ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Любовь Чернявская

Колыбель моя: книга очерков и рассказов

Предисловие

Колыбель моя - i_001.jpg

Эта книга посвящается 70-летию победы в Сталинградской битве. И не только потому, что очерки и рассказы, собранные в ней, повествуют о военных событиях. Увы, история распорядилась так, что несколько поколений волгоградцев делят жизнь своего края и свою личную судьбу на два периода: «до Сталинградской битвы и после». Проходят десятилетия, а ощущение гордости, принадлежности к общенародному подвигу не тускнеет. Оно проявляется во всем – архитектурном облике города, памятниках, праздниках, произведениях литературы, искусства, воспоминаниях очевидцев.

В этой книге собраны очерки, условно объединенные в три раздела. В первом из них, названном «Могло ль такое быть?» – рассказы о малоизвестных страницах военной истории нашего края, о людях, для которых события в Сталинграде 1942 года стали частью личной судьбы. Например, в очерке «Черные дьяволы – светлые души» рассказывается о героических буднях Волжской военной флотилии, участии в обороне переправ морских пехотинцев. Многие волгоградцы убеждены, что после 2 февраля в городе наступила мирная жизнь. Это не совсем так. Еще целый год продолжалась вторая «сталинградская битва» – очищение волжских вод от фашистских мин. С особым интересом читатель узнает о том, что экипаж одного из тральщиков состоял из девушек, и о том, что одна из них потом долгие годы жила в наших краях – городе Волжском.

Рассказ «Иечка» повествует о судьбе коренной сталинградки, в подростковом возрасте пережившей фашистские бомбежки в Сталинграде и оказавшейся впоследствии в оккупации. В ее жизни, как в капле воды, отразились судьбы тысяч российских подростков, чей нежный возраст совпал с роковыми годами воплощения милитаристских планов одного германского шизофреника.

Очерки раздела «Все мы у истории в гостях» отправляют читателя в далекие и в сравнительно недавние исторические времена и дают ответы на вопросы: какие люди жили в наших краях, по каким улицам ходили, что любили, чем гордились? Что мы знаем сегодня о них, наших предках? Сведениями о них располагают большие и малые музеи Волгограда и области, а также заповедники, имеющие общенациональную ценность, архивы, фонды, библиотеки, некоторые из которых современным читателям просто неведомы. В небольшом, но уникальном для нашего края Музее истории здравоохранения, где, может быть, не все бывали, тоже слышны отзвуки войны. С портретов в экспозициях этого музея на нас смотрят глаза военных медиков – полевых хирургов, медсестер, санитарок. И ученых, которые в невозможных, казалось бы, условиях военного лихолетья проводили исследования, создавали новые лекарства, боролись с холерой.

Наконец, третий раздел книги «Знаю, что есть любовь на свете» содержит очерки и рассказы непосредственно о явлениях художественной культуры края. Это материалы о выдающихся деятелях искусств и литературы, прославивших нашу малую родину, о некоторых запомнившихся театральных премьерах и музыкальных фестивалях. Пусть прошло уже семь десятилетий мирной жизни, но на сценах волгоградских театров по-прежнему пронзительно и трепетно звучит военная тема. Из очерка «Во имя тех, кто ждет и любит нас» читатель узнает о том, какая особенная дружба связывает Волгоград с известным российским композитором Марком Самойловым и как триумфально прошла на сцене нашего музыкального театра его комедия «Небесный тихоход».

Конечно, читатель не пропустит и еще один малоизвестный исторический факт, о котором рассказывает очерк «Душою звезд касаясь»: Волгоград по случаю очередной годовщины Великой Победы посещал Дмитрий Шостакович и на площади Павших Борцов при огромном стечении слушателей исполнялись его симфонии. Есть, оказывается, и другие факты, связывающие музыканта с нашим городом.

Книга названа «Колыбель моя…». Это обращение к малой родине. Помните, у Некрасова: «О Волга, колыбель моя!». Родные места, край отцов и дедов – для многих людей эти понятия святы. Именно здесь в самый ранний период жизни рождается кровная связь с историей, традициями, культурой взрастивших тебя мест. Рождается то чувство исключительности, неповторимости данного каждому из нас пространства, то заветное, любовное ощущение, которое принято именовать патриотизмом.

Эта книга, несомненно, даст возможность читателям, особенно молодым, лучше узнать свой край, проникнуться любовью к нему, послужит идее познания и культурного просветительства.

Лев Кривошеенко,

член Союза писателей России

Могло ль такое быть? Да мы ж там были!

Колыбель моя - i_002.jpg

Могло ль такое быть? Да мы ж там были!

Конечно, существовала такая дивизия, поистине героическая. Но, увы, вся она погибла в Сталинграде в самые горячие дни битвы. Так что искать кого-либо из оставшихся в живых бесполезно. Да и мало ли полков и батальонов здесь, в сталинградском аду, сгинуло навсегда, и о них уже никогда никто не сможет рассказать, – так ответили Валентине Ивановне Нефёдовой в местном Музее обороны весьма авторитетные специалисты, знатоки военной истории, не верить которым было невозможно. Не сговариваясь, они утверждали одно и то же: все воины этой дивизии, включая комдива, погибли. Речь шла о 35-й гвардейской стрелковой дивизии, оборонявшей южные районы Сталинграда в августе-сентябре 1942 года.

Вот он я, живой!

Действительно, еще к началу семидесятых годов прошлого столетия упоминания об этом воинском соединении были крайне скупы. Мемориальная доска на главном корпусе Волгоградской сельскохозяйственной академии сообщала: «Здесь в сентябре 1942 года вела тяжелые кровопролитные бои 35-я гвардейская стрелковая дивизия генерала Глазкова». И все. Между тем в упомянутом вузе в то время уже был свой музей, но ни один его экспонат, ни одна фотография не смогли бы рассказать о 35-й дивизии больше, чем скудная надпись мемориальной доски.

Валентина Нефедова, бывший преподаватель вуза и директор музея, человек увлеченный, из тех одержимых энтузиастов, которые открыли немало тайн военной истории. Она считает, что любое благое дело непременно осуществится – либо по воле людей, либо вследствие объективной случайности. И действительно, все началось с одной встречи. Было это в начале семидесятых годов. В институт приехала группа школьников. Их привез какой-то ветеран. Валентина Ивановна принимала экскурсантов, показывала музей. Слушали с интересом. И вдруг тот самый ветеран задает вопрос:

– Мы привезли сюда пионерский отряд имени Рубена Ибаррури. Вам это имя о чем-нибудь говорит?

Она слегка смутилась:

– Ну конечно. Испанец, Герой Советского Союза. Воевал и погиб здесь, в Сталинграде. Это знают все…

Ветеран не унимался:

– А мемориальную доску на здании вашего института вы читали?

– Разумеется. Здесь поблизости вела бои 35-я гвардейская стрелковая дивизия. К сожалению, живых из гвардейцев никого не осталось.

– А я?.. Вот он я, живой! И помню все, как вчера!

Этот случай стал толчком к началу поисковой работы. Студентов разных факультетов объединил интерес к судьбам их ровесников, сражавшихся на территории института в дни Сталинградской битвы. Возглавила работу В. И. Нефедова. Итогом кропотливого поиска, продолжавшегося несколько лет, стали сведения о почти трех сотнях ветеранов «погибшей» дивизии, найденных в разных уголках бывшего Советского Союза. Именно столько участников сталинградских боев приехали в Волгоград в 1974 году на первую встречу ветеранов. Спустя два года открылась первая экспозиция, посвященная истории 35-й гв. сд. И только через десять лет в музее появилась диорама, наглядно представившая те далекие события.

1
{"b":"673449","o":1}