ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца

====== Глава 1. Вернемся к тому, с чего начали. ======

Анетт

- Моя лю… – Я удивленно приподняла бровь, поднимая глаза на мужа, который ввалился в кабинет без стука. И плевать, что его личный кабинет. – …бвеобильная! Не соизволишь ли осведомить своего…

- …любвеобильного…

-…супруга, где обретается его сын?

- Как будто сам не знаешь. – Перечиркав весь договор с гоблинами, я положила его в стопку «НПМ» – «на подпись Мастеру». – С тех пор, как кто-то остроухий научил его читать, он сутками «обретается» в библиотеке, порой до инфаркта доводя Хранителя.

- Он пропускает тренировку, родная, – озабоченно проговорил муж мне на ухо, склоняясь и целуя в макушку.

- Он занимается собственным образованием.

- Ты хочешь вырастить из него книжного червя?! – возмутился Правитель.

- Между прочим, Дар увлекается не только шифрами и кодами!..

- Но еще и историей, причем исключительно человеческой и преимущественно древнерусской! – Нуада с негодованием прикусил мочку уха, и рука с ручкой дернулась, прочертив неровную линию. – Зачем ты познакомила его с тем Бессмертным?

- Он сам с ним познакомился, когда ты попросил взять его с собой к Мастеру. И, чтоб ты знал, древнерусская история очень интересная вещь!..

- Если учесть, что она ему никоим боком не пригодиться в управлении государством.

- Ты все-таки хочешь назначить его вторым преемником? – нервно повернулась я к Правителю, уклоняясь от поцелуя.

- Я не хочу, чтобы на трон опустилась чья-то чужеродная задница! – О, нахватался уже от меня да Рады.

Это было правдой. После восстания Алая Принц Нуада решил, что знать – аристократия – свое уже отправила, и стал проводить курс по ограничению ее власти. Много было недовольных, но после столь показательной казни его бывшего побратима народ не решился на еще один бунт. Низы же общества признавали положительные стороны такой политики, так как их благосостояние улучшилось, из определения эльфийской державы практически исчезло такое понятие как низший класс. А чтобы курс оставался прежним, требовался один правитель. Или хотя бы тот, кто будет поддерживать и разделять взгляды отца.

Рада, как наследница, много времени проводила за древними фолиантами по истории эльфийского государства, узнавая, откуда были взяты истоки права и морали, как проходило становление правящей династии и многое другое. Нуада занимался с ней физическими тренировками, умственные свалив на многочисленных учителей и наставников, которые драли с наследницы три шкуры за невыученный урок или некультурную речь… Впрочем, последнее никак не хотело исправляться.

Дарган рос вместе с сестрой, часами проводя с ней в библиотеке Кираны. История целых цивилизаций занимала его пока еще маленькую головку. В свои шесть лет не мы ему рассказывали сказки на ночь, а он нам, и однажды я нашла Нуаду, мирно сопящего на постели сына, в то время как Дар что-то увлеченно ему рассказывал, не замечая, что отец уже давно спит.

Его образованием занимались те же учителя, что и с Радой. Но если старшая наша дочь с восторгом неизъяснимым бралась за все, что связано с оружием и силой, часами пропадая сначала с тренером, а потом и с отцом на тренировках, то младший наш сын предпочитал библиотеку и общество книг, на одном языке говоря с различными загадками и кодами, хотя и помахать мечом в компании Правителя тоже не гнушался. Нуада не сказать, чтобы был в восторге от предпочтений сына, но высказывать открытый протест считал себя не вправе. Он до сих пор говорил мне тихое «Спасибо!» в волосы, когда смотрел, как тренируется дочь. Дарган… он просто был мозгом нашей семьи, соединив в себе великолепную вампирскую память и эльфийскую сосредоточенность и дотошность.

После того как он познакомился на одном из приемов с Владимиром из клана Бессмертных, настольными книгами у него стали учебники по Древней Руси. Я поощряла увлечение сына, так как сама очень любила историю этой страны, откуда были родом отец моего прадеда – Никодим, сам Дмитрий и Андрей. И частенько подсовывала ему различные зашифрованные послания и карты с поиском «сокровищ».

- Смотри, что у меня есть! – словно угадав мои мысли, усмехнулся муж, протягивая мне небольшую коробочку.

- Что это? – спросила я, оглаживая прямые края. Внутри что-то стукнуло, и я поскорее открыла ее. – О-о-о! Это криптекс!

- Умница моя! – довольно проговорил Правитель. – Угадай, кто передал его тебе?

- Отец?

- Нет. Один промах – один поцелуй.

Хмыкнув, чмокнула мужа, глаз не сводя с новой игрушки.

- Мастер?!

- Иногда меня просто бесит, что ты у меня такая умная…

- Здесь шесть дисков, на каждом по двадцать семь букв, – задумчиво проговорила я.

- И что? – не понял Правитель, для которого все эти шифры и коды были не более чем «пустой тратой времени».

- Это примерно двенадцать миллионов вариантов. Что-нибудь еще дал? В какой области искать отгадку?

- Нет. Посланник передал только вот это и письмо. – Мне протянули конверт.

Поспешно отложила изобретение да Винчи и вскрыла конверт с гербом на сургуче. Любовь к старине – это, конечно, похвально, но о секретности и сохранности документа кто будет заботиться? Получатель, то есть я?!

«Приветствую, уважаемая. И вот тебе новость: из моего сейфа украли один из артефактов Никодима – гусиное перо. Для чего оно нужно, мы, естественно, не знаем, однако, смотри, что у меня есть. Краеугольный камень. Помнишь, как в легенде о Граале?»

- Почему бы просто не сообщить всю известную информацию?.. – раздраженно проговорила я, тут же получая свою долю успокоительного от мужа.

- Ты обязана этим заняться, да? – как-то грустно проговорил Нуада, занимая свое место, то есть на стуле.

- Да. Ты же все понимаешь…

- Конечно. Сын в западном крыле библиотеки, – отозвался Правитель, принимаясь за свои документы.

Спрашивается, зачем он тогда приходил ко мне, если письмо мог доставить и вестник, а про сына ему доложили?..

- Ты мог просто признаться, что соскучился. – Я огладила сильные плечи, нежно чмокнув мужчину в висок.

На меня посмотрели суровые, темно-золотые глаза. Поспешно подняла руки, мол, ничего не знаю, уже ухожу. Однако широченная ухмылка все-таки выползла на лицо. Правитель рыкнул, и я спиной назад припустила к двери. И уже когда выходила, услышала:

- Вечерком я тебе в этом признаюсь…

А вот это уже мне нравится!

Сын «обретался» именно там, где и говорил Нуада, в западной части огромнейшей библиотеки, в глубоком кресле около камина. На столе перед Даром лежал очередной полуистлевший фолиант, и глаза сына проворно перебегали со строки на строку.

С возрастом белые волосы Даргана потемнели и стали светло-русыми, а глаза перестали быть золотыми, сменив свой цвет на карий, с едва заметным ореховым оттенком. Наш младший сын больше походил на человека, чем на эльфа. Или на вампира. Узрев собственное отличие от отца и даже сестры, Дар стал коротко стричь волосы, чем сначала чуть не довел Правителя до инфаркта. Впрочем, потом уже Нуада доводил всех до предсмертного состояния своим разгневанным лицом и горящими красным огнем глазами.

И теперь мой двадцатилетний мальчик сидел в одних шароварах, являя миру прекрасный накаченный пресс, и мило закусывал левую щеку, когда старался что-то запомнить. Привычка со щекой явно от Дмитрия пришла…

На звук моих шагов сын поднял глаза и улыбнулся.

- Привет, мам. Ты чего такая…

- Какая? – Я перегнулась через стол, глядя, про что читает сынуля. Ага, «Рюрик», Новгород, «…зовем тя править нами…». Призвание варягов. Да, веселая история. Особенно с момента династических браков.

- Э-э-э… невеселая?.. – Да потому и не веселая, что Мастер нарочно сунул мне эту игрушку в руки, прекрасно зная, что я не удержусь и примусь за это гнилое дело. Старый интриган!..

- Вот, смотри, какую игрушку нам Мастер подогнал. – Конверт перекочевал в руки к парню.

Дарган углубился в чтение, чтобы через пару секунд его брови надежно обосновались в районе темечка.

1
{"b":"666579","o":1}