ЛитМир - Электронная Библиотека

— Не уверена, — ответила Брит. — Ну, увидимся в субботу?

— Буду там.

Выходя из магазина, я гадала, какие слухи ходят по городу. С тех пор как Эстер умерла, к ней приехали двое — Бью и эта женщина. Я подумала, не та ли это давно потерянная родственница, которую Бью искал.

Глава 6

Милли

Когда я подъехала к бару Салли, на стоянке было всего две машины. Это серьёзно единственное место, куда я могла пойти, пытаясь избежать бабушки, а после встречи с женщиной на заправке я не хотела приближаться к дому Миллеров. Мне нужно избавиться от жуткого чувства, и несколько глотков текилы, вероятно, сделали бы своё дело. В приятном уютном гудении было что-то такое, что заставляло переставать анализировать и переосмысливать каждую мелочь. Кроме того, разве так уж страшно увидеть дружелюбное лицо? Бриттани обрадовалась мне, даже Дейл был рад, может, если пробуду здесь немного, смогу извлечь из этого максимум пользы.

Я вспомнила о Бью, но тут же затолкнула эти мысли. Сейчас не время для романтических отношений с кем бы то ни было. Тусоваться со старыми друзьями — совсем другое дело. Может, заниматься обычными делами, например, сходить на вечеринку-предрожденчик будет самое то. Я знала, если попытаюсь вернуться в общество, бабушка отвлечётся от моего дела. Я вспомнила, как неуютно чувствовала себя здесь, впрочем, как и в Чикаго.

По крайней мере, я знала, во что ввязываюсь, возвращаясь в Харт. Я задумалась, зачем вообще вернулась. Уют, совершенство и близость я и тут не найду. Я тряхнула головой. Как бы мне ни хотелось чувствовать себя частью чего-то, в Харте этого нет.

В финансовом отношении я бы хотела остаться на несколько месяцев в Чикаго, пока искала работу. Меня уволили не по статье или за плохую работу, компанию продали и нас сократили. Я знала, что вскоре кто-то ответит на моё резюме. Но куда бы я хотела отправиться?

В Харте я оставаться не могу, но, возможно, приехала я сюда по какой-то причине, желая отвлечься от стремительного темпа, в котором жила последние пять лет. Я вздохнула, у меня начинался кризис среднего возраста, хотя я слишком молода для него. Мне очень нужна пара рюмок текилы. Просто необходимо перестать анализировать решения и передохнуть. В ближайшие недели мне хватит времени для самобичевания и сожалений, но сейчас ни время и ни место.

Я тяжёлой поступью медленно шла к входу в бар. А у двери замешкалась, этого ли я хочу? Напиться средь бела дня? И снова я анализирую. У меня нет работы, и я ни за что не отвечаю, какая разница, что я делаю?

Войдя в бар, я ощутила непреодолимое чувство ностальгии. Как часто я приходила сюда субботними вечерами с большим чёрным крестом на руке, ясно говорящим, что мне ещё нет двадцати одного, хотя все в городе точно знали возраст, лицо и день рождения каждого. Оттирать крестик в ванной было бесполезно, все бармены знали, как меня зовут, но это не мешало мне попробовать, по крайней мере, дюжину раз.

Я мысленно вернулась к караоке, похмельям по утрам и безумному двадцать первому дню рождения, который привёл к такому количеству бесплатной выпивки, что я провела следующие шесть часов в обнимку с белым другом.

Я огляделась, с тоской ожидая увидеть знакомые лица, но их не было. Здесь никого не было вообще, что немного необычно, уже два часа дня. Я села на стул у бара, решив, что подожду, пока кто-нибудь выйдет.

Стук высоких каблуков по бетонному полу разорвал тишину, эхом отдаваясь из задней комнаты. Наконец, источник звука возник за стойкой бара, и я почувствовала, как кровь стынет в жилах. Я не видела её машины, но женщина в тёмных очках стояла прямо передо мной, и нас разделяла лишь полированная деревянная барная стойка.

Она подалась вперёд, положив руки на стойку бара.

— И как долго это продолжается?

— Я вас знаю? — Возможно ли, что когда-то, в школе, я знала эту женщину? Может, она как-то изменилась, и я не узнала её. А может, она на несколько лет моложе меня.

— Ты и тот делец из дома Миллеров. Как долго вы вместе? — спросила она.

Я вдруг вспомнила разговор на заправке.

— Если вы здесь из-за наследства, могу сказать, что он с радостью передаст его вам.

— Ты меня подкупаешь? — Она отстранилась и вздёрнула подбородок, смеясь. Поразительный звук, лишённый всякого веселья.

— Не понимаю, что здесь происходит, но если в вашей что-то семье происходит, меня не вмешивайте. — Я встала, и табуретка заскрипела, скользя по полу.

Женщин схватила меня за руку, прежде чем я ушла.

— Не так быстро.

Я вырвала руку.

— Не трогай меня. — Я подошла к двери, бормоча себе под нос: — Больная. — Я услышала позади себя какой-то шум, но не обернулась. Внезапно женщина оказалась перед дверью, загораживая выход. — Отойди, — приказала я. — Не знаю, какого хрена происходит, и когда ты в последний раз принимала лекарства, но оставь меня в покое.

— Ты пытаешься защитить его, это естественно. Ты же считаешь, что он тебя любит, так все говорят, — сказала она.

— Чего? Ты бредишь! — Я рассмеялся. — Если ты ревнивая бывшая подружка или что-то в этом роде, не о чем беспокоиться.

В этом и дело. Должно быть, она следила за Бью у его дома, когда я уходила ночью. Она, вероятно, проследила за его машиной до моего дома, выяснила, кто я, а затем приехала за мной сюда. Как только доберусь до машины, поеду прямо в полицейский участок. Эта женщина неуравновешенная, и кто-то из правоохранительных органов должен её навестить.

— Я не встречаюсь с такими, как он, — сказала она. — И ясно, что ты ему дорога, иначе у тебя были бы следы укусов повсюду.

Теперь я ещё больше сбита с толку, но не хотела объяснений.

— Леди, отойдите.

— Или он предпочитает пить из места интимнее? — спросила она.

— Ты не в своём уме, а теперь отойди с дороги, или я закричу.

— Давай, здесь только ты и я, милая. — Она хрустнула костяшками пальцев и повела плечами, словно расслаблялась перед боем. Я отступила. Эта женщина совсем сбрендившая. О чём, чёрт возьми, она говорит? О каких укусах речь и почему она думала, что у меня были какие-то отношения с мужчиной, которого я видела только один раз?

— Ты неправильно меня поняла. Что бы ты ни думала, между мной и Бью ничего нет. Мы лишь вчера познакомились. Я застряла в грязи и попала в беду. Он помог мне выбраться, затем отвёл к себе, где я помылась. Больше ничего не было и не будет. А теперь отойдите, и я оставлю в покое тебя и его. Всё закончится прямо здесь.

— Если бы всё было так просто, но я уже давно гоняюсь за ним. — Она двинулась на меня. Я отходила всё дальше, боясь оторвать от женщины взгляд. Может, она и сумасшедшая, но точно всё просчитала. Я врезалась в стул и почувствовала острую боль в бедре. На долю секунды я опустила взгляд и прижала руку к месту удара, а когда снова подняла голову, заметила вспышку чего-то блестящего и почувствовала острую боль в шее. Я попытался открыть рот, закричать, оттолкнуть от себя эту сумасшедшую, но не могла пошевелить конечностями. Я упала на пол и запаниковала, теряя сознание.

***

В голове пульсировала боль, а в рот будто напихали горсть ватных шариков. Состояние в десять раз хуже самого страшного похмелья, за исключением отсутствия тошноты. Я предполагала, что это уже что-то.

Я попыталась пошевелить руками и ногами, но поняла, что меня связали. И это стало странным облегчением. Последнее, что помнила — я не могла двинуть конечностями. Факт, что я могла двигаться и меня просто связали, странно успокаивал. Я осмотрелась и обнаружила, что темнота вокруг — это заднее сиденье автомобиля. Я застонала, осознав, что, должно быть, нахожусь на заднем сиденье машины этой сумасшедшей.

— Очнулась.

Я поёрзала, пока не села, но тут же пожалела об этом. Голова запульсировала сильнее. Щурясь, я посмотрела на переднее сиденье, где сидела моя похитительница, смотря вперёд и не заботясь о том, что я делаю сзади. Я несколько раз моргнула, чтобы рассмотреть что-нибудь за окном.

6
{"b":"665515","o":1}