ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Никита Самохин

Заряница. Стихотворения. Поэма

Заряница - i_001.jpg

© Самохин Н. М., 2018

© ГБУК «Издатель», оформление, 2018

Открывая подзабытые истины

Сказать напутственное слово новой книге молодого автора – это как благословить птицу в полет. Образ не новый, но обратиться к нему хочется и в этот раз.

Лети! Пусть небо твое будет просторным, а судьба доброй – непременно со своим читателем, с пониманием и откликом.

Неоправданный оптимизм, скажет, наверное, продвинутый обитатель интернета, какая птица! Какая судьба! Какая поэзия вообще в эпоху гаджетов и тотальной небритости «героев не нашего времени»?

Что ж, возразить трудно, но возразить необходимо, ибо поэзию, как живую красоту мира, души и природы, порушить невозможно ни слабым людям, ни всесильному времени. Уже приходят в себя уставшие от собственной бескрылости нынешние резонеры, дерзкие ниспровергатели авторитетов.

Самые разумные из них и стихи пытаются расслышать восприимчивым ухом, и элитные клубы любителей поэзии создают тут и там. Будущее самоспасительно. Да, стройная система творческих союзов прошлого разрушена и растоптана почти до основания. Либеральные перестройщики сделали свое черное дело, но разве можно убить душу народа с его вечной тягой к вещему слову и музыкальному звуку, к живописной картине?

И я призываю молодого волгоградского поэта Никиту Самохина следовать выбранной судьбе, совершенствуясь, постигая тонкости ремесла, не упиваясь первыми удачами, хотя за его плечами уже три поэтические книги, публикации в толстых журналах, в том числе и в «Нашем современнике», и членство в Союзе писателей России.

«Заряница» – очередная попытка автора утвердиться в звании поэта. И да будет она успешной!

В стихах Самохина мне нравится краткость, зримая предметность в изображении родной жизни, но не приземленная, а словно бы овеянная печальной мыслью о сокровенном.

Забрели туманы на заре в Задонье,
Расползлись устало по тиши степной,
И теперь сквозь дымку я гляжу спросонья,
Как горюет ива у реки парной.
Не всплакнуло небо заряницей жгучей,
Хоть над степью звезды мрели до утра,
Лишь набухли громом над станицей тучи,
Да к земле приникла душная хандра.
Где ж ты бродишь, ветер —
странник поднебесья?
Убери паморок с глаз моих долой,
И взметнется пламя над тоской безлесья,
Чтоб спустя мгновенья снова стать золой.

Речь степняка с казачьими корнями угадывается сразу, но она естественна, как сама степь, и не грешит словесной цветастостью. В эти стихи хочется вчитаться, чтобы понять не только автора, но и все русское племя южной России, погруженное в свою станично-хуторскую глубинку.

Заснула река разлихая,
Укрывшись огнями домов,
И дремлет деревня глухая
Под проседью теплых дымов.
Дичает к дороге тропинка
В бурьяновой этой глуши,
Но горстку рождает крупинка —
Забытая всеми глубинка
Забытой славянской души.

Не обошлось и без стихов о поэзии:

В наши дни поэзия похожа на теплое море,
Где у берега плещется тьма
безразличных туристов,
И вода после них не окажется в водозаборе
Для оставшихся дома и ждущих итога статистов.
Но бывает, что в море
заходят насельники побережья,
Чтоб подальше заплыть
и нырнуть поглубже в прохладу.
Огорчает одно,
что случается это все реже,
А туристам достаточно моря и с берегом рядом.

И еще одно короткое:

Поэт

Он не один,
но одинок.
Листает грезы личной книги.
И лишь зари глухой звонок
Срывает нежные вериги
Дражайших дум,
а поступь дня,
Что будет снова сир и душен,
Опять тоску вплетает в душу,
Чужой реальностью маня.

В этой книге есть стихи, о которых хочется подумать, поспорить. Хотя подобные споры-разговоры сегодня – большая редкость. И напрасно.

Плодотворную мысль иногда достаточно лишь тронуть слегка, как часовую застрявшую стрелку, и время пойдет своим неумолимым ходом, открывая подзабытые истины и возвращая человека к самому себе.

Велик и славен мой народ,
Иным душа его – загадка.
Всегда плывет, отринув брод,
Туда, где горько, а не сладко.
Не в этом ли вся наша суть:
Нырнуть во тьму, алкая света,
И наплевать на легкий путь,
Презрев бездушье трафарета.

Станислав Куняев

На склоне яви

Стихотворения

Заряница - i_002.jpg

«Растеклось на востоке утро…»

Растеклось на востоке утро,
Первым светом смывая тьму,
Как пшеничный сноп златокудро,
Зреет в юном сквозном дыму.
Но зорюют еще раины[1]
В сладкой вязи последних снов,
И ковыль не поднял седины,
Чтоб узреть молодую новь.
Только сны не в ладу со мною,
Лишь порою мирит нас хворь.
Не прощалась она с луною
В предвкушенье медовых зорь.

«Дремлет ветр. Недвижна занавеска…»

Дремлет ветр. Недвижна занавеска.
Дремлет степь в удушливом плену.
Только россыпь мертвенного блеска
Травит душу пыльному окну.
Расползлось по хутору томленье,
Смазав марью шлях и курени.
И луна, обласканная ленью,
Улеглась на хрусткие плетни.
Тает ночка в куреве прозрачном.
Знать, к утру не сгинет пелена,
И зарю с безмолвьем буерачным
Мне встречать у пыльного окна.

«Пригорюнилась ракита…»

Пригорюнилась ракита.
Пряди ластятся к земле,
И бурьян ворчит сердито,
Вторя киснущей ветле.
Нет пичужьей канители.
Дрема кутает поля,
Точно гнезда опустели
В кудлах сонного былья.
Лишь меня прищур заката
Не влечет в глубины сна,
Чтоб душа быльем лохматым
Наслаждалась дотемна.
вернуться

1

Раина – тополь.

1
{"b":"673329","o":1}