ЛитМир - Электронная Библиотека

Рождественская история

Данную новеллу можно читать отдельно, но стоит отметить, что «Никто не сравнится с тобой» является продолжением бонуса к роману «Плюш».

Даниэль и Шон познакомились два года назад, когда оба участвовали в «операции тайный Санта». Один день проведенный в компании друг друга – на этом их история, казалось бы, закончилась. Но все только начинается.

Потерянное письмо, волнение на первом свидании, много поцелуев, чувственное притяжение героев – это романтическая новелла наполнена духом Рождества и новогодним настроением. Даниэль и Шон влюблены и этим все сказано.

ДАНИЭЛЬ

Сегодня будет длинный день, – это первая мысль, с которой я просыпаюсь, услышав будильник. Моя соседка по квартире уже проснулась, судя по негромкому звуку телевизора, доносящегося из гостиной.

Потянувшись, я сажусь в кровати и несколько секунд сижу, уткнувшись лицом в ладони. Мне удалось поспать четыре часа и два из них я только пыталась заснуть. После холодного душа я чувствую себя почти бодрой. А после чашки кофе буду прежней. Ненавижу такое состояние.

– Доброе утро. – Сильвия улыбается, на секунду оторвавшись от своего дела. – Кофе на столе. – И она снова принимается красить ногти на ногах.

– Ты лучшая, – бормочу я и бросаюсь в крохотную кухню, которая отделена от гостиной небольшой деревянной стойкой.

Нам повезло снять этот небольшой таунхаус два года назад. До этого мы снимали квартирку в кондоминиуме недалеко от колледжа, но аренда была просто запредельной.

– Какие планы на сегодня? – доносится голос Сильвии.

Я возвращаюсь с чашкой кофе и забираюсь в голубое крутящееся кресло напротив дивана, где сидит Сильвия.

– Сначала в колледж, нужно пробежаться по списку претендентов и уже что-то решить. Нам нужен работник уже после праздников. Я записалась на курсы к Гибсону, поэтому в этом семестре буду уходить из библиотеки на тридцать или сорок минут раньше. Потом я обедаю с миссис Розенберг, сбор средств для летнего лагеря стоит начать как можно скорее, время идет очень быстро. Ну а после я еду на ярмарку, наверное, все же опоздаю, но ребята справятся.

Сильвия внимательно наблюдает за мной, пока я пью кофе, поджав колени, и смотрю утренние новости. Там как раз показывают репортаж про рождественскую ярмарку.

– Сегодня сочельник, Дани, – говорит она, и в ее голосе слышится укор. – Могла бы и расслабиться. Едем сегодня с нами к Терри на вечеринку? Будет здорово.

Мы познакомились с Сильвией два с половиной года назад, когда обе искали более удобное жилье. Она развесила объявление по всему кампусу, и я на него откликнулась. Как и десятки других студентов, но я оказалась подходящей кандидатурой, как и она для меня. Мы ни разу не ссорились из-за грязной посуды, разбросанного белья и прочей бытовой мелочи, просто потому что таких ситуаций не возникало. Каждая из нас ценила чистоту, личное пространство и все в подобном роде, поэтому мы стали идеальными соседками. Лишь позже мы стали подругами.

Когда у Сильвии появился парень, а потом второй, она усадила меня на диван и в вежливой форме попросила разрешения, чтобы периодически он оставался у нас. У меня не было повода отказывать, потому что в принципе я не социопат, и вообще она имеет на это право. Впрочем, как и я.

Короче говоря, с Сильвией никогда не было проблем.

Сейчас я отвечаю на ее просьбу сочувствующим движением плеч.

– Не могу обещать. Я приеду с ярмарки слишком уставшей. Мне не сразу удалось заснуть прошлой ночью.

Вчера я допоздна засиделась за компьютером, выбирая новый дизайн для сайта, который мы создали с ребятами для новой кампании по сбору средств для детей с ограниченными возможностями.

– Ой, прости, – искренне сожалея, произносит Сильвия. – Мы вели себя слишком громко?

Она имеет в виду, слышала ли я скрип кровати и тихие стоны, доносящиеся из ее спальни?

Конечно, слышала. Стены здесь слишком тонкие. Но уснуть я не могла все же не по этой причине. В конце концов, я просто могла заткнуть уши наушниками.

– Все в порядке, – хихикнув, отвечаю я. – Я пью слишком много кофе. В этом моя проблема.

Я поднимаюсь с кресла и иду на кухню ополоснуть чашку.

– Не ври себе, – доносится до меня голос Сильвии. – Тебе нужно расслабиться.

Возможно, она права. Но я действительно люблю то, чем занимаюсь. Очень часто я трачу больше, чем зарабатываю, что не слишком разумно, учитывая мое стремление жить самостоятельно. В грядущем новом году я окончу колледж, и мне уже нужно будет прочно вставать на ноги прежде чем конкретно заниматься благотворительностью. К моему великому удовольствию у меня имеется поддержка и друзья, которые могут помочь, так что я полна надежд на стремление великих открытий.

Я, конечно, загнула, но получение долгожданного диплома и подбрасывание вверх шапочки подталкивают к чересчур уж позитивным мыслям.

– Вчера я расслаблялась почти весь день, – парирую я, вернувшись в гостиную. – А сегодня у меня дела. Так Кайл уже уехал?

– Да, – отвечает Сильвия, любуясь своим педикюром. – Сегодня он весь день работает, а завтра мы вместе едем к его старшей сестре. Представляешь? Я надеюсь на завтра у тебя не запланировано тысяча филантропских дел?

Я фыркаю, сложив руки на груди.

– Нет такого слова.

– Есть, – дерзит Сильвия, скорчив рожицу и откинув со лба прядь темных волос. – Завтра Рождество.

Об этом сложно забыть, сколько бы дел ты не запланировал. На самом деле я не знаю, что ей ответить. Есть ли у меня планы на Рождество? Если честно, то нет.

– Ну, – начинаю я, присев на краешек дивана. – Папа зовет меня на обед.

Сильвия одобрительно кивает.

– Вот и здорово.

Но я с этим не соглашусь. Нет, я люблю отца. Очень люблю. У нас всегда были прекрасные отношения, даже после того, как они развелись с мамой, когда мне было почти шестнадцать. Я была уже достаточно взрослой, чтобы понять, что иногда любовь проходит и единственный способ – это расстаться. Вскоре отец снова женился и в этом не было ничего криминального. Вот только мои отношения с мачехой никак не складывались. Если честно я до сих пор пытаюсь понять, что я ей вообще сделала плохого? Однажды папа пригласил меня поговорить и усадив напротив себя в своем кабинете, мягко намекнул быть дружелюбнее по отношению к Саре. Я только хлопала глазами, так и не поняв в чем дело. Чем больше я пыталась доказать, что не имею ничего против нового брака отца, тем больше Сара меня ненавидела. Не желая участвовать в бесполезных спорах и тем более устраивать их, я просто-напросто стала все реже и реже навещать их, чему Сара бесконечно рада, а папа недоумевает.

Зато меня любит Гарри – муж мамы. Правда они живут в Оттаве, и к Рождеству я туда уж точно не успею.

– Да, точно, – быстро говорю я, не желая признаваться, что мой завтрашний вечер наверняка будет выглядеть жалко.

Хотя есть еще варианты провести завтрашний вечер с друзьями. Не все могут позволить себе уехать домой в праздничные дни.

Вернувшись в свою комнату, я беглым взглядом осматриваю обстановку. Довольно редко я позволяю себе устроить кавардак. Сейчас моя кровать с сиреневым бельем выглядит так, словно на ней спали несколько человек. На узкой трехъярусной полке книги лежат как попало. Одежда одним сплошным комком валяется в кресле-качалке.

Когда я превратилась в такую неряху? Быстро убираю одежду в корзину для грязного белья, прибираю кровать и взглянув на время, привожу себя в порядок.

– Не забудь свои оленьи рожки, – напоминает мне Сильвия, когда я выхожу из спальни и на ходу натягиваю ботинки и куртку.

– Спасибо. – Я хватаю со стола ободок с игрушечными оленьими рогами и запихиваю их в свою сумку.

Роджер отправил мне пару сообщений, что ждет меня, а у меня едва хватает времени обвить вокруг шею огромный шарф. Мои длинные светлые волосы спутались в круговороте этого шарфа. Чертыхаясь, я едва укладываю намагниченные волосы и покрываю их черной фетровой шляпой, которую недавно купила себе в H&M.

1
{"b":"665995","o":1}