ЛитМир - Электронная Библиотека

Кто нас повернёт от безумья к прозренью?

На картах маршрут так прозрачен и прост,

А в детских глазах нет ни капли сомненья,

Что путь это вверх – до загадочных звёзд.

(Сергей Дворецкий, гр. «Магелланово облако»)

Dat. Dicat. Dedicat (Благодарности)

Конечно же, моим родителям… Светлой памяти отца и с чувством глубокой благодарности маме…

Благодарю всех друзей и близких, кто поддерживал меня в этом творчестве. Здесь есть частичка и вашего тепла!

Отдельно благодарю:

художника Владимира Avtovor (deviantart.com/avtovor) за душевную иллюстрацию к рассказу «Город», которую можно видеть на обложке,

дорогую подругу Айгуль Каримову за мотивацию, оригинальный взгляд на мои тексты и строгую критику

и конечно, филолога Анну Лопатентову – талантливую, светлую и просто очень красивую девушку, без которой эта книга вряд ли бы появилась на свет…

Официальная группа автора в ВК: https://vk.com/public191418571

Игра в жизнь

Посвящается Анне Л.

Планета Надежда (Лада-3), зона первичной экспансии землян,

86-й год после Исхода1

– Смотри! Смотри! – изящные тонкие пальцы Мониты сжали плечо Игоря.

Палуба яхты под ним чуть покачивалась, убаюкивала. Хотелось просто лежать и смотреть в это безоблачное небо над головой. Чистое, словно отмытое, глубокое, голубое. Но Монита продолжала теребить его за плечо, привлекая внимание.

Пришлось уступить и перевернуться на живот. Там, куда указывала ладонью девушка, примерно в километре от их яхты, протянулась неровная цепочка белых точек: спортивные глиссеры стремительно огибали мыс. Похоже, тренировочный заплыв какой-то местной команды.

Шутка ли: больше 90 процентов поверхности планеты занимает вода! А редкая суша – это в основном архипелаги небольших островов. Почти все гоночные виды спорта здесь либо авиационные, либо вот такие – водно-моторные.

– Любишь гонки? – спросил Игорь, просто чтобы не молчать. После увольнения из космофлота и возвращения на Надежду он всё время ощущал себя каким-то «замороженным». Неловко быть таким чёрствым рядом с Монитой. Ему повезло с ней. Он ничего не ждал от случайного знакомства с девушкой намного моложе себя, а неожиданно нашёл то душевное тепло, которое помогло стряхнуть с себя липкое оцепенение неопределённости. Вместе с ней он словно заново открывал планету и жизнь.

Монита перевернулась на спину, грациозно закинув руки за шею и уставившись в небо:

– Люблю всё красивое. А эти джетглиссы такие красивые! В них нет ничего лишнего, всё подчинено скорости.

Игорь улыбнулся:

– А в тебе чему всё подчинено, что ты такая красотка?

– Мечте…

Игорь любовался ей со стороны: ясные глаза, густые брови, капельку курносый носик и не пухлые, но красиво очерченные губы, которые Монита сейчас покусывала, задумавшись о чём-то.

– А ты? – вдруг спросила она.

– Что?

– Ты любишь гонки? Ведь ты же пилот, должен хорошо водить.

– Я не пилот. Я летал на дозорном корвете, но у меня были совсем другие обязанности в экипаже. Хотя в юности глиссер я водил неплохо.

Монита даже подскочила, с интересом глядя на него:

– Ты гонял на джетглиссе? Серьёзно?!

Игорь в очередной раз усмехнулся привычке юной подруги представлять его эдаким героем, супер-пилотом и вообще. Имей он на неё какие-то виды, мог бы легко воспользоваться, но Игорь чаще смущался попыткам его идеализировать.

– Ну, «гонял», это громко сказано. Вот отец был пилотом, и даже сам построил очень классный по тем временам глиссер. Кое-чему успел и меня научить.

– Мм… – любопытство девушки не давало ей покоя. – Вы, наверное, его потом продали? Глиссер…

Игорь пожал плечами:

– Да нет. Мне было некогда этим заниматься, а мама ничего в них не понимает. Он и сейчас стоит в эллинге на память об отце.

При этих словах Монита вскочила на ноги:

– У тебя есть собственный глиссер, и ты до сих пор молчал?! – воскликнула она, глядя на Игоря широко открытыми глазами. – Да ты просто бессовестный тип, Спиркин! Я немедленно хочу его увидеть!

И не дав мужчине даже слова сказать, умчалась в рубку. Минуту спустя под палубой мерно загудели двигатели, а за кормой яхты взметнулись водяные буруны.

* * *

– Старьё! – авторитетно изрёк механик, пошевелив рыжими усами.

Больше всего он напоминал хитрого старого таракана: небольшого роста, весь какой-то вёрткий, практически лысый и усатый. И раздражал он Игоря тоже не хуже вредного насекомого. Но приходилось сдерживаться, поскольку сам же дал Моните себя уговорить на этот осмотр. Её симпатичная мордашка возникла с утра на экране видеофона, застав Игоря за завтраком. И сообщила, что договорилась со знакомым отца посмотреть глиссер Спиркина.

Честно говоря, это совсем не входило в планы Игоря. Была суббота, и он намеревался провести выходной совершенно иначе. Впервые за несколько лет вывести, наконец, отцовский глиссер из эллинга и с ветерком прокатить Мониту по заливу.

– Для своего времени это была отличная машина. Отец знал в них толк! И требованиям по классу она до сих пор соответствует.

Классов и моделей гоночных судов на Надежде существовало множество. Но наиболее популярны всё же были джетглиссы – лёгкие спортивные глиссирующие катера. Приводились они в движение водомётом, работающим одновременно и от двигателя, и от мускульной силы пилота. Такое сочетание и принесло им популярность, ведь зрелищность на гонках джетглиссов не сводилась к одной лишь «борьбе моторов».

– Силовая, может, и соответствует, в ней ломаться практически нечему. Но всё остальное устарело.

– Да что всё-то? – начал злиться Спиркин. – Аэродинамику просчитывала и доводила одна частная аэрокосмическая лаборатория, с которой сотрудничал отец. Каркас корпуса тоже уникальный. Максимум, новый карбюратор и сопло поставить… Помоги лучше завести его, сам увидишь.

Механик ещё что-то ворчал, пока они заряжали аккумуляторы и закачивали сжатый воздух. Монита всё это время изнывала от нетерпения, хоть и старалась не мешать мужчинам. Но всё же она никак не могла усидеть на одном месте, то обходя вокруг глиссера и поглаживая скруглённые, как у морского животного, обводы корпуса, то потихоньку заглядывала в экран мобильного тестера. Механик на эти манёвры молча хмурился и шевелил усами, Игорь всё же старался отвечать на вопросы подруги. Пока не сообразил, что ей мало что понятно в «адиабатическом расширении», а попросту скучно, и посоветовал девушке лучше полчаса поплавать в отгороженном от акватории водного клуба бассейне, пока они всё не наладят.

Когда Монита, вздохнув, удалилась, Игорь откровенно объяснил механику, что продавать глиссер не собирается. Тот только неопределённо крякнул в ответ, в очередной раз пошевелив усами. Похоже, у него это было универсальное средство выражения эмоций.

Полчаса спустя Игорь связался по наручному видеофону с диспетчерской вышкой и запросил у полненькой брюнетки «свободную воду». Получив «добро», сделал на глиссере круг по заливу. Когда остановился возле эллинга, понял, что сразу не может выбраться из кокпита: воздушный насос здесь приводился в действие педалями, как у степпера, и у Игоря с непривычки дрожали перегруженные ноги.

«Вот сейчас на карачках придётся вылезать, да ещё на глазах у девушки. Герой!» – с грустью подумал Игорь. Всё же пора было восстанавливать утраченную форму.

А Монита с восторгом на милом личике уже мчалась к глиссеру, только парео трепыхалось на ветерке, шаловливо обнажая стройные ножки девушки.

– Одевайся, а то простынешь. И спас-жилет не забудь. Сейчас кататься будем!

вернуться

1

после того как условия жизни на Земле стали крайне неблагоприятными, большинство населения покинуло её на эвакуационных космических кораблях, направившись к разведанным пригодным планетам. Это событие получило название «Исход» и в устоявшейся хронологии отсчитывается от даты высадки людей на Надежде. Время действия всех последующих событий указано в г.п.И – годах после Исхода. Продолжительность 1 г.п.И. равна 1 астрономическому земному году

1
{"b":"671154","o":1}