ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 1

— Так тесно, Веда. Черт, внутри тебя так хорошо. Я люблю тебя больше, чем кого-либо…

Веда Вандайк прервала его слова глубоким поцелуем, захватывая его губы своими, и пробуя на вкус его гортанный стон, пока подстраивалась под его яростные толчки. Когда она сжала его член стенками своей киски, он поднялся с дивана, обхватывая рукой ее талию, войдя глубоко в нее, удерживая ее сверху только с помощью силы своих ног, используя спинку дивана для баланса.

— Ты такая красивая… — выдохнул он прямо в ее губы, когда она снова поцелуем прервала его.

Веда скользнула языком между его губ, заставив его своим страстным поцелуем прервать нежные ласки и стиснув киской его твердость еще сильнее. Она почувствовала трепет в животе, из-за которого не могла ясно мыслить, так же, как и он. Она пыталась глубоко дышать, чтобы не потерять над собой контроль.

С мягким чмоком она оторвалась от его губ.

Он расслабил свои полные розовые губы и, стиснув зубы, резко вдохнул. Его глаза расширились, когда он с упоением вглядывался в ее лицо.

Уже зная реакции его тела, включая алый румянец на его оливковой коже, которым он покрывался с головы до ног, она выдохнула:

— Кончи для меня.

Он взглядом нашел ее глаза, не желая разрывать зрительный контакт, даже когда по его глазам было видно, что он скоро кончит.

— Я люблю все, что ты…

Веда наклонилась и снова захватила на его губы своими, обхватив руками его шею, увеличивая темп своих дрожащих бедер, и, в то же время, сжимая киску настолько сильно, что была уверена, что причиняет ему боль.

Но это только усилило его стоны. Он поднял ее еще выше до тех пор, пока практически не встал на ноги, трахая ее. Она чувствовала, как перекатываются мышцы на его ногах напротив ее мягких бедер. Он захватил ее нижнюю губу зубами, покусывая, и остановился только тогда, когда Веда отстранилась от него слишком далеко. Он зарылся руками в ее черные как смоль кудри и попытался притянуть ее ближе к себе, поднимая бедра, чтобы войти в нее еще глубже, трахая ее с такой же страстью, как и у нее, и не отрывая своего взгляда от ее глаз.

Его голос стал хриплым.

— Я не могу дышать без тебя…

Веда хотела снова его поцеловать. Но в этот раз он отстранился, не замедляя темп движения своих бедер, когда посмотрел в ее глаза.

— Я не могу жить без тебя, Веда.

— Тебе и не придется жить без меня, — Веда позволила своим глазам закрыться.

— Посмотри на меня.

Она прижалась своим лбом к его, оставив глаза закрытыми, даже когда почувствовала, что он пальцами сжал ее волосы.

— Я не могу кончить, пока ты не смотришь на меня…

Она распахнула глаза. В тот момент, когда она встретилась с ним взглядом, он закрыл глаза. Все его тело напряглось. Мышцы на животе начали сокращаться, и он выгнул спину, когда оргазм настиг его. Он кончил, заполняя ее своим семенем, таким горячим, что она всхлипнула. Она закатила глаза, когда почувствовала, что ее собственный оргазм уже близко. Он стонал от удовольствия, уткнувшись в ложбинку между ее грудей.

Они медленно покачивались, приходя в себя, до тех пор, пока единственными звуками не остались стоны и соприкосновение их тел, эхом отражающихся от стен комнаты.

Веда остановилась первая, зная, что если она продолжит, то наслаждение может перерасти в пытку. Гейдж присоединился к ней, тоже замедляя темп своих дрожащих бедер, и задержал дыхание на несколько секунд, прежде чем тяжело выдохнуть напротив ее груди. Его смех щекотал ее кожу, когда он начал ласкать ее грудь губами и языком.

Она провела пальцами по его черным волосам, ее взгляд упал на входную дверь ее квартиры, и она ждала, когда он отключится.

***

— Как так вышло, что ты еще не спишь, Гейдж Блэкуотер? — прошептала Веда почти час спустя, подложив руки под щеку, сильнее прижавшись к мягкой белой подушке и улыбаясь. — Борешься со сном, как ребенок, который не любит спать днем.

Гейдж прижался щекой к другой подушке, взгляд его сонных карих глаз блуждал по ее лицу, останавливаясь на его самых любимых местах, прежде чем ответить.

— Почему ты так сильно хочешь, чтобы я уснул?

— Ты меня недооцениваешь. Я очень хорошо изучила своего мужчину. Ты всегда сразу отрубаешься после наших бешеных занятий любовью, а сегодня мы занимались именно такой любовью. Видимо, что-то было не так, раз ты до сих пор не спишь после всей проделанной мною работы.

Он улыбнулся.

— А что, придет твоя любовница, как только я, наконец, усну?

Ее глаза метнулись к часам на стене, и когда она увидела, который час, она сжала челюсти, глубоко вздохнула и попыталась успокоить свое колотящееся сердце.

— Я не уверена, что любовница — подходящее слово, если учитывать, что я женщина. Возможно…

— Любовник? — предложил он, хихикая. Он ждал, пока ее смех затихнет вместе с его. — Это точно любовник. Иначе, я не представляю, для чего тебе нужно, чтобы я так быстро вырубился.

— Я не хочу этого.

Его взгляд упал на ее губы, когда он понизил голос.

— Я думаю, ты не понимаешь, насколько хорошо я знаю свою женщину.

Лицо Веды стало серьезным.

Он сглотнул.

— И ты точно не осознаешь, что человек, который вырос в очень богатой, очень проблемной семье может легко понять, что у тебя есть секреты, которые заполняют эту комнату, словно гелий в воздушном шарике. Один удар, и шар взорвется, раскрывая все тайны.

Веда нахмурилась и стиснула зубы.

— Локвуды. Блэкуотеры. Они опасны… они причиняют людям боль.

Веда опустила глаза и старалась бороться со звучащим в голове голосом ее юной подруги Коко, которая прошептала эти слова как предупреждение несколько недель назад. Но эти слова снова и снова возникали в ее голове. Это было предупреждение, которому Веда мало предавала значения. Предупреждение, от которого до сих пор волосы встают дыбом.

Все это время она не отвечала до тех пор, пока не была уверена, что ее голос не дрожит из-за мыслей в ее голове. Она надеялась, что, когда она подняла глаза и встретилась с ним взглядом, то в них отражался тот трепет, который она чувствовала в животе.

— В твоей семье было много секретов, когда ты рос?

— В моей семье и сейчас много секретов.

— Например?

— Я не знаю… это же секреты.

— Как ты можешь утверждать, что они существуют, если не знаешь о них?

— Несколько из них вылезли наружу в течение прошедших лет. Если я чему-то и научился в своей семье, так это тому, что какими бы хорошими лжецами или обманщиками не были хранители своих секретов, и как бы упорно не молчали, они не сравнятся с ребенком, у которого хорошая память, присутствует здравый смысл и очень много терпения. Маленькие частички правды складываются воедино, и в итоге после нескольких лет эти секреты становиться всем известны.

— Ты будешь ждать много лет, чтобы узнать мои секреты?

— Ага… — он ухмыльнулся. — Так, значит, у тебя все-таки есть секреты.

— У всех есть секреты. И я никогда на тебя не обижусь, если у тебя будут от меня секреты.

— У меня нет от тебя секретов. Я весь твой, Веда.

Веда увидела, как он закрыл глаза, и затаила дыхание, когда они были все еще закрытыми достаточно долго, чтобы она удостоверилась, что он, наконец, уснул. Она снова посмотрела на часы, сдерживая себя от ругательств.

Гейдж распахнул глаза.

Она откинула голову назад и хихикнула, глядя в потолок, пока он старался открыть свои глаза как можно шире.

Он резко вздохнул, и по его лицу было видно, что он тоже, как и она, был шокирован, что смог снова проснуться.

— Я отказываюсь засыпать вперед тебя, — предупредил он слабым голосом. — Твой любовник сегодня пролетает.

— У меня нет любовника, — она хихикнула, поглаживая его по щеке и по уже выросшей за день щетине, позволяя себе подняться выше по его лицу и погрузить свои пальцы в его густые черные волосы.

— Посмотри на себя, — проворчал он, и его веки стали тяжелеть. — Гладишь мои волосы так, как мне это нравится. И ты знаешь, что это может мгновенно меня вырубить.

1
{"b":"673659","o":1}