ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– В паровых машинах бывают регуляторы, – сказал Фредерик. – Значит, Беллмана прозвали Королем Пара?

– Да. Думаю, на него кто-то работал – какой-нибудь журналист, который подбрасывал о нем материал в газеты. Не настоящие новости, а так, обрывки сведений, чтобы он казался значительным и интересным. Чтобы его компании выглядели привлекательными для инвестиций. Когда он впервые появился в Англии, лет пять или шесть назад, и начал скупать компании, его называли Королем Пара. Но сейчас это прозвище уже не в ходу, а в газетах стали мелькать настоящие новости. Хотя их и немного. Он почти невидимка, но все равно остается главным богачом Европы… И он точно злодей, Фред. Он разрушает жизни. Сколько еще людей поступили, как моя клиентка, и вложили деньги в его компании, а он потом специально загубил дело? Я должна его поймать. И заставить заплатить.

Ее руки, лежавшие на коленях, сжались в кулаки, глаза засверкали. Огромная собака что-то одобрительно проворчала.

– А что ты думаешь про весь этот спиритизм? – спросил Фред, помолчав. – Эта миссис Бадд, медиум… она действительно получает информацию из эфира или просто врет? Что-то я никак не пойму.

– Не знаю, как насчет нее, – заметила Салли, – но я знала кое-кого в Кембридже… Ученых, которые изучали эти явления самым пристальным образом. Что-то в этом есть, я уверена. И она вполне могла прочесть мысли твоего клиента. Он наверняка владеет довольно подробной информацией.

– Ну, может быть… Хотя ни про какие искры он точно не знает. Как и про три сотни фунтов. Жалкая какая-то сумма, если уж говорить о самом богатом человеке в Европе.

– Это вообще могут быть не деньги, – сказала Салли.

– А что тогда? Вес? Он, что, такой толстый?

– Нет, паровые двигатели.

– Ага, давление! Триста фунтов на квадратный дюйм. Нет, такого просто не может быть. Возможно, именно это и делает тот саморегулятор: не дает давлению вырасти до этой отметки. Хотя для этого есть спускные клапаны… Интересное дело, Локхарт! У меня только вчера появился новый клиент… Ну, как клиент… Джим приволок его домой из мюзик-холла. Так, фокусник. У него вроде как видения – он их называет психометрией. Так вот, он утверждает, что видел убийство. Не знаю, чего он от меня хочет, но…

– Гм, – Салли, казалось, задумалась о чем-то другом. – Так ты собираешься взять это дело, с сеансом?

– Ты имеешь в виду, в работу? Я уже вроде как взял. Собираюсь посетить Нелли Бадд, как только фотографию проявят. Посмотрим, что она скажет. А что?

– Просто чтобы ты у меня под ногами не путался.

– Нет, вы только послушайте! – Фредерик сердито выпрямился. – То же самое я могу сказать тебе, воображала!.. И сказал бы, если бы не был так хорошо воспитан. Но поскольку я человек вежливый, то придержу язык. Короче, сама не путайся у меня под ногами!

Она улыбнулась.

– Ну, ладно. Pax[4], – тут ее улыбка угасла, и она снова поникла от усталости. – Фред, прошу тебя, будь осторожен. Я должна вернуть эти деньги. Если выяснишь что-то важное, буду благодарна за любую информацию.

– Так давай работать вместе, почему нет?

– Потому что нет. Врозь мы сделаем больше. Я не шучу.

Фредерик знал: если Салли уперлась, ее с места не сдвинешь. Он встал и начал собираться.

Салли проводила его до двери: огромная черная собака шла впереди, почти сливаясь с темнотой. На пороге Фредерик обернулся и протянул руку. Салли, поколебавшись, пожала ее.

– Будем делиться информацией, – подтвердила она. – Но и только. Ах да, кстати…

– Что такое?

– Утром я видела Джима. Ты должен ему полгинеи.

Глава шестая. Леди Мэри

Фредерик расхохотался.

– Ты чего? – спросил Уэбстер от верстака.

Это было утро после сеанса. Фред только что вручил торжествующему Джиму полгинеи, и теперь возился с фотографией Нелли Бадд.

– Оказывается, у нее четыре руки, – прокомментировал Фред. – Ну и вспышка, конечно, хороша.

– Не слишком надежна, – заметил его дядя. – Я бы на твоем месте держался магния.

Он вытер руки и подошел посмотреть на снимок, который держал Фредерик.

– Ах ты, боже мой. А она знает свое дело!

Медиум получилась превосходно: одна рука приподнимает край стола, другая тянет за шнурок, идущий к шторам. Джим сбоку вцепился, кажется, в чем-то набитую перчатку.

– Да, сейчас выглядит глупо, – признал Фред, – но та, которую держал я, на ощупь была совсем как настоящая рука. Ты на лицо его погляди!

На обычно жизнерадостной физиономии Джима благоговение боролось с ужасом человека, с которого вот-вот свалятся штаны. Уэбстер тоже расхохотался.

– По-моему, это стоило полгинеи, – сказал он. – Что будешь делать? Прикроешь лавочку предприимчивой старушки?

– Ни за что! – возразил Фредерик. – Она мне слишком нравится. Если члены Спиритической лиги Стретема настолько глупы, чтобы купиться на это, что ж… Могу только сказать: удачи, Нелли Бадд. Думаю, надо отпечатать тираж и продавать под названием, скажем… «Дурные предчувствия, или Джим и ду́хи». Шучу. На самом деле использую эту фотографию в качестве визитки, когда пойду в гости к миссис Бадд.

Вообще-то Фредерик собирался заглянуть к ней утром, но одно событие помешало ему. Внезапно явился Маккиннон, неузнаваемый в длинном плаще и шляпе с широкими полями. Этот экзотический наряд привлек к нему больше внимания, чем если бы он прибыл в сопровождении кавалерийского полка.

Уэбстер работал в студии, Джим где-то шатался, так что Фредерику пришлось одному принимать его в задней комнате.

– Мне нужна ваша помощь, – требовательно сказал Маккиннон, как только они сели. – Сегодня вечером у меня выступление в частном доме. Нужно, чтобы и вы были там. На случай, если тот человек…

– В частном доме? – перебил его Фредерик.

– Благотворительное выступление у леди Харборо. Гостей будет человек сто. Каждый платит по пять гиней, вся выручка пойдет в фонд какой-то больницы. Я, разумеется, выступаю бесплатно, за исключением чисто символической суммы на расходы.

– От меня-то вы чего хотите? Я ведь уже говорил: я охраной не занимаюсь. Если вам нужен телохранитель…

– Нет-нет, не телохранитель. Я буду чувствовать себя в большей безопасности, если кто-то еще будет за ним приглядывать… вот и все. Если он попытается заговорить со мной, вы могли бы перехватить его… отвлечь, понимаете?

– Мистер Маккиннон, да я даже не знаю, как он выглядит! Вы ведь выражались крайне туманно: вы полагаете, что он преследует вас, так как понял, что вы видели, как он кого-то убил, но не знаете, кого, где и когда. Имени его вы тоже не знаете, не говоря уж о том…

– Я вас нанимаю, чтобы все это выяснить, – перебил его Маккиннон. – Если вы сами не можете, буду очень признателен, если порекомендуете того, кто сможет.

Выглядел он сурово и… немного нелепо в этом своем маскарадном плаще. Фредерик не смог удержаться и расхохотался.

– Ладно, – сказал он, закончив смеяться. – Раз такое дело, пойду вам навстречу. Но не забывайте: я не телохранитель. Если этот человек попытается проткнуть вас шпагой, я буду насвистывать, глядя в окно. Драк мне уже хватило, будьте покойны.

И он потер нос, сломанный лет шесть назад в стычке на пустынной верфи в Уоппинге. Хорошо еще, что он вообще тогда жив остался.

– Значит, вы пойдете? – уточнил Маккиннон.

– Пойду. Но вам придется объяснить мне, что делать. Вы хотите, чтобы я был вашим ассистентом во время выступления?..

Судя по выражению лица фокусника, эту возможность он уже рассматривал. Однако в конце концов он достал из кармана пригласительный билет.

– Покажете билет на входе, заплатите пять гиней и войдете вместе с остальными гостями. Вечерний костюм необходим, разумеется. Ну и… просто осмотритесь. Наблюдайте за публикой. Держитесь так, чтобы я вас все время видел. Я найду способ указать вам, кто из гостей – тот, о ком я говорил. Если он придет, конечно. В этом я пока не уверен. Если увидите его, узнайте, кто он… ну, что я вам рассказываю!

вернуться

4

Мир (лат.).

11
{"b":"666242","o":1}