ним познакомиться?

На что Бурлиньк беспечно махнул рукой:

–Не сейчас. Успеем ещё. Он тебе ещё надоест. Ему всё не нравится. То вода слишком мутная. То она слишком прозрачная. То тёплая, то холодная. Ему не угодишь. А, кстати, ты-то не замёрз? Не холодно?

Стёпа прислушался к собственным ощущениям. После чего, покачав головой, ответил:

–Нет. А почему, кстати? Ведь вода-то пока ещё холодная.

Бурлиньк, весело прищурив глаза, улыбнулся:

–Ну, мы-то же здесь как-то живём. Вот и тебе я постарался дать то же, что есть и у нас. Просто решил проверить.

Хоть Стёпа так ничего и не понял, он всё же многозначительно кивнул:

–Ясно. Ну, а с этими хотя бы поговорить можно?

Увидев, что мальчишка кивком указал на медленно ползущих по коряге улиток, Бурлиньк пожал плечами:

–Можно. Только они скучные какие-то. Всё время только о еде думают. И говорят только об этом.

Но Стёпа, естественно, уже его не слушал. Он понял только одно. А именно – с улитками можно поговорить. А это для любого мальчишки важнее, чем, например, оценка за домашнее задание. Да и как многое, многое другое. Ведь не каждый день предоставляется возможность поговорить с улиткой!

УЛИТКИ И КОМАРЫ

Бурлиньк торопливо догнал Стёпу и слегка тронул его за ногу. Тот испуганно оглянулся. Но, увидел, что это его новый знакомый, заметно успокоился. И, остановившись, дождался, пока Бурлиньк с ним поравняется.

Как только это произошло, мальчишка спросил:

–Ты чего?

4
{"b":"665188","o":1}