ЛитМир - Электронная Библиотека

Переключатель находился за стальной дверью пожарного выхода между главным зданием и коридором. Я нащупал в темноте спрятанный на радиаторе гвоздь. Вставил его в слот для ключа и…

ВШШШХХ!

За вспышкой последовал удар, будто по руке врезали молотком, во рту что-то зашипело, в голове полыхнуло…

Глава 3

С зайцем буду я повсюду

Вам знакомо чувство, когда события происходят так стремительно, что в какой-то момент уже невозможно понять, что же собственно произошло, кто ты и на каком свете находишься? Оно меня накрыло. В глазах рябило и двоилось. Во рту ощущался странный медный привкус.

– Что за… – пробормотал я и вздрогнул: слова вылетали изо рта, как маленькие жар-птицы и, расправив крылышки, растворялись в клубах дыма под потолком.

ПУФ-Ф-Ф, ПУФ-Ф-Ф…

Потребовалось ещё какое-то время, чтобы зафиксировать: потолок прямо надо мной, а сбоку видны ступеньки. Судя по всему, я свалился с лестницы. Проморгавшись, я попытался вспомнить, что случилось. Так, сначала помахал Алете, подумал про спортзал, а потом… Не помню. Ох. Сел, осмотрелся. Я находился у подножия лестницы рядом с выключателем, который, кажется, перегорел, потому что на стене сохранился огромный чёрный след пепла. Если кто-нибудь сейчас зайдёт, то, боюсь, меня ожидает масса проблем. Это плохо, но не самое главное. На выключателе, зацепившись ушами, висел ярко-красный кролик. Он скрестил на груди лапы, всем своим видом демонстрируя полнейшее презрение. А в глазах читалось такое, что немедленно захотелось провалиться сквозь землю. Однако деваться было некуда.

– Привет! – помахал я кролику. Нет, зайцу. Я был уверен, он – тот самый.

– Ну не придурок ли? – отозвался зверёк, подтверждая догадку.

– Что?

– Я сказал, что ты придурок.

– Я… э, могу тебе помочь?

– Хороший вопрос. Конечно, нет. Обожаю висеть на ушах, особенно там, где кто угодно способен меня увидеть. А то и шкуру содрать. А так всё хорошо, ага.

– О, ладно, рад, что у тебя все хор… – Я замолчал, заметив, как он саркастически закатывает глаза.

Обычно я чувствую такие вещи сразу благодаря индивидуальному способу воспитания Оскара, но сейчас я пребывал в шоке. Причём как в прямом, так и переносном смысле.

– Извини. Давай попробую помочь. – Я поднялся, в глазах тут же завертелись пурпурные круги, голова закружилась. Чтобы не упасть, пришлось ухватиться за перила.

Кое-как я поднялся по лестнице и только тут разглядел, что уши зайца прижаты к стене крючком, в который превратился расплавленный гвоздь. Он защемил края колечек из красного камня в ушах моего знакомого.

Если честно, я слабо понимал ситуацию.

– Случайно не подскажешь, как тебя освободить?

Он снова закатил глаза:

– Заклинанием, естественно. Заколдуй и отрекись от меня. Не понимаю, чему только сейчас детей учат?

– А? – Я осознал, что стою с раскрытым ртом, и срочно закрыл его.

– У тебя в ушах вата, пацан? Или ты настолько тупой, что слов не понимаешь?

– Нет-нет, я тебя слышу. Знаю, что такое заклинания и колдовство. – Я ведь читал книги, где вызывали джиннов, демонов и других необычных персонажей.

– Тогда покончим с этим. Ты меня вызвал. Но будь уверен: получишь сполна, когда я верну независимость.

– Независимость?

– Ты уверен в своей психической полноценности? – поинтересовался заяц. – За время нашего общения у меня на этот счёт возникли сомнения.

– Но я никого не вызывал! – произнёс я и почувствовал, как жалко звучит это оправдание.

– Ага, и что я, по-твоему, тут тогда делаю?

– Не знаю. А как ты оказался на холме в прошлый раз?

– Что за… подожди. Ты не шутишь.

Заяц выругался. По крайней мере, мне так показалось. Язык был незнакомый, но возбуждённые и сварливые интонации сомнений не вызывали: ругается. Он отвёл душу и, немного успокоившись, поинтересовался:

– Что ты делал до того, как я украсил эту стену, с которой открылся великолепный вид на идиота, принявшего позу мешка с картошкой?

– Точно не скажу. Последнее, что чётко помню, – это обед в столовой.

Заяц стиснул зубы. Открыл и снова закрыл рот. Вздохнул.

– Напряги память. Думаю, ты и раньше здесь бывал. Как ты сюда проник? – Он развёл передними лапами.

Я объяснил про спортзал, гвоздь и переключатель, отметив, что свет всё-таки удалось включить.

– А как ты тут оказался?

– Услышал взрыв. Кто-то в режиме вызова назвал моё настоящее имя. Подойди ближе, хочу изучить тебя. – Заяц внимательно осмотрел меня с ног до головы. – Дай правую руку.

Только протянув ему руку, я заметил, что подушечки пальцев обожжены, хотя ничего не болело. Заяц понюхал ладонь и хмыкнул.

– Открой рот и скажи «а-а-а». – Он буквально засунул голову мне в рот. – Ага, так и есть. Это всё из-за тебя.

– Да что всё-то?

– Заклинание. Дым и дуб, огонь и пепел.

– Что, прости?

Заяц не ответил, а только покачал головой и вздохнул.

– Каковы шансы, чувак? Каковы шансы?

Я прислонился к ближайшей стене, опустился на пол и машинально положил подбородок на колени.

– Ничего не понимаю. – Скорее всего, я просто сошёл с ума.

– Ясно! – выдохнул заяц и даже немного смягчился. – Видимо, ты пришёл сюда и, как идиот, воткнул гвоздь в электрическую арматуру, после чего получил удар током. Ожидаемый сценарий для любого здравомыслящего человека.

– Значит, это всё – галлюцинация? – с надеждой спросил я. – Это же не расценивается как сумасшествие, если меня ударило током, верно?

– К сожалению для нас обоих, нет. Будь ты обычным человеком, тебя бы уже отправили в больницу. Если бы, конечно, успели найти живым.

– Не понимаю.

– Ну разумеется, я ведь ещё не закончил. И не закончу, если будешь перебивать.

– Извини.

– Извинения уместны. И не только за это. В моём затруднительном положении виноват именно ты. Так, о чём я говорил? Что ты идиот, а ещё полный придурок, безумный и удачливый дурак.

– Удачливый дурак?…

Заяц недовольно посмотрел на меня, и я закрыл рот.

– Электричество – коварный брат огня. Хоть ты молодой повелитель пламени и находишься в процессе становления, это вовсе не значит, что тебе позволено играть с молнией когда вздумается. А ты именно этим и занимаешься, поэтому схлопотал удар током. Падая с лестницы, ты по воле Удачи или Судьбы выкрикнул моё настоящее имя. И вот я здесь.

– Я?… Но… как? И почему?

– Удачу я мог спровоцировать сам… Тогда ты моё наказание. Ну да не впервой. А если это Судьба… Даже думать об этом боюсь, тем более сейчас, когда осенний пар опустился на землю. Но в любом случае я застрял здесь из-за тебя, так что освобождай давай.

– Каким образом?

– Опять?! Да что с тобой такое? Это же я подвешен за уши и ослеплён головной болью. Говори заклинание и отрекайся от меня. Что непонятного?

– Я готов, но как?

– Боже, ты серьёзно? Мне всё делать за тебя? Нет, не отвечай, это и так очевидно. – Он вздохнул. – Подними руку и скажи: «Заклинаю и клятвенно отрекаюсь от тебя». В конце назови моё настоящее имя.

Я поднял руку и осёкся:

– Подожди, мне неизвестно твоё имя. Назови его, если хочешь получить свободу.

Заяц выглядел ошеломлённым.

– Как же, сказал я тебе. Нет. Если я назову имя, ты сможешь заставить меня служить тебе до конца жизни.

– Больно надо.

– Это ты сейчас так говоришь. А окажись у тебя власть? Где гарантии твоих намерений? Не доверяю я тебе.

– Ну не верь. Тогда как прикажешь тебя освободить?

– Заклинаю и… Да чтоб тебя! Вот ведь головоломка. И это всё твоя вина! – Заяц снова сердито скрестил лапки и сжал челюсти.

Заурчало в животе. Я вспомнил, что в рюкзаке, который валялся у подножия лестницы, есть еда.

– Куда ты?! – крикнул заяц.

– Перекусить.

– А я? Освободить меня не хочешь?

– Понятия не имею, как это сделать. И вообще, не уверен, что ты настоящий. Будут идеи, поставь в известность. А до тех пор…

6
{"b":"672701","o":1}