ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мария Федоровна Видясова

Ливия. Куда идет страна 140 племен?

© Фонд Ибн Сины, 2019

© ООО «Садра», 2019

© ИСАА МГУ, 2019

© М. Ф. Видясова, 2019

Введение

«Цивилизация – это прежде всего воля к сосуществованию. Дичают по мере того, как перестают считаться друг с другом. Одичание – процесс разобщения. И действительно, периоды варварства, все до единого, – это время распада, кишение крохотных группировок, разъединенных и враждующих».

Испанский философ XX века Хосе Ортега-и-Грассет[1]

Ливия – одна из стран, в которых «арабская весна» обернулась мрачной стороной, что, однако, не стоит целиком списывать на вмешательство Запада, поскольку оно накладывалось на внутренние причины кризиса, сравнимого по своей остроте с сирийским. Среди них и архаизм социальной структуры страны, и последствия 42-летнего правления Муаммара Каддафи – создателя «третьей мировой теории» и основанной на ней политической системы Великой Социалистической Народной Ливийской Арабской Джамахирии, якобы покоившейся на прямом народовластии. Ливия – страна, крупная по территории, 16-я в мире по площади (1759,5 тыс. кв. км), и самая малонаселенная на севере Африки. Согласно демографической переписи 1954 г., в Ливии насчитывалось чуть больше 1 млн жителей против 3,8 млн в Тунисе (1956 г.), который занимает 164,15 тыс. кв. км, наименьшую часть территории данного региона. В дальнейшем население Ливии росло высокими темпами (3,4 % ежегодно)[2], но к 2010 г. не достигло 6,5 млн человек[3] (против более 10 млн в Тунисе и 84,1 млн в Египте). В 2012 г. оно составило 5,613 млн, в конце 2017 г. – 6,375 млн (оценки). Такая демографическая кривая последних лет – следствие гражданской войны, которая вызвала, помимо всего прочего, турбулентные миграционные процессы.

Политическим аспектам истории Ливии посвящены труды А.З. Егорина, Г.В. Мироновой, А.Б. Подцероба, Н.И. Прошина, Н.Г. Романовой, А.В. Рясова, экономическим – В.Ю. Кукушкина и Г.И. Смирновой. Развитие ее литературы отражено в трудах А.Ф. Асадуллина. Естественно, что мы на них опирались, как и на многочисленные публикации зарубежных авторов, в том числе англичанина Эдварда Эвана Эванса-Притчарда – одного из основоположников научной дисциплины «политическая антропология» и блестящего знатока истории Ливии. Его классическую работу о религиозном братстве сенуситов дополняет интересными деталями опубликованная в Лондоне монография датчанки Саскии ван Генугтен; книги Джона Л. Райта и Марио Жоакима Азеведо, работающего в США эмигранта из Мозамбика, освещают ливийско-чадский конфликт 1970–1980 гг. Что же касается гражданской войны в Ливии, к которой приковано постоянное внимание мировых средств массовой информации, то эта литература безбрежна. И порой задача состоит не в том, чтобы найти информацию, а в том, чтобы отбросить ее несолидные источники.

Страницы истории: от древности до Нового времени

В любом справочнике вы прочтете, что Ливия, внешние границы которой, как и само название, возникли в ходе колониального раздела Африки, четко делится на три историко-географические области: Киренаика, Триполитания и Феццан (или Феззан) – и что ее население, в том числе городское, сохранило племенную структуру, уходящую корнями в XI век. Не всегда объясняется, правда, почему именно в этот век.

Дело же в том, что около 1050 г. на широком географическом пространстве, от Западной Сахары до Центральной Азии, наблюдался всплеск кочевых миграций, возможно, связанных с колебаниями мирового климата и расширением пояса аридных земель. Как раз в это время племена номадов, образовавших родственные друг другу военно-политические союзы бану-хиляль и бану-сулейм, переселились из Неджда (Северная Аравия) в район Верхнего Египта и затем двинулись на запад с целью поиска новых пастбищ.

Однако эти пришлые бедуины, чей героический эпос воспевает их миграцию на запад (тагриба), не создали свою державу, подобную империи Великих Сельджуков, а сыграли роль разрушителей больших и малых государств. Так, под ударом их оружия пал эмират Зиридов со столицей в Кайруане (решающая битва состоялась в 1052 г.)[4]. Ранее жертвами опустошительного нашествия бану-хиляль и бану-сулейм стали и Триполитания, входившая в эмират Зиридов, и Киренаика, издревле тяготевшая к Египту. Многие города и селения обеих областей либо исчезли, либо захирели, а земледелие пришло в упадок.

Одновременно начался процесс интенсивной арабизации местного берберского населения, которой не поддались только племена, населяющие Джебель Нефуса, или Нафуса (горный район на северо-западе страны, граничащий с Тунисом, – очаг ибадизма, религиозного учения, возникшего в VIII веке)[5], и живущие южнее оазиса Гадамес кочевники-туареги. Особую этническую группу представляют собой темнокожие кочевники тубу, традиционную зону расселения которых перерезали границы между Чадом, Нигером и Ливией.

Целесообразно обратиться к вопросу о том, что представляли собой провинции современной Ливии в древности. С незапамятных времен ее населяли древние ливийские племена, которых египтяне называли лебу или ребу, а берберами (производное от латинского «варвары») назвали арабы, вторгшиеся в Магриб в VII веке.

Триполитания до III века н. э. называлась Сиртикой. Однако и ныне это название применяется к ее прибрежной полосе. Древнейшие города Триполитании были основаны финикийцами: Лабдах (позже Лептис-Магна) около 1100 г. до н. э., Эя в VII веке до н. э. и Сабрата около 500 г. до н. э. Города эти вошли в состав могущественной Карфагенской державы, основанной в 814 г. до н. э.

История Феццана связана с таинственным царством гарамантов. Полагают, что оно возникло в эпоху миграций «народов моря», т. е. после Троянской войны, и что эти народы смешались с автохтонным населением. Впрочем, никакого заметного вклада Гарамантида в мировую цивилизацию не привнесла; известно лишь то, что гараманты, которых не следует полностью отождествлять с предками населения современного Феццана, доставляли в Рим африканских цирковых животных, а перевозили их на телегах, запряженных волами. Сахара тогда еще была проходима для такого вида гужевого транспорта.

Не исключено, что и Киренаика испытала нашествие «народов моря», однако она обязана своим названием греческому полису Кирена, основанному в 631 г. до н. э. выходцами с Крита. Ныне это маленький город, где сохранились развалины храма Аполлона.

Бытовала легенда, которая гласит, что в VI веке до н. э. между Карфагеном и Киреной кипели войны и что для определения границы между обоими государствами два грека и два брата-финикийца Филены выбежали навстречу друг другу. Филены бежали резвее, чем греки, при встрече последние обвинили братьев в том, что они стартовали раньше условленного срока. Чтобы уладить спор, братья разрешили закопать себя живыми в землю[6]. Впоследствии это – приметное для мореплавателей место на побережье Большого Сирта, возможно, возле современного г. Сирт – граница, отмеченная двумя алтарями, Филеновыми жертвенниками. В правдивости мифа можно усомниться. Ведь расстояние от Карфагена до Сирта намного больше марафонской дистанции[7]. Вместе с тем у финикийцев и карфагенян было принято приносить в жертву богу Молоху детей, обычно первенцев. Так не были ли несчастные Филены близнецами, принесенными в жертву их родителями? Одно несомненно: древние греки и финикийцы поделили между собой Средиземное море: первые создавали свои колонии на восток от бесследно исчезнувших Филеновых жертвенников, вторые – на запад.

вернуться

1

Ортега-и-Грассет, X. Восстание масс. М.: ACT. 2003, с. 73.

вернуться

2

История Ливии в новое и новейшее время. М.: Наука, ГРВЛ. 1992, с. 145. С 1991 г. этот показатель снизился за счет падения коэффициента фертильности женщин в детородном возрасте.

вернуться

3

Это год последней демографической переписи в Ливии. По разным данным, она учла от 6,16 млн до 6,46 млн человек, не считая иностранцев. Численность последних – легальной и в основном нелегальной армии наемных работников – оценивалась приблизительно в 2,5 млн. человек.

вернуться

4

По легенде, кочевников направил против Зиридов халиф Мустансир из шиитской династии Фатимидов за желание отложиться от Каира и переход в суннизм (1048 г.). Причем он якобы дал по одному золотому динару каждому взрослому мужчине, а это около 50 тыс. человек. Более вероятно, что бедуины сами ушли из Египта, который переживал «великие бедствия» – страшный голод из-за низких разливов Нила.

вернуться

5

Умеренная форма хариджизма, т. е. третьего толка ислама, давно исчезнувшего. Ибадизм распространен также в группе алжирских оазисов Мзаб, на тунисском острове Джерба и в Омане.

вернуться

6

Андрей Зелев. Знаменитые финикийцы 1. Политики (www. proza.ru/2007/12/22/8S).

вернуться

7

Современная марафонская дистанция составляет 42 км 195 м. История же ее такова: в 490 г. до н. э. состоялась битва греков с персами при Марафоне, и один греческий воин якобы пробежал от этого города до Афин с вестью: «Радуйтесь, афиняне, мы победили!» – и упал замертво. В этой легенде много выдумки. Так, реальное расстояние от Марафона до Афин – 34,5 км. Что же касается расстояния от древнего Карфагена, на месте которого ныне находится одноименный престижный поселок, до залива Большой Сирт, то оно составляет несколько сотен километров.

1
{"b":"666962","o":1}