ЛитМир - Электронная Библиотека

Генрих фон Штаден

Московия при Иване Грозном. Свидетельства немца – царского опричника

Heinrich von Staden

The Land and Government of Muscovy a sixteenth-century account

© Перевод, «Центрполиграф», 2020

© Художественное оформ ление, «Центрполиграф», 2020

Введение

Записки Генриха фон Штадена о положении дел в Московии появились в конце 1578 и в 1579 году, вскоре после того, как автор вернулся оттуда в Западную Европу. (Возможно, он вернулся в Европу летом 1576 года.) Это не заметки путешественника, в отличие от сочинений барона фон Герберштейна, и не ис торический труд. Они вообще не предназначались для обнародования. Все четыре части документов Штадена: прошение, описание Московии, предложение о вторжении в Московию и автобиография – были написаны для представления Рудольфу II, императору Священной Римской империи, с пожеланием сохранить их в секрете. Видел ли их Рудольф, неизвестно.

Московия при Иване Грозном. Свидетельства немца – царского опричника - i_001.png

С точки зрения Штадена, самой важной частью записок было предложение о вторжении в Московию. Другие части документа имели вспомогательное значение: прошение играло роль введения, описание Московии демонстрировало знание состояния дел на Руси, автобиография призвана представить Штадена и рассказать о его жизни. Штаден надеялся убедить императора предпринять завоевание Московской Руси и, несмотря на его заявление об обратном, очевидно, предполагал получить от этого предприятия определенную личную выгоду.

Каждому, кто имеет даже самое скромное представление о положении военных и дипломатических дел в Европе конца XVI века, ясно, что предложение Штадена о вторжении в Московию является безрассудным планом. Сопровождающие его документы показывают, почему он так никогда и не удостоился монаршей милости, Штаден был примитивным авантюристом, не искушенным в государственных делах. Тем не менее некоторые восприняли предложенный Штаденом план вторжения всерьез, и он в течение определенного времени находился на службе одного германского принца, питавшего надежду осуществить подобный план.

Георг Ханс фон Вельденс-Люцельштейн, пфальцграф и одновременно принц одной небольшой области, имел родственные связи с королевским домом Швеции. Этот амбициозный граф стремился повысить свою значимость, предлагая широкомасштабные планы строительства императорского флота и завоевания Московской Руси. В 1558 году царь Иван IV Грозный вторгся в восточную область Балтии под названием Ливония, что несколькими годами позднее способствовало распаду Ливонского рыцарского ордена, правившего этой территорией. В 1578 году его война с русскими, контролировавшими большую часть Ливонии, еще продолжалась. Несмотря на то что юридически Ливония была частью Священной Римской империи и подлежала защите с ее стороны, империя была куда сильнее озабочена угрозой со стороны Турции. Россия воспринималась скорее как потенциальный союзник империи в борьбе с турками, чем как захватчик имперской территории. Таким образом, империя не предпринимала серьезных действий в Ливонской войне, ограничиваясь резолюциями о поддержке ливонцев, мелкими подачками и размышлениями. Однако принцев Северной Германии, а также шведов и поляков, которые воевали с русскими в Ливонии, угроза со стороны Московии волновала больше, чем турецкая опасность. Несмотря на то что граф Георг Ханс был южногерманским принцем, он вследствие своих амбиций и семейных связей со шведами являлся членом антирусской фракции.

Записки Штадена отражают существовавшие в Германии страхи и различие мнений. Временами он заявляет, что Иван Грозный хотел завоевать Священную Римскую империю, но чаще подчеркивает слабость Московской Руси. Если бы татары завоевали Русь, рассуждает Штаден, турецкая угроза распространилась бы дальше на север Европы, поскольку крымский хан был вассалом турецкого султана. Следовательно, в оценке России Штаденом имеется противоречие: она является угрозой для империи и в то же время слишком слаба, чтобы противостоять татарам. Таким образом, Штаден апеллирует к обеим германским фракциям.

В период с 1578 по 1582 год граф Георг Ханс пытался создать антирусскую коалицию из германского Тевтонского ордена, Швеции и Польши. (Тевтонский орден стал наследником Ливонского ордена, однако его земельные владения были незначительны и находились на севере Германии.) Эти европейские силы могли бы атаковать Ивана IV с севера, с моря, в то время как татары вторглись бы с юга, со стороны степи. Целью их совместных усилий было бы изгнание русских из Ливонии и возвращение этих земель Тевтонскому ордену. Генрих Штаден принимал активное участие в разработке таких планов. В 1578 году он от имени графа Георга Ханса был послан к магистру Тевтонского ордена (а позже к польскому и шведскому королевским дворам). Очевидно, он вез предложение о вторжении с моря на север Руси. Подобные планы так никогда и не осуществились, и историки не знали о них вплоть до 1893 года, когда это предложение было обнаружено в государственных архивах Пруссии. Участие Штадена в попытках создания коалиции оставалось неизвестным (записки Штадена еще не были обнаружены), и весь план приписывали графу Георгу Хансу. Когда несколькими годами позже записки Штадена всплыли в государственном архиве в Ганновере, стало очевидным, что план Георга Ханса был вариантом плана Штадена. Позже обнаружилась третья версия плана, вероятно представленная королю Швеции в 1581 году, хотя возможно, и в 1591 году. Все три версии включены во второе издание блестящей работы Фрица Эпштейна, посвященной запискам фон Штадена.

Версия плана нападения на Русь, представленная в данной книге, является наиболее проработанной из всех трех, хотя та, что была отправлена магистру Тевтонского ордена, возможно, была написана раньше, а представленная королю Швеции определенно написана позже. Об обстоятельствах, при которых Штаден передал последнюю версию шведам, известно мало, но, похоже, он действовал от своего имени, поскольку одновременно просил места на службе у шведов. План, перевод которого представлен в этой книге, очевидно, был предложен независимо от графа Георга Ханса, поскольку Штаден указывает, что он был на службе принца всего несколько месяцев, и, значит, больше у него не служил. По-видимому, первоначально Штаден и граф Георг Ханс разрабатывали план совместно, но потом Штаден попытался продать его независимо от графа.

Несмотря на то что изначально Штаден писал свои документы как план нападения, сам по себе план имеет для нас меньшую историческую ценность, чем сопроводительные материалы, в особенности описание Московии и автобиография Штадена. Из этих документов мы получаем свежий взгляд на чрезвычайно тревожные, противоречивые и драматические события, происходившие в Московии в конце 1560-х и начале 1570-х годов. Об этом периоде до нас дошло мало свидетельств из первых рук, и среди них записки Штадена, безусловно, лучшее. Причина их превосходства состоит в желании Штадена описать Московию, а не создать пропагандистский трактат, осуждающий это государство и его правителя. Возможно, одна из причин, по которой Штаден не стал в полной мере осуждать жестокость Ивана, – что было главным предметом других описаний этого периода, – в том, что он сам был человеком крайне жестоким. К примеру, он описывает, как сам зарубил безобидную женщину, считая этот эпизод интересным, если не сказать героическим. И о других подобных случаях собственной жестокости он повествует без смущения и сожаления. Штаден называет Ивана ужасным тираном, но, вполне возможно, он им восхищался. Эта особенность характера Штадена позволила ему писать о событиях в России более бесстрастно, чем делали другие его современники. По той же причине его записки более объективны.

Описание московской власти, сделанное Штаденом, ценно, как интересное свидетельство из первых рук, а также потому, что оно помогает подтвердить другие источники, однако новых фактов не содержит. Тем не менее его описание опричнины – этого причудливого государства в государстве, созданного Иваном IV в 1565 году, – является единственным, выполненным одним из ее членов. (Штаден ошибается, считая Иоганна Таубе и Элерта Крузе опричниками. На самом деле они были дипломатическими представителями.) Самое большое достоинство этих записок как исторического источника в том, что Штаден не делает акцента на терроре Ивана в отношении русской знати. Другие источники сосредоточены на этом до такой степени, что историки долгое время считали появление опричнины попыткой уничтожения русской аристократии в интересах мелкого служилого дворянства. Из записок Штадена становится ясно, что этот террор применялся более избирательно, что среди опричников были члены старых аристократических семей и что Иван сводил счеты не со всей знатью, а с определенными людьми и группировками, которых считал опасными для зарождающегося самодержавия. После публикации записок Штадена история опричнины была переписана.

1
{"b":"673317","o":1}