ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

<p>

Было ранее промозглое утро, конец октября. На деревьях почти не осталось листвы, клумбы в маленьком городском сквере выглядели удручающе: поникшие, замёрзшие астры лежали мертвым саванам на земле. Дул холодный, северный ветер, иней сковал всё, что не успело умереть. Зеленая трава, казалась свежей, в ледяном плену инея. Вокруг клумбы красовались выбеленные бордюры, которые зачем-то  побелили перед зимой. Главная клумба сквера была круглой и самой большой. Замершие и засохшие цветы лежали коричневым ковром. Жители почему-то прозвали главную клумбу «Солнечный круг», хотя ничего солнечного в клумбе не было, даже летом. Вечно чахлые,бесцветные петунии и мелкие астры. Клумба никогда не сияла красками, более того снег делал клумбу намного привлекательнее, чем цветы. Но среди посетителей Главная клумба маленького безымянного сквера, называлась «Солнечным кругом». </p>

<p>

Вокруг «Солнечного круга» располагалась аллея с лавочками дл отдыха, над каждой лавочкой возвышался старый клён. На одном из этих старых, раскидистых исполинов синицы устроили собрание, они сердито галдели в утренней тишине города. Клён стоял над старенькой скамейкой, покрытой инеем, где лежала вчерашняя газета, а вокруг валялись пивные банки и бутылки. Вдруг тёмный угол пол лавочкой ожил и жалобно мяукнул. Маленький чёрный котёнок жался к бумажному стакану из под кофе, будто он мог согреть его. Его чёрная, грязная шерстка покрылась ледяными комками. Ночью был мороз и влажная шерсть покрылась льдинками.</p>

<p>

Котёнок мяукнул, когда увидел человека. Большого человека с метлой. Это был местный дворник – Василий Егорович Забава. Не смотря на фамилию, дворник не был забавным. Это был худощавый мужчина лет 50-ти, который бесконечно ворчал. Его в жизни ничего не радовало: летом слишком жарко, зимой слишком холодно. Дворника раздражало всё. Когда-то Василий Егорович работал на заводе, который собирал известные советские стиральные машинки. Но в 90-х завод разорился, и Василий Егорович потерял работу. После чего 10 лет он не мог найти работу по профессии, отчего заливал за воротник после каждой неудачи. В итоге он устроился дворником, стал чуть меньше пить и бесконечно ворчать. Вот и сегодня он шёл и ворчал: холодно, люди свиньи, в мэрии тунеядцы, зачем заставили его вчера белить бордюры, болит спина, люди свиньи, дети невоспитанные чудовища, а их родители жертвы перестройки. И так до бесконечности. Услышав жалобное мяуканье, Василий Егорович замер, а затем заворчал и попытался выгнать котёнка из-под лавки длинной метлой.</p>

<p>

-Ишь, ты! Чего пришёл сюда? Бордюры мои марать? А ну, пошёл вон! Не дам марать мои бордюры.</p>

<p>

- С кем опять болтаешь, Егорыч? – спросил с издёвкой таксист.</p>

<p>

Котёнок увидел нового человека: толстого, в тёплой, чёрной куртке. Глаза человека не были злыми, а из открытого окна вырывались тёплые струи воздуха.</p>

<p>

- Отстань, Толик! Попробуй только насорить мне тут семечками!</p>

<p>

Толик, Анатолий Георгиевич Ивайкин – работал много лет таксистом. Когда-то он работал бухгалтером, но в 90-е годы, его босс, связанный с криминалом, подставил простоватого и добродушного бухгалтера, которого посадили за мошенничество. И дали ему немного и вышел Толик раньше, да только репутацию не вернёшь. Ему больше никогда не работать бухгалтером, да и вообще, об официальной работе пришлось забыть. Никто не стремился взять бывшего заключённого на работу. Толику ничего не оставалось, как податься в таксисты. Там никто не спрашивал о прошлом, главное, чтобы был свой автомобиль. Толику от отца достался старенький 412 «Москвич», на котором он и стал таксовать по городу, работая сам на себя.</p>

<p>

Возле старенького городского сквера располагалась бесплатная парковка, где всегда стояли частные такси. Толик приезжал самым первым и уезжал последним. Он трудился не переставая, сначала чтобы прокормить жену и дочку, а теперь он помогает дочери и внукам. Отец близнецов, бросил семью, он не хотел тратить свою молодость в провинциальном городке. Сейчас он живёт в Москве, сделал карьеру и завёл новую семью. Толик с удвоенной энергией бросился работать, чтобы его внуки ни в чём не нуждались. Толик приехал первым на работу и ждал клиентов, попутно от скукоты, подтрунивая над дворником Егорычем.</p>

<p>

Котёнок с надеждой мяукнул. Толик посмотрел на источник звука. В его глазах не появилось интереса. Ещё одно бездомное животное. Таких он видит каждый день. Большинство из них умирает под колёсами автомобилей, потому что тянутся к теплу. Толик поёжился, не хотелось бы потом колёса мыть.</p>

<p>

- Брысь! – на всякий случай сказал Толик. – Пошёл прочь!</p>

<p>

Вдруг на весь сквер раздался громкий визгливый крик, который заставил вздрогнуть котёнка под лавочкой и распугал всех синиц из сквера:</p>

<p>

- Киса! – кричала девочка трёх лет. Девочка похожая на огромную жевательную резинку тянула мать за руку. На девочке всё было ярко-розовым и объёмным: комбинезон, шапочка, сапожки.Всё вместе делало девочку круглой и неповоротливой. Мама девочки шла рядом с ней и недовольно морщила носик. Одной рукой она тянула упирающуюся дочь, другой рукой она держала смартфон и что-то недовольно выговаривала собеседнику. По пути она дёргала дочь за руку, прикрикивала на неё и продолжала говорить по телефону.</p>

<p>

Мама Давидия Кабанец, с утра была не в духе. Её муж Евгений выбесил её с утра, забыл купить детское питание. Давидия почувствовала сильное раздражение, муж бесил её с каждым днём всё больше. Её бесила его забывчивость, его тупость, его неторопливость. Каждое его действие или бездействие вызывала волну ярости в Давидии. Она ненавидела то, что ей пришлось выйти из декрета намного раньше, чем она планировала, и всё из-за неспособности мужа прокормить семью. Евгений много лет работал продавцом в магазине бытовой техники. Никаких перспектив или увеличения зарплаты, а дочь растёт и расходы на воспитание тоже растут. Евгения с большим трудом получила место в детском саду, чтобы вновь выйти на  работу и вот уже 5 месяцев она не высыпалась и 5 дней в неделю вставала ни свет, ни заря, чтобы отвести дочь в сад, и самой пойти на работу до позднего вечера.</p>

<p>

Дочка по моде названа самым странным именем, которое попалось Давидии – Жавахира. Давидия считала, что чем имя страннее и вычурнее, тем ближе это её делает к сильным мира сего. Васи и Тани рождаются только у нищих, а у неё, Давидии будет совсем иная жизнь. Однако жизнь распорядилась иначе: никаких частных садиков, никакой школы раннего развития, никаких чаепитий с богатыми мамочками. Денег не хватало ни на что, но Давидия баловала дочь, как могла. Жавахира росла, ни в чём не нуждаясь. Она получала всё, что хотела, едва покажет пальцем. Поэтому девочка не понимала, почему она хочет чёрную игрушку с глазами, а мама не дает. Девочка начла кричать громче и вырываться, показывая пальцем, крикнула:</p>

1
{"b":"668677","o":1}