ЛитМир - Электронная Библиотека

Усталость навалилась внезапно. Рада провела рукой по лицу и поняла, что если она сейчас не дойдет до кровати, то упадет прямо здесь. Она поднялась и, пошатываясь, пошла к себе в комнату. Стянув с себя джинсы и блузку, упала на постель. Кое-как укрывшись одеялом, тут же провалилась в сон.

Раду разбудил звук будильника, который доносился из кармана джинсов. Она лениво поднялась и, найдя штаны, валяющиеся на полу, извлекла из них мобильник и нажала «стоп». Нужно было срочно бежать в душ и завтракать. Набросив на плечи халат, она поплелась в ванную. Дома было тихо, родители еще спали.

Освежившись в душе, Рада принялась готовить завтрак. Сырники с медом и крепкий кофе – чем не идеальное начало дня? Она облизала ложку и подумала о Диме. Кажется, он обещал, что заедет за ней. Надо его предупредить, что на работу она сегодня не поедет, чтобы он не тратил на нее время. Она вспомнила, как они целовались в лифте и ее охватило возбуждение. Она стиснула зубы, стараясь прогнать это наваждение. Не самый подходящий момент для таких желаний!

Позавтракав, Рада загрузила тарелки в посудомойку. Прибралась на кухне и пошла выбирать себе одежду. Она должна была сделать это вчера, и если бы не забыла ключи, то так бы оно и было. Открыв шкаф, она достала оттуда черное закрытое платье до колен. То, что надо. Достала черные чулки и короткие сапожки. Высушила феном влажные волосы и убрала их в пучок. Судя по тому, что отец еще не встал, он не поедет вместе с ней на прощание. От этого Раде стало больно. Человек умирает, и вместе с ним уходит та вселенная, которая жила в нем, и память о нем никому не нужна.

Переодевшись, Рада проверила все ли взяла с собой. Заглянула в комнату к родителям. Они все еще спали. Может, разбудить их? Вдруг они просто забыли? Хотя как можно забыть о том, что член твоей семьи умер? Может быть, мама запретила отцу ехать прощаться с Зоей, а у него не хватило мужества сказать об этом прямо? Рада оборвала поток предположений и вышла из квартиры.

Дима уже ждал ее на прежнем месте. Он стоял возле мотоцикла и залипал в смартфоне. Она еще не подошла, но он, словно почувствовав ее приближение, поднял голову и посмотрел на нее. Убрал телефон в карман и шагнул к ней на встречу.

– Я забыла тебе вчера сказать, что не еду сегодня на работу, – сказала Рада.

– Могу отвезти тебя и в другое место, – сказал Дима и, обняв ее, коснулся губами ее щеки. Рада мягко отстранилась. Она побоялась, что он сейчас поцелует ее в губы и ей снова соврет крышу. Но он быстро отстранился, и она даже подумала, что он сожалеет о вчерашнем.

– Вряд ли тебе захочется ехать со мной в морг, – сказала Рада.

– Сегодня похороны?

– Прощание и кремация.

– Ну что поделать, поехали, – с готовностью сказал Дима.

– Тебе это зачем? – строго спросила Рада.

– Поддержать тебя. Нехорошо в такие моменты оставаться в одиночестве, – сказал Дима. Рада подумала, что он красивый.

– Ты знаешь, каково это? – спросила Рада, косясь на мотоцикл.

– В прошлом году умер отец.

– Соболезную, – сказала Рада и коснулась его руки. Дима кивнул и протянул ей шлем. Он как-то сразу померк, стал словно невидимым, и ей стало жаль его.

На прощание с Зоей пришли три человека. Зал был почти пустой и Раде снова стало тоскливо. Словно почувствовав ее состояние, Дима взял ее за руку. В этот момент дверь открылась, и в зал со смущенной физиономией протиснулся отец. На нем был черный костюм, волосы были всклокочены, словно перед выходом из дома у него не было времени причесаться или пальцы случайно попали в розетку.

– Прости, я застрял в пробке, – вставая рядом с Радой, виновато пробормотал отец.

– А мама?

– У нее мигрень, – тихо ответил отец, не сводя глаз с гроба в котором лежала Зоя, не похожая на себя при жизни ни на грамм. Увидев ее, в первый момент, Рада даже подумала, что им вынесли не то тело.

– Понятно, – прошептала Рада и сжала пальцы Димы еще сильнее. Бросила на него взгляд и мысленно поблагодарила за то, что он сейчас был рядом.

В крематории Рада позволила себе расплакаться. Она держалась во время прощания, но когда гроб закрыли, поняла, что это все. По-настоящему все. Она проводила его взглядом, вслушиваясь в жужжание механизмом. К горлу подкатил ком, и слезы сами брызнули из глаз. Дима, заметив это, обнял ее, и она спрятала лицо у него на груди. Он ничего не говорил ей, только гладил по волосам, и она была ему за это благодарна.

– Ну что ты, милая, возьми себя в руки, – нервно проговорил отец, которому было неловко из-за ее поведения. Он всегда учил ее скрывать свои эмоции от посторонних. Никто не должен думать, что ты слабая, никто не должен знать, что ты чувствуешь, только так ты можешь оставаться в безопасности. И она старалась следовать этим правилам.

– Я в порядке, в порядке, – пробормотала Рада, шмыгая носом. – Сейчас…

Рада хотела отпрянуть, но Дима положил ей руки на спину не давая этого сделать. Втянув исходящий от его футболки запах, она зажмурилась. Коротко вздохнула и прижалась к его груди лбом.

– Пойдем на свежий воздух, – предложил ей Дима. Рада кивнула.

Он осторожно вывел ее на улицу. Отец шел следом за ними. Солнечное утро сменилось дождем. Холодные капли обожгли кожу Рады и заставили поежиться. Она освободилась из Диминых объятий и отошла в сторону.

– Я сейчас вызову такси, и мы поедем обратно, – сказал Дима. Никто не стал возражать.

– Почему мама не приехала проститься? – подойдя к отцу, спросила Рада.

– У нее были причины, – не глядя на нее, ответил он.

– Настолько серьезные?

– По ее словам – да, – ответил отец. – Не суди ее за это, ладно?

– Я не сужу, просто хочу понять, – сказала Рада, вытирая платком мокрые щеки. – У них был какой–то конфликт? Зоя в чем-то виновата перед мамой?

– Дорогая, сейчас не время ворошить прошлое, – сказал отец. – Зоя ушла. Какой смысл обсуждать ее ошибки? Пусть все останется там, где случилось.

– Но я часть семьи, я хочу знать правду, – сказала Рада.

– Тебя это не касается, – сказал отец, глядя на Диму, который с кем-то говорил по телефону. – Устраивай свою жизнь. Только прежде подумай хорошенько, тот ли это парень, который тебе нужен.

Рада ничего не ответила. Ей не хотелось объяснять отцу, что за отношения у нее с Димой. Она и сама этого понять пока не могла. У нее не было сомнений в том, что она любит Антона. Ей стало это понятно почти сразу. А с этим типом… Может ли она назвать его другом? Хотя разве друзья могут вызывать такие сильные чувства?

– Наше такси, – сообщил Дима и двинулся к машине.

Рада с отцом пошли следом. Отец сел на место рядом с водителем, а она с Димой на заднее сиденье. Положив голову ему на плечо, она закрыла глаза. Он просунул ей руку под спину и привлек к себе.

Перед тем, как разойтись по делам, они втроем зашли в кафе и скромно помянули Зою. Отец, едва доев свой блин, поспешил на работу. Раде даже стало немного стыдно за него и ей это не понравилось. Почему она должна страдать из-за чужого выбора?

– Какой он у тебя деловой, – провожая его взглядом, сказал Дима, словно прочитав ее мысли.

– Я сейчас тоже поеду в центр.

– Может лучше домой? – предложил Дима. – Утро было сложным.

– Нет, мне нужно отвлечься, – сказала Рада. Ей очень хотелось увидеть Антона, но не могла же она сказать правду? – А после работы сразу поеду домой. Не заезжай за мной, ладно? Мне нужно побыть одной.

– Тогда увидимся завтра, – сказал Дима и жестом подозвал официанта.

– Дим, я… По поводу вчерашнего поцелуя.

– Он был изумительным, я знаю.

– Да, но больше не целуй меня, – попросила Рада и тут же испытала сожаление от просьбы.

– Почему?

– Потому что пока мы можем быть только друзьями, – сказала Рада.

– Пока? – наклонив голову вбок, переспросил Дима. – Ах да, у тебя же сложные отношения!

12
{"b":"673835","o":1}