ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Клан
Дама с жвачкой
НЛП. Техники, меняющие жизнь
Нора Вебстер
Мой любимый демон
111 новых советов по PR + 7 заданий для самостоятельных экспериментов
Еда по законам природы. Путь к естественному питанию
Ветер над сопками
Холокост. Новая история
Содержание  
A
A

Николай Петри

Колесо превращений

…Неужели ты настолько наивен, что думаешь, будто каждое наше слово следует понимать буквально и что мы откроем тебе самую удивительную из истин?

Артефиус

Книга первая

ЧАРОДЕЙ ЧЕРНОГО КВАДРАТА

Ты должен сделать добро из зла, потому что его больше не из чего сделать.

Р. П. Уоррен

Часть первая

КОВАРНЫЙ ЗАМЫСЕЛ

Как мы можем знать, что такое смерть, когда мы не знаем еще, что такое жизнь?

Конфуций

Глава 1

ВСЕЗНАЮЩЕЕ ОКО

Аваддон был разгневан. Впервые за многие и многие века ему не удалось сотворить Аспида Омоложения. В течение последних часов, пока он готовил ингредиенты для таинства, он предвкушал тот счастливый миг, когда холодное и скользкое тело Змея Жизни, вызванное из векового прозябания в мире бесплотных теней, обовьется вокруг его худого, источенного временем тела и они надолго сольются в эйфорическом объятии. Потом наступит сладострастное ощущение мгновенного обновления и омоложения. Сок чьей-то рано оборвавшейся жизни вольется в него, и древний мир за стенами Темного Чертога заиграет новыми яркими красками!

Так было всегда — сколько себя помнит Аваддон!

Но сегодня произошло что-то страшное: Аспид Омоложения, ожидаемый чародеем с таким вожделением, не отозвался на его призыв, и Врата Перехода так и остались не замутненными ничьим присутствием. Аваддон испытал настоящий первобытный ужас! Все случившееся могло означать только одно: липики, записывающие каждый миг его жизни, дали понять, что началась последняя глава в его бесконечно долгой судьбе. Аваддон не был готов к этому. Он, которому подчинялись сонмы существ из зримого и потустороннего миров, считал себя почти бессмертным!

Почти…

Гнев Аваддона был ужасен. Таких страшных проклятий стены Темного Чертога не слышали за всю свою тысячелетнюю историю! Аваддон творил заклинания такой мощи, что рушились стены замка и исчезали в бездонных пропастях! Он успокоился лишь тогда, когда от Темного Чертога остались одни руины… Осмотрев развалины ледяным взглядом, Аваддон сотворил заклинание и исчез в образовавшемся проходе. Теперь он знал, что будет делать…

Каменная лестница привела его в огромный зал, в центре которого возвышался значительных размеров хрустальный шар. Это Всезнающее Око он отыскал благодаря манускрипту невообразимой древности. Когда это случилось, Аваддон был всего лишь учеником халдейского ученого-алхимика и — как все в его возрасте — мечтал о несбыточном… И ему повезло, ему сказочно повезло, потому что учитель, купив этот манускрипт на каком-то восточном базаре, не нашел в нем ничего интересного для себя и просто подарил его Аваддону. С этого и началось восхождение великого чародея. Аваддон поверил манускрипту с первого мгновения, как только его пальцы коснулись свитка, и был награжден за это той колоссальной магической силой, которую он приобрел благодаря Всезнающему Оку. Аваддон и теперь надеялся перехитрить неумолимых липиков-летописцев с его помощью.

Опустившись на колени перед хрустальным шаром (разве можно по-другому приветствовать творение легендарных жрецов Атлантиды?!), Аваддон смиренно произнес:

— О, великий и несокрушимый во времени Малах Га-Мавет! Тебя вызывает твой недостойный ученик Ав Ад-Дон! Если слышишь меня, приди и ответь!

Аваддон еще ниже склонился в поклоне и стал ждать. От напряжения и волнения у него тряслись руки, и капельки пота стекали со лба на каменные плиты перед его лицом. Но он не позволял себе даже шелохнуться — момента появления Малаха Га-Мавета в хрустальном шаре не должен был видеть никто, даже его самый верный адепт Ав Ад-Дон!

Секунды текли как столетия! Аваддону казалось, что прошла целая вечность. Но он терпеливо ждал, потому что в противном случае…

И Малах Га-Мавет снизошел к его мольбам! Шар изнутри наполнился светом, и глухой низкий голос, от которого задрожали своды зала, выплеснулся на коленопреклоненного чародея:

— Я здесь! Спрашивай!

Аваддон даже глаза плотно зажмурил — чтобы ненароком не узреть лика ангела смерти.

— Вопрошаю тебя, о великий Малах Га-Мавет, почему Аспид Омоложения из мира теней не откликнулся на мой зов?

— Ты сам знаешь почему. — Жуткий голос вытекал из хрустального шара и обволакивал Аваддона, пеленая и усыпляя его. — Твое тело стало как пустой сосуд, а душа твоя заблудилась в собственных потемках! Ты не можешь больше пользоваться знаниями Эйдоса. И липики уже дописывают последние строки твоей жизни!.. Что ты еще хочешь узнать?

Аваддон собрался с духом и заговорил:

— Я сотни лет был послушным орудием в твоих руках. Я никогда не прекословил тебе, потому что ты создал меня таким, какой я есть.

— Это правда…

— Если липики допишут мою жизнь, кто будет служить тебе?

— У меня впереди — Вечность. Меня это не волнует!

— Но ведь люди так забывчивы! Они могут уже через сто лет и не вспомнить о тебе! А с моей смертью уйдет и тайна Всезнающего Ока! Кто знает, сколько эонов лет минует, прежде чем его вновь обнаружат… И все это время твое бессмертное имя будет в забвении!

Слова Аваддона были крамольными, и Малах Га-Мавет мог прогневаться на него за это. Но выбора не было: какая разница — умереть сейчас или неделей позже?! Но, даже несмотря на это, Аваддон в ужасе замер, ожидая ответа…

— Возможно, ты прав… — Аваддону показалось, что голос Малаха Га-Мавета изменился! — Говори — чего ты хочешь?

— Я хочу подготовить преемника на свое место. Но мне нужно время!

— Сколько?

— Я учился у тебя больше века. Но ты — ангел смерти! А я — всего лишь человек: мне потребуется времени в два раза больше!

Наступила долгая пауза.

— Хорошо. Я дарю тебе два века!

— Что я должен сделать?

— Подойди с закрытыми глазами к хрустальной сфере и обними ее. Я буду говорить с тобой на языке Великого Знания. Приготовься посетить Эйдос!!

Аваддон, зажмурившись до рези в глазах, подошел к Всезнающему Оку и обнял шар. Руки сразу же парализовало жгучим холодом, и он услышал голос Малаха Га-Мавета, зазвучавший где-то внутри его естества:

— Приготовься слушать и запоминать. Великое Знание — это Великая Радость. Открой свой разум и впитывай поток бесценной информации! Благодаря мне твои познания в различных областях миропонимания огромны, но не безграничны. Я приподниму покрывало незнания, чтобы ты смог осуществить то, что я тебе обещал… Далеко отсюда живет языческое племя. Они называют себя «росомоны» или «племя Рос». Росомоны — мужественные и храбрые воины. Ростом они высоки, красивы собой и смелы в борьбе с врагами. Народ там могучий, телосложение у них крепкое, а мужество огромное, как их бескрайние леса. И есть среди них один князь удельный — Годомысл Удалой. Храбрый, образованный, справедливый. Обладает он способностями, о которых сам пока не подозревает: его светлая душа может проникать в самые потаенные планы Эйдоса! Если ты сможешь овладеть его даром, к тебе вернется способность вызывать Аспида Омоложения! Но запомни: природа и климат места, где они живут, могут не только повлиять на твои ментальные и физические способности — они способны видоизменять даже состав неорганической материи. Это значит, что твои способности у росомонов могут измениться. Ты что-то утратишь, а что-то — быть может — приобретешь. Сказанное относится и к самим росомонам: покидая свои земли, они тоже что-то теряют. Помни об этом. Край тот еще молод, и силы в нем неисчерпаемые! Если позволишь гордыне одолеть себя пропадешь. Ты понял меня, Ав Ад-Дон?

— Да, бессмертный Малах Га-Мавет!

— Через год в этом зале ты покажешь мне свои новые возможности, и мы поговорим о преемнике! Если не придешь, липики помогут мне разыскать тебя.

1
{"b":"66847","o":1}