ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
A
A

К.С. Линн

Истинная красота

Переводчик: Ксюша Попова

Глава 1

Эмили

Сердце быстро стучит, желудок сжимается от нервов, пока я провожу пальцами по своему платью, разглаживая складки, которые могут быть на нем.

— Ну, Саммер, думаешь, я выгляжу хорошо? — спрашиваю я свою собаку, которая стоит слева от меня. С улыбкой наклоняюсь и провожу пальцами по ее мягкой шерсти. — Знаю, девочка, я тоже буду по тебе скучать. Оглянуться не успеешь, как я вернусь, и мы опять будем вместе. — Она снова скулит, и толкается носом мне в щеку. Хихикая, я целую ее в макушку, затем слышу, как дверь моей спальни открывается, и встаю. Я сразу же напрягаюсь, думая, что это моя мама, и с облегчением выдыхаю, когда знакомый запах теплого сахара наполняет воздух.

— О, Эмили, дорогая, ты такая хорошенькая, — ласково говорит Роза, наша экономка, заходя в мою комнату.

Я поворачиваюсь на звук ее голоса.

— Правда? Все в порядке? Я выгляжу... нормально?

Я слышу, как она подходит ближе, а затем касается моего лица своими трудолюбивыми руками.

— Ты выглядишь идеально, потому что ты идеальна.

Я нежно улыбаюсь и задаюсь вопросом, почему она не может быть моей матерью. Хотя, полагаю, она все равно играет важную роль в моей жизни.

— Спасибо, Роза, но мы обе знаем, что это потому что по-другому у моей мамы не бывает.

— Ерунда! — горячо отвечает она, ее акцент усиливается, как и каждый раз, когда она расстраивается. — Она может сколько угодно суетиться с тобой, но она не контролирует то, что находится здесь. — Ее голос смягчается, когда она кладет теплую руку мне на сердце.

Я проглатываю внезапную боль в горле и озвучиваю свой самый большой страх:

— Я плохо спала прошлой ночью. Боюсь, мои родители правы, и я буду посмешищем.

— О, Эмили, ты ведь уже должна была понять, что восприятие и взгляды твоих родителей ошибочны. Мы говорили об этом.

— Знаю и пытаюсь не забывать. Просто... снова вернуться в школу после стольких лет. О чем я вообще думала?

— О том, что хочешь провести свой последний учебный год в обществе, а не взаперти здесь, как было последние десять лет.

— А что, если родители правы, и другие не примут меня?

— Тогда это их потеря, не твоя. — Когда я ничего не отвечаю, она нежно, но твёрдо сжимает мои плечи. — Все будет хорошо, Эмили, я это знаю. Ты справишься блестяще, как и всегда. Кроме того, многих ребят ты знаешь, и у тебя всегда есть СиСи.

Я думаю об одной девушке, которая для меня ближе всех остальных.

— Да, но большинство людей, которых я знаю, я знать не хотела бы. Мне тяжело общаться с ними.

— Вот почему ты заведёшь новых друзей, — решительно отвечает она.

Я перестаю плакаться и распрямляю плечи.

— Ты права. Кроме того, я делаю это для себя, чтобы доказать, на что способна. Не важно, что думают остальные.

— Вот это моя девочка. — Я ощущаю, как Роза наклоняется и целует меня в щеку. — А теперь пойдём вниз, СиСи скоро приедет за тобой.

Я наклоняюсь и еще раз целую в голову Саммер, мою собаку-поводыря, прежде чем схватить сумку и вслед за Розой выйти из своей комнаты.

Я пытаюсь игнорировать внезапную пустоту, которую чувствую без нее, и Роза замечает это.

— С ней все будет в порядке, Эмили. Я буду присматривать за Саммер, пока тебя нет.

Я улыбаюсь и киваю. Оставить ее сложнее, чем я думала. Она мой самый лучший друг, и была рядом последние четыре года. Если я когда-нибудь неправильно оценю ситуацию или заблужусь, я знаю, что всегда могу рассчитывать на нее. «С тобой все будет хорошо», — напоминаю я. Я много раз ходила по этой школе в течение всего лета. Я, наверное, знаю это место лучше, чем любой человек, который может видеть, и если мне понадобится помощь, у меня будет СиСи.

Я хватаюсь за деревянные перила, которые окаймляют длинный коридор, ведущий к моей лестнице, и чувствую, как Роза приближается сзади, когда я начинаю спускаться. Я собираюсь спросить ее, не пришла ли мама, но в этом нет необходимости, потому что ощущаю аромат матери, спускаясь ниже. Ее удушающие духи достигают моего носа, и клянусь, в помещении становится холодно, когда я чувствую ее неодобрительный взгляд.

— Доброе утро, мама, — осторожно приветствую я ее, зная, что сегодня она будет в еще более плохом настроении, чем обычно.

— Полагаю, ты все еще планируешь реализовать эту свою глупую идею.

Я не позволяю ее снисходительному тону испугать меня.

— Да. Я же говорила, что не передумаю.

Я слышу, как она фыркает, а затем подходит ближе. Стараюсь не закатывать глаза, когда она поправляет мои волосы и суетится с моим платьем. Я явно не дотягиваю до ее стандартов. Я также чувствую запах водки в ее дыхании, что совсем не редкость.

— Не помню, чтобы твое платье было таким обтягивающим.

Я стискиваю зубы и сдерживаюсь, не отвечая на ее грубое замечание. Я давно научилась не тратить впустую нервы на маму. Никакие мои слова не смогут изменить ее. Надеюсь, это будет мой последний год в этом доме, и после выпуска все мои планы сбудутся.

Я чувствую, как Роза успокаивающе кладет руку мне на спину, жест заставляет маму рявкнуть:

— Роза, оставь нас, пока я разговариваю с Эмили.

— Да, миссис Майклз. — Она наклоняется и целует меня в щеку. — Пока, мисс Эмили, — мягко говорит она, добавляя «мисс» ради моей матери. — Прекрасного первого дня. Я знаю, что ты будешь сиять, как и всегда.

— Пока, Роза.

Слышу, как она уходит, и мама начинает:

— Эта женщина с тобой слишком нянчится.

— Она не нянчится со мной, она добра ко мне. — Неизвестное моей маме чувство. Иногда я удивляюсь, зачем они с отцом вообще удосужились завести ребенка, но потом вспоминаю, что все дело в имидже.

— Ты перестанешь на меня так смотреть? — с отвращением огрызается она. — Где твои очки, и почему ты их не носишь?

Я роюсь в сумке и вытаскиваю свои дизайнерские авиаторы.

— Вот они, — я тихо вздыхаю, зная, что следовало бы надеть их до того, как спустилась.

— Тогда надень их. Ты знаешь правила, Эмили. Это достаточно неловко для нас с отцом. Если я узнаю, что ты сняла их, пока находишься в школе, ты вылетишь оттуда так быстро, что оглянуться не успеешь. Поняла?

Слезы жгут глаза, когда я сглатываю боль в горле, прежде чем надеть их.

— Разве ты не думаешь, что я буду выглядеть более нелепо, если буду носить их внутри?

— Нет. Я так не думаю, и ты это знаешь!

Она права, так и есть. По какой-то причине моей маме никогда не нравился цвет моих глаз; она говорит, что они слишком сильно выделяются. После того, как я потеряла зрение, она заставляет меня надевать очки как можно чаще. Она говорит, что мои глаза блуждают из стороны в сторону, и я пугаю людей. Роза говорит, что она сумасшедшая, и что у меня очень красивые глаза. Я плохо помню, какого они цвета, потому что была маленькой, когда потеряла зрение. Но Роза говорит, что они уникальны, бледно-голубого цвета, и этот цвет напоминает ей снежную принцессу. Когда не ношу очки, я изо всех стараюсь сосредоточиться, но, думаю, сегодня утром у меня не очень хорошо получается. Плюс к этому моя мама в еще более злобном настроении, чем обычно, и я знала, что так и будет.

— Я не сниму их, — тихо обещаю я.

Прежде чем она может сказать еще что-нибудь противное, входит мой отец.

— Эмили, хорошо, что ты все еще здесь. — Я поворачиваюсь налево, туда, где слышу его голос, и тут же чувствую его дорогой парфюм. — Я хотел сообщить, что был прошлой ночью в Прескотте, и Кайл любезно предложил присмотреть за тобой в школе.

Я напрягаюсь, желудок скручивает при упоминании имени придурка. Сжимаю зубы.

— Я же говорила, что не нуждаюсь в его опеке. Не хочу иметь с ним ничего общего.

— Перестань вести себя как капризный ребёнок, — отрезает мама. — Тебе повезло, что кто-то вроде него готов присматривать за тобой и...

1
{"b":"670505","o":1}