ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дарья Вознесенская

Любовь в фокусе

1

Тот, кто надевает шпильки в такую погоду, наверняка рассчитывает закончить жизнь самоубийством.

А еще у него, точнее у нее. имя на букву О. Оля. Ля.

И «о, Господи, ты идиотка» тоже подойдет

На улице необычайный мороз — минус двадцать, идет снег и слой белого порошка на земле и моих накрашенных ресницах становится толще с каждой минутой.

- А-аа!

Я все-таки поскальзываюсь и только чудом не падаю на едва прикрытый дубленкой зад. Машу руками как крыльями, ловлю пару недоуменных взглядов, но выравниваюсь и мелкими шажками снова двигаюсь вперед.

Черт бы побрал эту погоду! И меня, слишком упертую, чтобы отступиться от обещания, данного вчера после второй бутылки Таньке. А еще мое неумение ходить на шпильках, работу, расположенную так далеко от метро, то, что дома называлось локонами, а теперь прилипло сосульками к моему лицу, а главное... декабрь.

Чертов месяц, когда все население страны в препоганом настроении пытается закончить свои списки планов, написанные еще в прошлом январе - конечно, никому это не удается - носится по магазинам, чихает, тратит половину своей зарплаты на подарки, пытается урвать последние места в студии, а потом отменяет давно запланированные фотосессии.

И жаждет как можно скорее обзавестись кем-то, с кем можно отпраздновать Новый Год и провести несколько дней в анабиозе. Чтобы, протрезвев, удостовериться, что ты не имеешь с этим человеком ничего общего.

Кстати, я уже говорила?

Я тоже часть населения.

В холл бизнес-центра, где располагается наша фотостудия, я вваливаюсь ругающимся снежным комом. Корчу рожу засмеявшемуся охраннику и пытаюсь отдышаться, чувствуя, как с меня начинает капать.

Жесть.

Вот зачем я все это нацепила? С чего я вообще решила что с моей профессией, образом жизни, а также отсутствием личного водителя и изящных манер, при которых маникюр, юбка и выражение лица приклеены намертво в нужном месте, мне стоит так выпендриваться?

Хотя я знала, с чего.

Сегодня отменили почти все фотосессии - прощай То Самое Платье - кроме одной, в студии.

И вечером я встречаюсь с Тем Самым Мужчиной.

Я - фотограф. Хороший портретный фотограф, будем честными. У меня есть свой стиль, свое видение и свои клиенты. А еще я работаю в классном агенстве. И, как правило, одеваюсь так, чтобы оставаться за кадром во всех смыслах.

Не то что бы я была серая мышка, но любой, кто хоть раз работал на фотосессии, знает, что иногда и на асфальт приходится ложиться. И путаться в переплетении проводов. И на стремянку забираться, чуть ли не на люстре виснуть - только чтобы сделать То Самое Фото.

Мы проводим на ногах много часов, таская тяжеленное оборудование - если не успели обзавестись ассистентами - раскладывая красивым веером чьи-то юбки, пересаживаем чьих-то детей, которые обожают шлепнуть пару раз измазанной пятерней по животу, выстраиваем чьи-то позы... и отношения заодно.

Немного стилисты, немного психологи.

Серые кардиналы каждой истории, что рождается под прицелом объектива.

И потому моя униформа - немаркая футболка, удобные джинсы, кеды, хвост и минимум косметики. Мне-то визажист ничего не подправляет.

Я сроднилась с этим образом. И когда Татьяна, «жена своего мужа и мать своих детей», прячась у меня дома от счастливой семейной жизни, заявила, что я просто врежу себе так, не поверила.

- Смысл тратить столько времени на то, чтобы иметь идеальную внешность, если в борьбе за мужика победит та, что ведет себя нормально?

- Смысл в том, что разглядеть твой офигенный характер и душу он сможет не сразу. А оценивать размер груди и желание понравиться начнет с первой секунды, -многозначительно подняла палец кверху лучшая подруга.

- И все же я думаю...

- Слушай, кто из нас замужем, а кто продолжает перебирать мужиков в радиусе километра? Или сколько там стоит в настройках твоего приложения?

Шах и мат.

Я насупилась.

- Тебе же понравился тот парень на фото, так? - спросила она мягко. - И как он общается понравилось. Ну пообещай мне, что завтра ты постараешься нарядиться как куколка.

Я, дура, пообещала.

Хоть бы прогноз посмотрела, что ли... Или вызвала такси.

Нет, положа руку на сердце, я действительно любила иногда красиво одеваться и хотела приятно удивить своего нового знакомого, с которым мы договорились вечером посидеть в кафе. Вот только...

Глянула мельком в зеркало в холле и вздрогнула.

Удивлю, ага.

Поднялась в нашу уютную студию, в которой было несколько фотозон и большое открытое офисное пространство, стянула ботильоны на каблуках - и нашлись же в моем гардеробе! - и со стоном счастья засунула ледяные ноги в тапочки, больше похожие на обрезанные угги. А потом сползала в туалет, стерла с щек разводы и попыталась заново уложить рыжеватые локоны с помощью сушки для рук.

Они окончательно сделались похожими на спагетти с кетчупом, и я махнула рукой. Ничего. Проведу съемку, а потом напрошусь к визажистам. У них уж точно макияж прилипнет намертво.

Вот только моим планам не суждено было сбыться.

Нет, со съемкой оказалось все нормально. И даже семейство в одинаковых свитерах с оленями, от которых любого фотографа начинает подташнивать к концу года, было очаровательно и послушно следовало всем указаниям.

Но только я обрадовалась, что у меня целых четыре часа, чтобы доделать срочные обработки, привести себя в порядок и подготовиться к свиданию с Главным Кандидатом на должность моего мужчины в следующем году - ну да, преждевременно, я знаю, но метод визуализации, говорят, работает - как меня вызвало начальство.

Молодое, веселое и крайне взволнованное.

- Оля! Ты должна нас спасти!

- «Нас»? - я огляделась, пытаясь понять о ком он говорит. Кроме Игорька никого в помещении не было. Даже администратора.

Может у него раздвоение личности от стресса?

Говорю же - гадский декабрь.

- Агенство! - завопил рыжий-рыжий конопатый.

- От кого?

- От потери репутации!

Игорь всегда был эмоциональным, но даже для него вот такое заламывание рук выглядело странным.

Я вздохнула и опустилась в кожаное кресло босса. Крутанулась и величественно кивнула:

- Говори.

Говорил он исключительно восклицательными знаками.

- Николай сломал ногу! И сейчас в травмпункте! Вместо того, чтобы ехать на самую важную съемку! Которая не просто должна была принести деньги, но и контракт нам на весь следующий год!

- Погоди... выборы, насколько я помню, уже закончились. А Николай твой фотографирует исключительно одухотворенных политикой или деньгами мужчин и женщин. Деловые портреты, сурово поджатые губы, крепкие рукопожатия...

- Вот именно! И именно сегодня он должен был снимать одного очень богатого и серьезного мужика для сайта и прочих нужд. И нам четко дали понять - если качество понравится, то потом именно мы будем обслуживать их огромную компанию!

- А перенести съемку?

- Я пытался! Но нам и так выделили единственно возможное время...

Так-так-так.

Проблема стала понятной. Но вот как решить ее? Собственно каждый фотограф мог при желании сфотографировать что угодно. Только это и выглядело по итогу...

Чем-то

Моей специализацией была чувственная съемка. Лав-стори с самим собой, раскрытие сексуальности, совместная готовка на кухне, от которой вспыхивала страсть, особые свадебные сюжеты... как будто гости ушли и жених с невестой оказались наедине.

Неплохо удавались и семейные снимки в интерьерах.

Коля, при всей моей несимпатии к этому суховатому парню, делал и вправду отличные деловые фото. Персонажи на его портретах внушали доверие, сулили огромные деньги одним своим видом и мотивировали идти за собой.

Мы жили в непересекающихся мирах и совместить их...

Бред.

1
{"b":"666117","o":1}