ЛитМир - Электронная Библиотека

— Да выгнал я его из кабинета тут же, потом объясню чего-нибудь. Или не объясню — сначала вы все подробности мне расскажете, там уже и порешаем. Ну что сидите, на меня сдавайте. Давненько я в гостях не был, соскучился уже по вам всем. Проведу тут денечек, а то достали меня мои то хуже горькой редьки!

Так и сидели мы, ночь коротали за картами, едой, разговорами да рассуждениями. Верховной только не хватало, но дед да древние все еще злились на неё, так что не рискнула я напомнить, что игр на пятерых поболее будет, чем на четверых то.

Сидела я, улыбалась, несмотря на темы серьезные, смотрела на самых дорогих мне людей и вспоминала.

Ни у кого из них, в том числе у Верховной, детей не было. Правители, что несли силу древних — за то древними и были прозваны — жили гораздо дольше всех прочих магов и алхимиков, могли творить то, к чему другим и близко не подойти, в том числе, порталы открывать самостоятельно лишь собственным желанием. Но детей иметь не могли, так уж природой задумано. А власть передавали на угасании лет, тому, кто наиболее достоен и подготовлен был.

Верховная семьи по должности не имела; не в том её путь был. Точнее, семья у нее была — ведающие. И пестовала она их, ежели сироты, то с рождения, а если кто при родителях был — то с десяти годов. В своем замке и пестовала, и сама их жизнями жила и дальше, присматривала. Как мама она не только мне была, но и всем подругам моим любимым.

Ну а дед мой…

Я вздохнула.

Был у него сын. Прекрасный, сильный, великий алхимик темный.

Влюбился он в ведающую; да так влюбился, что и мимо пройти не смог — похитил даже, при себе держал. Об этом Верховная до сих пор сердито вспоминать могла.

И добился таки ответа от девушки. Поженились они, хотя такое уж очень большой редкостью было. В назначенный срок в Темной Империи я родилась, с силами то странными, смешанными. А как было мне два годика, так сиротой и стала. Погибли мои папа и мама.

Я их не помню почти, так, отголосками — запах, песню колыбельную, сильные руки отца.

Воспитывал меня дедушка вместе с Верховной, что силу во мне сразу разглядела, да с правителями, которым тоже о ком-то заботиться хотелось.

Вот и выросла я в разных домах да сразу в двух мирах при четырех родителях.

— Эй, Руся, а ну не спи! Твоя очередь раздавать.

Я очнулась от размышлений, колоду взяла и мы продолжили. В картах что ведь главное — руки работают, глаз цепляется, внимание ой какое сосредоточенное; а от этого рассудительности только прибавляется. Мысли разные, неглупые приходят. Потому все совещания, ежели надобность была, так у нас и проходили.

И к утру план был готов.

Глава 12

Память на лица у меня была абсолютная — вот раз стоило мне увидеть человека, или зверя, или двуликого — навсегда запоминала и силу их магическую, если была, запечатлевала. Так что, зайдя в бальную залу Светлого королевского дворца спустя всего лишь сутки после той памятной ночи, раскланивалась я со многими; особенно тщательно делала это с магами прокурорскими, открывшими удивленно рты.

Жаль, Гавриловича не было, но тот из людей простых, а простых на приемы королевские не приглашали.

Директор Прокуратуры стоял спокойно, усы подкручивал — ему одному, как человеку до конца проверенному да надежному, да Руслану не обидевшему, объяснили мою миссию и происхождение. С наказом молчать — остальные пусть сами докапываются.

Шла я степенно, от дверей огромных, перевитых резными деревянными лозами с драгоценными камнями — ох и любил Радомир Премудрый вычурности всякие — в сторону противоположную, где королевский трон стоял под балдахином. А рядом Советник Темного Правителя шел, приставленный мне в сопровождающие, мрачный, аки туча грозовая. Понятное дело, притворялся — нужно ведь было репутацию держать. Хотя знала я, что у советника тут с давних самых пор, что он с посланиями к Пресветлому ездил, зазноба есть. И рад он радехонек снова появиться.

От мрачности этой его, от силуэта огромного человека, к темному властелину приближенного, от огромного меча двуручного на поясе, барышни по бокам так и падают на кавалеров. С ехидцей я подумала, что та, розовощекая, на пирожное похожая, тоже упасть должна, но от мысли о том, к кому на подставленные руки она упасть может, сердечко кольнуло и я запретила себе думать о всяких глупостях.

Зато кто в обморок не повалился, на дружину нашу заглядываются — двухметровые красавцы, как на подбор, четко сзади шагают, из уважения мечи свои оставив за пределами зала. Впереди Милатор и Кирилл, никем не признанные. Все обряжены в камзолы темные, строгие, что еще больше стать широкоплечую подчеркивает.

Мое же платье было, что и не разгонишься. Правитель темный постарался — королевский портной такие наряды сшил для миссии, что мужикам тоже впору начинать падать. На первый выход платье выбрали изумрудное, с длинной узкой юбкой и огромным воротником, который с плеча спадал и руки да грудь обнажал до границ приличия. Глаза я подвела ярко, конечно, а на шее — изумрудное колье из гигантских камней Темных копий. Смотрелась на фоне разодетых в пышные рюши цветочков экзотично и дико; цветочки возбужденно шептались и глаза распахивали

— ко двору если и приезжал кто из темных, так мужского пола. Так что про моду Темной Империи они только слухи собирали, редко кому вживую увидеть доводилось.

Светлый правитель сидел на своем кресле и довольно улыбался, а все остальные светлые, стоящие неподалеку, хмурились. Особенно Верховный Маг, который, как и положено на приемах подобных, с левой стороны чуть позади Радомира стоял. Позеленел даже слегка, руки в кулаки сжаты, лицо перекошено. Не ожидал, ох не ожидал меня увидеть, да что сделает то?

Исхудавший какой-то, да несчастный — неужто невеста замучила?

Подхожу, почтительно наклоняюсь, и Советник тоже не отстает.

— Рад приветствовать вас, уважаемый Посол, на нашем скромном балу, — начал речь Премудрый.

Взоры придворных обратились к высокому гостю в ожидании ответа.

— Спасибо, Пресветлый, и за приглашение тоже спасибо, — отвечаю я звонко.

Толпа изумленно ахает. А чего они ожидали? Что послом будет Советник? Ну так лучшие алхимики Империи в дипломатии не сильны, уж очень любят на эмоциях играть.

Светлый сделал приглашающий жест, и мы расселись. Советник чуть в стороне, а я ниже Правителя, на маленьком троне. Сзади меня и Милатор с Кириллом встали, предварительно довольно грубо Дамира подвинув. В том не было необходимости особой, но охранители мои не могли себе в удовольствии отказать. Остальные дружинники по залу разбрелись — дев своим видом будоражить.

Наблюдаем за балом с Радомиром Премудрым, молчим. Вчера уже до хрипоты наговорились, сейчас и вежливых редких фраз достаточно. Танцы начались разнообразные, разговоры — все больше о темных, явно; вино рекой льется. Мне тоже было предложено и я с удовольствием взяла кубок золотой, драгоценный.

Тут слышу, покашливание рядом.

Ага, подлый маг проснулся.

— Позвольте поинтересоваться, Пресветлый, не это ли та помощница следователя, что я разыскиваю вот уже пять дней, днем и ночью, по двум мирам?! — обратился он к властелину своему.

Я глаза скосила и усмехнулась.

А то он меня не узнал как будто. И злющий то чего такой!

Милостиво голову наклоняю и сама отвечаю холодно, презрев весь протокол:

— Рада приветствовать вас, Светлый Под… Маг Дамир Всеславович. Как поживаете?

— Как поживаю?!!!!!! — шипит он и уже на меня смотрит. А очи так и сверкают! — Да понимаете, посол…уважаемый, пропали у меня девушки из Прокуратуры, что помогли немерено — ни есть не мог, ни спать, все думал, что случилось то, вдруг умерли они уже смертью страшной, или под пытками сейчас мучаются! А они оказывается… а она…

— А вы получше бы следили за порядками в своей Столице, да за своим поведением в Прокуратуре, и не пропадало бы оттуда никого! — отвечаю ему так сурово, что остолбенел он да руками замахал негодующе.

18
{"b":"672313","o":1}