ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Обе Бездны

Предисловие — Финальный урок

"Способные вмещать все возможные противоположности и разом созерцать обе бездны, бездну над нами, бездну высших идеалов, и бездну под нами, бездну самого низшего и зловонного падения"

Достоевский — Братья Карамазовы

Храм Тьмы погрузился в тишину. Драконы, проходящие мимо гигантского чёрного купола, покрытого изречениями о Тьме, вопреки самим себе прибавляли шагу, те же, что осмеливались подлетать к Храму, вдруг находили у себя какие-то неожиданные дела и улетали прочь. Даже сар-волод Нашара, Инанна Нингаль, и её верный сар-волх Зорат, находившиеся во Дворце Сталагмитов, почувствовали себя неуютно, что уж говорить об учениках, набившихся в просторное помещение учебного класса.

На время занятий комната часто погружалась в изумрудную темноту, но сейчас Тьма сгустилась так, что несколько из наиболее великовозрастных воспитанников недоуменно переглянулись: Арма, одно из трёх Воплощений Тьмы, берегла своё достоинство и не опустилась бы до подобных "фокусов" без причины. И нет смысла Тьме пугать своих подданных… Но и уроки Верховная Жрица прежде не проводила сама — слишком много дел ложится на лидера древней религии, почитаемой по всему Нашару от хребтов Альмандара на западе до острова Татьбы на востоке. Значит, сейчас пойдёт речь о чём-то на самом деле серьёзном.

— Плоть истлевает, — после многозначительного молчания поприветствовала учеников Арма, присаживаясь на пол из полированного шунгита — такой же аспидно-чёрный, как её шерсть. Только с беловатыми прожилками, а не с алыми.

— Тьма вечна, — нестройным хором ответили недоумевающие ученики.

— Именно, — кивнула драконесса, совместившая свой разум с самой создательницей вселенной. — Вечна я… И потому меня очень легко узнать в час, когда некто решит себя за неё выдать, не имея на то права.

Такое начало беседы не предвещало ничего хорошего. В отличие от другого Воплощения, Намиры, покинувшей Нашар, Арма никогда никого не скидывала с высоты и не топила в бочках с ледяной водой — наоборот, несколько раз реанимировала тех, кто не выжил во время подобных наказаний. Но Нашар сильно изменился за последнее время, так что кое-кто уже начал втягивать голову в плечи, ожидая чего-нибудь очень плохого.

— Вам известно, что Воплощение Варлад умер, защищая мои тайны, и в награду я вернула его на службу живым и здоровым несмотря на то, что и тело его, и душу уничтожили враги. Но Варлад сохранил не всё своё сознание — лишь ту часть, что не обуславливается личностью, которую мы приобретаем в течении своей жизни. Варлад-архитектор и Варлад-разведчик имели разный опыт и потому обладали разным характером. И оба эти характера смертны. Поэтому не прельщайтесь, что вы обретёте бессмертие во мне, будете помнить прошлую жизнь, сохраните свои привычки. Даже в процессе одной жизни вы меняетесь характером, а после полного обнуления опыта — тем более. Чтобы обрести вечную память, вам придётся отказаться и от меня.

Драконы — и младшие, и постарше — зашептались, однако повелительный жест крылом заставил их поутихнуть. Только одна из послушниц слегка подалась вперёд и спросила:

— Госпожа Арма, но ведь после смерти возвращаются? Герусет вот вернулся, но вместо того, чтобы служить Тьме, ушёл под землю.

— Куда ты вернёшься, когда в конце времён погаснут звёзды, остынет земля и мир растворится в Первоматерии? Мир родился — значит и мир умрёт. Я не рождалась — поэтому мне даже тогда не погибнуть. Но это буду я, а не ты. Я отдохну и сотворю новый мир, но уже без моих старых почитателей, лишившихся и души, и разума, и тела — так что и возвратить их станет невозможно. Чтобы вернуться самому — мало быть единым со мной, как едино моё тело. Нужно самому стать как Тьма.

— А являешься ли ты истинной Тьмой, или столь же ложна, как и всё, что говорила ранее? — самка поднялась с места, подёргивая перепончатыми крыльями. — Тебя видели вместе с Зоратом! А Намира никогда не вела бесед с этим кобником! Он не почитает Тьму! Он — ничтожество, осмелившееся поднять свой нос! И вместо того, чтобы собрать нас и разделаться с ним, ты напоминаешь нам только смысл "истлевающей плоти"? Это мы знаем и без тебя!

— И что вы делаете, чтобы не истлеть? — Арма сама выбрала такой стиль диалога. Поднять в учениках возмущение — а потом направить его в нужное русло. — Что станет с Зоратом — результат его воли, а не вашей. Что станет со мной — моя воля, а не ваша. Как вы сами живёте? Хотите ли стать неразрушимыми и взращиваете ли в себе вечную часть, что переживёт звёзды? А если не взращиваете — живёте ли, как смертные, так, чтобы при смерти не терзаться в муках совести, а после быть славными среди потомков за добрые дела? Путь Тьмы — путь самопосвящения. Не кивайте на других и не жалуйтесь — вы сами не станете от этого лучше. Если кто-то вам скажет, что Тьма требует от вас чего-либо — не верьте. Потому что Тьма уже в каждом из вас.

Перепончатокрылая обернулась на загалдевших учеников и снова повернулась к Арме.

— Что правда то правда, — прорычала она. — Но какая польза нам от того, что мы взрастим в себе Тьму, словно паразита-нава, который вырвется и сожрёт нас?

— Став мной, вы поймёте, что вы — это весь мир, и через меня научитесь любить его и при том управлять им, как своим телом. Убив меня, вы потеряете мир и поймёте, что даже он над вами не властен и вы выше него. — Черношёрстая встала, показывая, что урок завершается. — Тогда даже я не буду властна над вами. Вы станете не просто моими чадами, а взрослыми существами, кто добывает себе пропитание сам. Но в самом начале пути, там, где вы окажетесь, когда совершите духовное рождение и соединитесь со мной, ещё нельзя обойтись без материнского молока. Главное — не питайтесь им всю жизнь. Мать, шантажирующая своих детей, обещающая кормить их, лишь пока они на неё работают — плохая мать. Она растит не равных членов семьи, а рабов. Мне такой быть не хочется. И я сообщила вам это всё, потому что вас покидаю. Я выросла из Тьмы. На моё место придут те, кто не заботится о подрастающем поколении. Потому не забывайте заботиться о себе сами. Но и не превращайтесь в параноиков и не впадайте в заблуждения. Если в вас бодр разум — мои слова вы поняли. Добра вам.

Мигом в зале воцарилась полная тишина. Лишь лёгкий, почти неслышный и явно специальный цокот когтей Армы наполнил помещение, пока драконица выходила прочь на всех четырёх, оставляя после себя лишь смятение.

Глава первая — Исход во Тьму

Утгард, наверное, был самым древним городом планеты. Возведённый дарканцами, потомками самой перворасы щуров, он долгое время после первой войны с людьми и Эры Ночи пребывал во власти насекомоподобных кракалевн, но свободолюбивый сар-волод Аменемхат вернул Утгард драконам. За свою долгую жизнь город на двух реках, Ве́лдре и Варе́, и одном озере Ныр наростил целых пять слоёв один над другим. Под знакомыми всем Тёмным улицами столицы — хаотические переходы восхвалявших навов кракалевн, превращённые, по большей части, в водопровод и канализацию. Глубже — остатки древнего города предков, уничтоженных в неравной борьбе против людей и навов. А ещё дальше от поверхности, под естественными пещерами, промытыми грунтовыми водами — последнее убежище дарканцев, Спальни. Но мало кто из замороженных там трусливых предтеч, что бросили сородичей в войне, проснулся.

Сейчас небольшой отряд, импровизированная делегация, обретался на "ярусе кракалевн" — самым неглубоко залегающем. В вытянутый вверх зал, сложенный из старого и неровного, но крепкого кирпича, даже заглядывало солнце через дыру на чьём-то заднем дворе. Видимо, не в воле живущих рядом драконов было заделывать пролом и уберегать детёнышей от падения на четыре размаха вниз, на камни дна текущих по полу ручьёв и на яркую плесень высотой почти с траву.

1
{"b":"670841","o":1}