ЛитМир - Электронная Библиотека

– Твой Саша – дебил! – Послушай старшую

сестру. – Карина бросила сумку на заднее сиденье и

назидательно уставилась на Киру. Та стояла и смотрела

в одну точку, заложив руку за руку.

– Ну, Кир, зай… – произнесла сестра.

– Ты понимаешь… он мне так… – было видно, что она разволновалась, переживая очередные

любовные страсти. От слез потекла тушь, она достала

из сумочки зеркало. Посмотрелась. Надвинула на глаза

бейсболку и с улыбкой сказала:

– А что, сестренка, пошло оно все на хрен! Мы

ведь едем отдыхать с тобой, а значит, все мужчины

будут наши! Твои и мои! Я так считаю: не переспала

– значит, не мой!

– Вот! Вот! Вот! Это мне уже нравится. Там

отпад – отель в виде замка стоит прямо в горе, ну то

есть, за ним гора, вниз ведет маленькая дорога, по ней

может проехать только одна машина, вот и для нас там

лазеечка к пляжу, и все. Там, как на необитаемом

острове… Тебе не будет холодно? – сестра обратила

внимание на то, что Кира легко одета. Ты какую-

нибудь кофточку накинула б, а то твоя блузка…

– Нет, Каринка, нормально.

– Учти, остановят гаишники – ты

разговаривать будешь. В такой короткой юбке и с

твоими бедрами.

– Есть, шеф! – Кира, открыв дверцу, села, забыв все московские переживания, страсти и

неприятности, и нацелилась только вперед.

Карина окончила журфак и уже работала в

местной газете за не очень большую зарплату, но

надеялась на повышение. Неизвестно, каким способом, но она получила новое место в медиа-холдинге

олигарха Бориса Островского. Кира же училась на

третьем курсе юридического института, на факультете

подготовки следственных кадров для МВД, где

успешно осваивала профессию следователя.

Она прекрасно сдала сессию. И уже

подрабатывала в прокуратуре среди пьющих

следователей и в полностью прокуренном помещении.

На всех фронтах ее жизни у нее были победы. Не легко

все ей давалось. Она не рассказывала никому о

набитых шишках, слезах в подушку по ночам, оттого

что ничего не выходит, но, тем не менее, победа всегда

была на ее стороне. Не ладилось лишь на личном

фронте: то ли девочка она была недоступная, то ли

хотелось чего-то большего, чем шампанское, шоколад

и постель, то ли еще что, – в отличие от сестры, у

которой было все в точности до наоборот. Сестры

были внешне чем-то похожи. Обе среднего роста, у

обеих – светло-русые волосы, красивая улыбка и

глаза, в которых можно утонуть. Многие считали, что

они двойняшки, хоть разница была в два года. Киру

выделяли ямочки на щечках и роскошные бедра.

Каринка же была обладательницей красивой груди. И

ей не нравилось, что знакомились сначала с ней, а

потом уже смотрели в глаза.

***

– Все сегодня приедут, Алексей Алексеевич?

– Да, Люся, сегодня будут все, так что ставь все

приборы.

– А кто будет? – спросила Люся, вытерев

полотенцем еще одну тарелку и поставив ее на стол.

– Островский с телохранителями, с двумя, ну и

естественно, с супругой; Марк и Клара Семеновы; Рита

с сыном, ну они еще были в том году, помнишь? Ах, да, еще будут сестры Кира и Карина. Они работают у

Островского. Или одна из них работает, я не помню.

– А эти, Рита и сын? – она улыбнулась, —

симпатичный мальчишка, ему уже, наверное, лет семь.

– Нет, больше, лет двенадцать – тринадцать. —

Алексей Алексеевич направился к лестнице, ведущей

на второй этаж.

В большой светлой гостиной Люся накрыла стол.

Белоснежные тарелки стояли на бежевой скатерти, блестели золотые ложки и натертые до блеска ножи.

Люся открыла окно, чтобы проветрить помещение.

Свежий поток воздуха скоро заиграл шторами. Она

осмотрела свое рабочее место. Вроде все было так, как

надо. Ей нравилась ее работа: ложечка к ложечке, ножичек к ножичку – все имело свое место, все знало

свой порядок. Красота, да и только. Да и там красота,

где, казалось, нет ничего необычного и все вполне

обыденно. Ну что такое обеденный стол? А у нее он

был, словно произведение искусства. За это ее ценили

и перекупили у другого отеля за большие деньги. А ей

было удобно здесь работать: и дом рядом, и не надо

было каждый день трястись в маршрутке через весь

город.

– Ну вот, вроде, и все, – засунув руки в фартук

и осмотрев еще раз стол, заключила она.

Это была традиция отеля: в первый день, в день

заезда, накрывать один большой стол. Создавалась

непринужденная обстановка, и посетители могли

быстро познакомиться друг с другом. Потом уже кто-

то заказывал завтрак в номер, кто-то завтракал на

пляже. На лето нанимался дополнительный персонал

– наплыв посетителей был большой, и ей, маленькой

хрупкой женщине, было сложно одной со всем

справляться. Да и посетители были люди не бедные, что добавляло хлопот в связи с причудами богатых.

– Я все, – отрапортовала Люся, увидев, что

Алексей Алексеевич, управляющий, уже вернулся.

Когда-то он работал манекенщиком, и хоть

прошло с тех пор уже лет пятнадцать, это по-прежнему

был мужчина, ухоженный и не лишенный шарма.

Прядь его русых волос всегда спадала на глаза, первые

морщины на лице были не так заметны, блеск глаз и

лучезарная улыбка, что было подарено ему природой, редко, когда пропадали. Он был мягок и обходителен с

подчиненными, и, самое главное, с обитателями отеля.

В костюме, при галстуке, он выглядел особенно

эффектно, так как по-прежнему занимался спортом, и

ширина его плеч и крепкие мышцы восхищали многих

женщин.

– Ай да молодец, вот ты у меня умница, —

Алексей Алексеевич подошел и слегка приобнял

прислугу.

– Другие какие-то … не такие, как ты. Может, нанять другой персонал на этот сезон, а то берем все из

местных, а они тут заевшиеся… Может, нам такие

попадаются?.. Не знаю, – произнес он в пустоту и

ушел. Люся осталась одна, проводив улыбкой

начальника, она подошла к окну и уставилась вдаль.

– Надо же, сам Островский к нам приедет. Что

ему здесь? Столько курортов, а он здесь. С его-то

баблом. Странно… Он здесь не был еще с того самого

случая… Гм. – Люся поправила фартук и приступила

к другой работе, надо было пропылесосить комнату

для гостей, и она направилась на второй этаж. Вскоре

раздался звонок, и пожаловали первые обитатели

отеля. Люся подошла к окну и увидела молодую пару, выходящую из машины.

– Сейчас они войдут, – подумала Люся, – и

Алексей Алексеевич произнесет:

– Здравствуйте! – и «оближет» их со всех

сторон. Ну, что ж – у каждого своя работа. – Люся

поразмышляла и направилась с пылесосом в конец

коридора.

Так все и произошло. Молодая пара – чета

Семеновых, о которых говорил Алексей Алексеевич.

Марк – высокий, плотного телосложения —

типичный плейбой. Супруга Клара, наоборот, – чисто

деловая женщина. Худенькая, стрижка каре и

пристальный взгляд, быстро оценивающий все и вся,

что ее окружает. Как узнала потом Люся, она работает

вместе с Островским одним из его замов. Супруг, собственно, был человеком свободным от серьезных

занятий. Они быстро прошли к себе в комнату, что-то

оживленно обсуждая. Алексей Алексеевич помог им

занести вещи.

– Ну что, Борис Аркадьевич был прав. У вас

очень и очень недурно. – Клара слегка приподняла

свою летнюю шляпку, вероятно, чтобы можно было

видеть ее красивые карие глаза, тонкие линии лица, изящные губы.

«Наградил же Господь такой красотой глаз», —

пронеслось у Алексея Алексеевича в голове.

– Мы с супругом были в том году в Ницце, конечно, не то же самое, но все же… Я к тому, что у

1
{"b":"673253","o":1}