ЛитМир - Электронная Библиотека

Лифт дернулся, завис на пару секунд, и дверцы открылись. Продолжая целоваться, они вышли на лестничную клетку.

– Все, хватит. – Рада тяжело дыша, отстранилась от Димы.

– Я хочу тебя, – ловя ее за локоть и снова привлекая к себе, сказал Дима.

– Уходи, – вырываясь, бросила Рада. Послышался звук открываемой двери и на площадку вышел мужчина лет пятидесяти.

– Рада, милая, – встревожено произнес он. – Кто этот молодой человек?

– Привет, пап. Это мой приятель, – быстро проговорила Рада. – Он проводил меня, а теперь уже уходит.

– Приятель? – переводя взгляд с дочери на Диму, переспросил мужчина.

– Дмитрий Купер, – представился Дима и протянул руку.

– Вениамин Ветров, – чинно представился мужчина, и они обменялись рукопожатиями. Рада встревожено наблюдала за ними. – Вы работаете вместе с Радой?

– Нет, он просто знакомый, – тут же внесла ясность Рада и бросила на Диму взгляд. – Пока, Дим.

– До завтра, – ответил он и вызвал лифт. – Увидимся утром.

Рада что–то хотела ему сказать, даже двинулась вперед. Но потом сникла и промолчала. Дима улыбнулся ей и кивнув ее отцу, вошел в кабину.

Глава 4 | Рада

Проснувшись, Рада не сразу поняла, где находится. Сев на кровати внимательно огляделась по сторонам, силясь вспомнить, как сюда попала. Ужин с братьями, такси… Она до сих пор не могла понять, как ей хватило смелости и глупости – чего уж открещиваться? – ехать ночевать к парням с такими заморочками? Она вспомнила их вчерашний разговор, и ее щеки залила краска. Стало стыдно и любопытно одновременно. Она потянулась и посмотрела на футболку, которую выдал ей Дима. На ней был рисунок черепа с розой в зубах и скрипкой, из которой рвался огонь. От нее пахло мужским гелем для душа и чем-то еще, чему она так и не смогла найти определение. Скорее всего, самим Димой. Наверное, он слушает метал и ездит по рок-фестивалям вместе со своим не очень приятным братом. Она сама еще толком не поняла, чем ей так не нравится Костя, но ей хотелось от него бежать.

Рада выключила будильник на первой же ноте и лениво поднялась. Задрала голову и посмотрела на сиреневый потолок. Странный этот Дима, все-таки, очень странный. Мало кому придет в голову покрасить потолок в такой цвет. Интересно, что он значит для него?

Приоткрыв дверь, Рада прислушалась. В квартире было тихо, похоже, братья еще спали. Она осторожно проскользнула на кухню. Ей хотелось пить. Вчерашний ужин был богат на соль и специи, и теперь ей казалось, что весь ее организм – пустыня. Налив себе воды, она тут же осушила стакан. Услышав шаги, Рада повернулась и увидела Костю. На нем были драные джинсы и белая майка. Плечи и руки покрыты татуировками. Он подошел к ней сзади и, развернув ее к себе, посмотрел в глаза.

– Доброе утро.

Его голос прозвучал низко и хрипло, вчера этих ноток Рада от него не слышала. Ей стало не по себе. Она посмотрела в его карие, почти черные глаза. В них плескалось желание.

– Привет, – прошептала Рада. – Дима уже проснулся?

– Зачем он нам? – прохрипел Костя. Его пальцы скользнули ей в волосы и легли на затылок. Рада не успела собраться, чтобы оттолкнуть его, как он привлек ее к себе и стал целовать в губы. Одной рукой подхватив ее за талию, усадил на стол. Его не смущало ни то, что Рада не отвечает на поцелуй, ни то, что изо всех сил пытается отпихнуть от себя. Он протиснулся между ее коленями и стал еще ближе, захватив ее полностью. У нее не оставалось сомнений, что еще минута, и он сделает ее своей.

От одной мысли об этом растерянность отступила и на Раду накатила злость. Она со всей дури укусила Костю за губу. Тот резко дернулся и с негодованием посмотрел на нее.

– Психованная! – прорычал он, стирая с губы кровь.

– Придурок! Сосем мозги потерял, да?! – вырываясь из его рук, сказала Рада. Но он был таким сильным, что даже не заметил ее трепыханий.

– Ты мне нравишься, – сказал Костя, не думая отпускать ее.

– А ты мне – нет! – повысила голос Рада. – И надо было бы сперва узнать об этом, прежде чем меня лапать!

– Ты что, девственница?

– Да при чем здесь это?! – еще больше разозлилась Рада и толкнула Костю. – Что, если у меня был кто-то, то я и с тобой обязана спать?

Костя с недоумением посмотрел на нее и, ослабив хватку, позволил ей спрыгнуть со стола, но все еще не спешил отпускать.

– Можем попробовать еще раз, – сказал Костя.

– Нет, – твердо сказала Рада. – Первое впечатление бывает только один раз. Ты его провалил. Не подходи ко мне больше!

Появление Димы сбило с Кости спесь, и Рада ушла. Пока она умывалась, ее еще трясло от утреннего происшествия. От сердцебиения закладывало уши. Никакого страха, только негодование и злость. Как можно быть таким идиотом?! Неужели его брат такой же? Ей очень хотелось верить, что Дима лучше и адекватней. По крайней мере, он ничего подобного не допускал. Хотя, может, и он еще удивит ее, ведь у них с братом много общего. Надо как можно скорее свалить отсюда и забыть об этих парнях навсегда.

То, что Антон увидел ее в компании другого мужчины, расстроило Раду. Ей не хотелось, чтобы он думал, что у нее кто-то есть, потому что это было неправдой. Последние три года в ее личной жизни был полный штиль. Она ни с кем не встречалась, ни флиртовала и не страдала от этого. И только общаясь с Соней и слушая ее рассказы о чудесном муже по имени Никита, Рада ощущала себя ущербной. Но эта ущербность отпускала ее, как только она приходила домой и заваливались с книжкой в постель. По крайней мере, так было до того момента, пока она не познакомилась с Брагиным.

Антон ей понравился с первого взгляда. Бывает такое: видишь человека и сразу чувствуешь к нему расположение. Тебе хочется смотреть на него, слушать, касаться. Он словно гипнотизирует тебя. Рада пришла к нему на собеседование и, выходя из его кабинета, молилась только об одном: чтобы он взял ее на работу и у нее была возможность видеть его каждый день. Она не сразу поняла, что влюбилась в него. Поначалу это напоминало ей наваждение, она тянулась к нему, как цветок к солнцу. Находила поводы, чтобы поговорить лично, задерживалась на работе, чтобы дойти с ним до парковки.

Рада знала, что Антон женат. Он носил на пальце обручальное кольцо, их свадебное фото с женой стояло у него на столе. Она не была в курсе деталей его семейной жизни, но слышала, что он очень любил свою супругу, прощая ей все. Рада не хотела вставать между ними, но с каждым днем ей становилось все труднее оставаться просто сотрудницей и держаться на расстоянии. Она смотрела на Антона и умирала от желания. Ей стали понятны солдаты, которые ради одной ночи с Клеопатрой готовые отправиться на плаху. Раньше она считала их идиотами, а сейчас даже прониклась сочувствием, ведь она стала одной из таких же несчастных.

Антон никогда не давал ей повода думать, что она ему интересна, как женщина. Он общался с ней спокойно, по-дружески, как и со всеми остальными. И как Рада ни старалась найти в этом оттенки особого отношения, их не было. Это угнетало ее намного больше, чем если бы у нее была иллюзорная надежда. Она была пустым местом для Антона, и все ее попытки сблизиться с ним, тут же натыкались на дистанцию, которая была установлена по умолчанию.

Переодевшись в форму, Рада побежала заниматься своим первым на сегодня пациентом.

Перед тем, как пойти на обед, Рада заглянула в кабинет к Антону. Тот сидел за столом и печатал. Он был сосредоточен, изредка покусывая нижнюю губу. Белокурые волосы были растрепаны и делали его похожим на сорванца. В воздухе витал запах табака, хотя Антон никогда не курил в помещении. Раде он нравился.

– Обедать пойдешь? – спросила Рада. Они перешли на «ты» на прошлой неделе, и ей тогда показалось, что это большой сдвиг в их отношениях.

– Нет, не хочется что-то, – отрешенно ответил Антон.

– Может, чаю и бутерброды принести? – спросила Рада.

10
{"b":"673835","o":1}