ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сердце Сумрака
Темное время
Лунное искушение
Большая книга ужасов – 79
Последние истории
Как избавиться от наследства
Семь сестер. Сестра ветра
О да, босс!
Плотность огня

— Очень долго.

— Я же тебе говорила, — сказала я. — Между нами ничего нет. Мой плен ничего не изменит.

— Я слишком мягко с тобой обращаюсь. Ошибка новичка, — сказала она больше себе, чем мне.

Мне стало ещё страшнее. Я фактически видела, насколько она непредсказуема. Она выбрала отдалённое от дома Миллеров место и вне досягаемости любого фонаря, кроме того, что висел, вроде как на амбаре. Если бы не этот свет, я бы ничего не видела. Такое чувство, будто она выбрала это мест специально, чтобы оказаться в более выгодном положении. Странно, что я начинала понимать причины того, что она делала. Но это не означало, что я верила ей. Хотя, должна признаться, я думала, что скорее поверю в то, что Бью вампир, чем в то, что он придёт за мной, основываясь на странных теориях этой женщины.

Сумасшедшая выхватила из-за пояса металлическую рукоятку и потянула, обнажив короткий нож.

— Помнишь, я говорила, что не убью тебя?

У меня сердце бешено колотилось в груди. Вот и всё. Я здесь и сейчас умру.

— Эй-эй, давай не сходить с ума и всё обдумаем. Ты ведь не хочешь меня ранить.

— Не хочу, но нужно, — ответила она, проводя лезвием по моему предплечью.

Я вскрикнула, когда по телу пронеслась жгучая боль. Я разрыдалась и начала брыкаться, изо всех сил извиваясь и пытаясь сбежать. Из-за связанных рук и ног, я плюхнулась на землю. Кряхтя, я снова села и посмотрела на кровь, текущую по руке, чувствуя лёгкое головокружение.

— Ты психичка! Отпусти меня!

Сумасшедшая опустилась передо мной на колени.

— Пока он не придёт за тобой, я буду каждые пять минут резать твоё маленькое тельце. Так что если есть какой-то способ позвать его, стоит так и поступить. — Я плюнула ей в лицо. Она покачала головой, вытерла слюну и отошла от меня на несколько шагов. — Я серьёзно. Не хочу делать тебе больно, но так и будет.

Внезапно я почувствовала неуверенность в своей безопасности. Повезёт, если я переживу эту ночь, если меня никто не найдёт.

— Помогите! Если кто-нибудь слышит меня, помогите мне! — Сумасшедшая залепила мне пощёчину. Щеку опалила боль, когда я повернулась к женщине. — Знаешь, тебя лечить нужно.

— Попробуй ещё раз. — Она крепче сжала нож, слегка повернув лезвие так, чтобы оно отражало свет.

— А как же то, что ты меня не убьёшь? — спросила я.

— Я тебя ещё не убила, хватит ныть.

— Помогите! — закричала я во весь голос, понимая, что мне нужно выбраться. — Помогите!

На этот раз удар пришёлся по переносице, посылая стреляющую боль по щекам, в глаза и в затылок. Я закричала, рефлекторно пытаясь поднять руки к ране. Но они связаны за спиной. Застонав и захныкав, я наклонилась и прижала повреждённый нос к коленям. Я плакала, а перед глазами вспыхивали белые пятна. Судя по агонии, сумасшедшая мне нос сломала.

— Я сказала тебе прекратить.

Я не поднимала головы, отчасти потому, что пыталась справиться с болью, а отчасти потому, что не хотела, чтобы женщина видела мой страх. Сейчас лучше, если бы она подумала, что я сдалась.

По крайней мере, я ещё сильнее захотела сбежать. Не поднимая головы, я снова начала распутывать верёвки. Должен же быть способ освободить руки. Узлы туго затянуты, и верёвка врезалась в кожу, добавляя боли к уже израненному телу.

Решив, что освободить руки не получится, я начала ощупывать землю. Должен же быть камень или что-то острое, чем можно воспользоваться. Я вздрогнула, когда нащупала что-то невероятно острое. Казалось, это разбитая бутылка. Можно ли заработать столбняк от разбитого стекла? Я старалась ясно мыслить, не думать о ранах и о том, что открытые раны покрыты грязью и микробами.

Изо всех сил сжимая стекло, и не обращая внимания на порезы на пальцах, я начала пилить верёвки. Когда удалось немного ослабить узел, маленький проблеск надежды наполнил грудь.

Если мне удастся разрезать путы, смогу сбежать. Может, мне удастся выжить. Или, может, я проткну осколком стекла эту женщину, стоит ей подойти слишком близко. Я хоть и пацифист, точно не хотела, чтобы мне снова делали больно.

Время, казалось, замерло. Я вдавила лицо в колени, стараясь спокойно дышать, пока делала крошечные движения стеклом по верёвке. Услышав приближающиеся шаги, я спрятала стекло в ладони, затем медленно подняла взгляд, не в силах сдержать вызов в нём.

— Плохие новости, прошли пять минут.

— Я же говорила, что он не придёт, — сказала я, удивляя себя спокойствием.

— Я тебе не верю. — Она взяла нож и рассекла мне второе предплечье. Я вздрогнула и задержала дыхание от боли, отказываясь кричать. — Рада, что ты уяснила урок, — заметила она, прежде чем отвернуться от меня и сделать несколько шагов по поляне.

Удовлетворённая тем, что сумасшедшая игнорирует меня, вероятно, не считая угрозой, я продолжила резать верёвку. Я чувствовала, что она становится тоньше, но не полностью. Мне нужно больше времени, которого у меня не было. Кто знает, где психичка в следующий раз меня порежет. Нужно освободиться в течение следующих пяти минут.

У меня пульс участился, и пот катился по спине, но я сделала несколько неглубоких вдохов, говоря, что боль не реальна. Когда выберусь, сразу отправлюсь в больницу или прямиком к бабушке, чтобы принять ледяную ванну. Хотя сначала, я бы с удовольствием искупалась бы в антисептике.

Верёвка начала натягиваться, и я почти её разорвала, когда снова услышала шаги. Выругавшись себе под нос, я обхватила стекло и посмотрела на похитительницу.

— Ещё пять минут минули, пора думать, что дальше. Руки уже порезаны. Наверно, пришло время сильнее твоё миленькое личико. — Она усмехнулась. — Синяки уже красуются у тебя под глазами.

Она придвинулась, держа нож наготове, но мешкала, словно не была уверена, что на этот раз резать.

Я не знала, хотела ли она мне навредить или нет. Наслаждалась она происходящим или нет, но было всё равно.

Я прикусила внутреннюю сторону щеки и уставилась на неё. Какой бы сильной я ни хотела казаться, страх ледяными пальцами сжимал позвоночник. Сумасшедшая сделала ещё шаг, и я затаила дыхание, ожидая пореза.

Глава 8

Милли

Я зажмурилась, когда страх взял надо мной верх, и приготовилась. Один вдох, два вдоха, три, четыре. Но сумасшедшая так и не порезала меня. Открыв глаза, я увидела, как что-то или кто-то врезался в охотницу. И этот кто-то был гораздо крупнее женщины. Она вывернулась из-под него, и хотя я не хотела в это верить, знала — именно моего спасителя она ждала всё это время.

Сколько бы раз я ни говорила, что он не придёт, как бы ни верила в это сама, очень удивилась тому, что он здесь. Будто на каком-то уровне я знала, что он придёт. И это бессмысленно. Он не должен был приходить и даже не знает меня. И всё же он здесь, сражался с женщиной, которая накачала меня наркотиками и пытала. Её тело с глухим стуком упало на землю. Она поднялась, затем присела на корточки в атакующей позе, но ждала, напрягшись, как пружина. Бью бросился на женщину, и она кинулась на него, держа кол в руке. Женщина искренне верила, что столкнулась лицом к лицу с вампиром.

Закатив глаза, я с удвоенной силой начала резать верёвку. Пальцы уже онемели, что, на мой взгляд, было лучше, чем испытывать боль от сотен крошечных осколков стекла. Мне всё труднее было удерживать этот кусочек. Наконец, последние ниточки поддались, и я с облегчением вытянула руки перед собой, начав разрезать верёвки на лодыжках.

Я не хотела останавливаться и осмотреть себя. Прямо сейчас мне нужно выбраться отсюда и помочь Бью одолеть безумную. Разрезать верёвки на лодыжках вышло намного быстрее, так как больше не стоило скрываться, и я видела, что делаю.

Когда вдали послышались звуки драки, я перерезала последние нити верёвки и освободила ноги. С усилием мне удалось перекатиться на четвереньки и заставить себя встать. Я пошатнулась, земля казалась очень неровной из-за травм. Делая маленькие вдохи, я попыталась оттолкнуть головокружение и, осторожными шажками, пошла вперёд.

8
{"b":"665515","o":1}