ЛитМир - Электронная Библиотека

Я поплевала на ладошки, к в мультиках и стала дергать еще сильнее, пока не накрыла тьма. Крыша и без того плохо стоявшей палатки окончательно рухнула — я запуталась в собственном полевом жилище. Белый Волк тоже отразил перемены «погоды в доме», выпустил спальник и нашарил мою ногу, после чего, не стесняясь, слился в пылком поцелуе с коленом. Я заверещала, переходя на высокие чистоты за минимальный период, выдергивая ногу и пытаясь выбраться из этого лабиринта ткани. Ощупывая дорогу я наткнулась на спасительную руку, которая, крепко ухватив, вытащила в один рывок обратно в ночной воздух.

Надо мной раздался оглушительный смех лидера скояʼтаэлей. Йорвет стоял на четвереньках, держась одной рукой за живот, поэтому почти ползал по вытоптанной низкой траве, не в силах успокоится. Я надула губки — тоже мне благодетель нашелся — отвернулась, размышляя, как теперь правильнее поступить. Геральт заворочался в палатке, наматывая многострадальные ткани на себя, и через пару секунд перед нами предстала палаточная мумия, барахтающаяся по земле, причмокивающая сама с собой, периодически, храпя, как взрослый лабрадор. Увидев это, Йорвет окончательно заржал, распугивая (или, наоборот, приманивая) всех чудовищ в округе. От такой картины я тоже улыбнулась, но, вспомнив, что я — вообще глубоко обиженное создание, накинула на себя вновь строгий вид. Эльф успокоился и теперь внимательно следил за продолжением цирка — как пойдут события дальше.

Решив, что я — женщина и значит должна жить в тепле, я просто поползла в соседнюю палатку, которая, официально была закреплена за Йорветом. Залезая внутрь, я отметила, что спальное место тут одно — циновка, а сверху не очень теплое одеяло. Ну, кто успел, тот и съел, как говорится. Лесному партизану не привыкать спать где попало. Я быстро скинула сапоги и залезла под одеяло, накрываясь с головой прежде, чем полог палатки открылся.

— Не помню, чтобы я тебя приглашал, — грозно сказал лидер Белок, пытаясь рвануть одеяло на себя. Я вцепилась в единственный ближайший источник тепла на всю ночь, пытаясь удержать ровно над своей головой и стараясь при этом особенно не смеяться. Бросив это дело, эльф легонько шлепнул по ноге: — Выметайся.

— Выгонять девушку на улицу в такую ночь, — горестно произнесла я, разворачиваясь и пряча место удара к стене. — Где твои манеры?

— Отлично, — уже более спокойно проговорил Йорвет. — Тогда двигайся.

— Еще чего, — фыркнула я из-под одеяла.

— Это мое место.

— Не аргумент.

— Вот как.

Ожидая подвох, я сжалась всем телом, думая, откуда придет атака злобного эльфа. Скояʼтаэль задрал одеяло с ног до, примерно, уровня груди и накинул вторым слоем на голову. «Так и лежи» — услышала я, и прежде, чем задергала ногами, эльф сел на них сверху, придавливая своей немаленькой (что странно для такого дрища) массой. Преспокойно задрал куртку, оголяя мой животик. Я попыталась выбраться из одеяла, за что сразу же получила на голову еще и его кафтан. Не теряя времени даром, эльф провел языком по ореолу пупка, потом прошелся губами по животу, поднимаясь вверх.

— Ты что делаешь? — я откинула одеяло и куртку в сторону, смяв их в один большой ком. — Ты тоже грибов обожрался?

Передо мной возникло довольное скуластое лицо, один взгляд на которое был красноречивее всяких слов. Да, определенно, объелся. Если он назовет меня Саскией, но все, прости-прощай, Йорвет, ты был плохим товарищем и еще более отвратительным другом. Ты не представляешь, на что способна одна маленькая хрупкая девушка в гневе.

Но эльф улыбнулся, и сразу стало на все глубоко индифферентно — Геральта сейчас и пушкой не разбудишь, а больше тут никого нет. Можно расслабится, хоть на секунду забыть и о сегодняшней битве, и о том, что между нами стеной с ковром стоит Аэдирнская Дева, которая где-то там, далеко, пусть и глубоко в душе, тоже любит его. Умеет же Йорвет менять настроение одним мимолетным жестом. Ах, любовь-любовь, что ж ты со мной делаешь, паскуда такая?

Йорвет нагнулся ко мне и у самых губ произнес:

— Привет, Ани.

— Привет, — так же ответила я и сама потянулась к нему. Наши губы встретились. Он буквально впился в меня, сразу же углубляя свой язык в самые дали, проводя им по небу, цепляя мой собственный с бешеной скоростью, словно сейчас кто-то возьмет и уведет меня на расстрел. Я отвечала с не меньшей пламенностью — в отличии от Йорвета, у меня эльфа действительно могут отобрать — слишком много факторов, хотя бы, и он сам, к примеру. Наконец, мы оторвались друг от друга — и тут сознание, только что приглушенное обаянием эльфа, начало просыпаться.

Йорвет взял мои очки за оправу, осторожно снял и положил куда-то, вновь прижимаясь, на этот раз не задерживаясь на устах, спускаясь все дальше вниз, пробегал губами по шее, и остановился только лишь в районе декольте майки. Любое прикосновение напоминало о карусели — меня раскручивало, мир вокруг уплывал, играя совершенно новыми красками. Мои пальцы скользнули по бандане, вцепившись туда, где в теории должны были быть волосы, призывая продолжить утаскивать меня в омут.

Поразительно послушавшись, эльф задрал мою майку и чуть стянул бюстгальтер, высвобождая грудь и припадая к ней. Руки требовательно потянули рубашку эльфа на себя — не хочу больше изображать из себя бревно, мы на природе, придут еще бобры, определят на стройматериалы для плотины и не будет больше никакой романтики. И тут Йорвет тоже сделал вид, что очень послушный — нехотя отрываясь, от рывком стянул с себя лишний предмет гардероба, обнажая в меру подкачанные, но не имеющие большого объема мышцы, от вида которых меня бросило в жар. Я сама прильнула к его груди, привставая, пытаясь поцеловать каждый миллиметр приятного тела — шея, ключица, крепкая грудь — все это сейчас принадлежало мне, чем я безраздельно властвовала, и никто не сможет сейчас у меня это забрать. Подумав об этом, я осторожно закусила бледную кожу, после чего резко поднялась к линии шеи и впилась туда, не хуже вампира, оставляя засос на память. Счет 2:2.

Не ожидавший от меня такой страсти Йорвет расслабился и, обхватив руками, в один рывок поменял нас местами — я оказалась сверху, продолжая при этом изучать открывшееся пространство. Эльф откинулся на спину, только руки продолжали бродить по спине в поисках застежки. Эти действия мне безумно понравились, ведь они такие нежные и немного похожи на массаж. Я сначала спускаться по телу ниже, обводя языком каждый кубик торса, заводя его в пупок и продвигаясь еще ниже, останавливаясь лишь на линии штанов, которые уже заметно жали эльфу в известном месте. Значит, ему тоже не противно, во всяком случае. Хорошо, а если…?

Я аккуратно потянула за шнуровку, поднимая, наконец, взгляд на него. Йорвет закрыл глаз, лицо скояʼтаэля невероятно прекрасно, не смотря на все шрамы, отражает гамму эмоций — наслаждение, желание, безудержную симпатию к моей персоне. Приятно, черт возьми. Осознав, что я замаялась, эльф чуть приподнялся и вскинул одну бровь: «Если ты сомневаешься, мы можем прекратить сейчас» — почти беззвучно прошептал любимый, но, противореча сам себе, потянулся за поцелуем. Я ловко увернулась и принялась расслаблять шнуровку, доставая его разбухший член. О да, если мы сейчас прекратим, это будет иметь весьма интересные последствия.

Я провела рукой вверх-вниз, аккуратно, стараясь сильно не давить. В ответ раздался глухой стон, хриплый, протяжный. Улыбнувшись, я прикоснулась губами к головке, проводя по ней языком, ища наиболее эрогенную часть. В волосы мне вцепилась рука, то почти царапая ногтями кожу головы, то нежно поглаживая. Выпустив горячий член изо рта, я осторожно провела языком вверх-вниз по стволу, за что была вознаграждена еще одним стоном.

Подняв взгляд, я осознала, что для него это, что-то вроде восхитительной пытки, и больше всего ему хочется засунуть свой аппарат в самую глубину моего рта. Чувство власти именно над Йорветом, великим и ужасным, приводило в возбуждение и заводило еще больше. Обхватив член губами, и двигая головой, ритмично погружая его в рот и вынимая, я ощущала, как по мне самой прокатывается волна блаженства, захватывая все естество. Язык описывал спираль вокруг головки, меняя направление, бросаясь из стороны в сторону, все быстрее и быстрее. Эльф стонал, дергался, вцепившись мне в волосы, крепко ухватив и не давая даже шанса освободиться, начиная двигать моей собственной головой, принуждая еще больше ускорить ритм. К горлу подступил спазм, я инстинктивно сглотнула, чем добавила Йорвету остроты ощущений — я почувствовала, что до пика оставалось совсем немного. Понимая это, эльф за волосы отдернул меня и в пару минут, оказался сверху, резко до конца стянул штаны и вошел… и остановился.

105
{"b":"666026","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца