ЛитМир - Электронная Библиотека

Он написал Раде, чтобы узнать как она, но девушка ему не ответила, хотя сообщение прочитала. Это задело его: неужели так сложно написать два слова? Но он уговорил себя не спешить с выводами и снова погрузился в работу.

Домой Дима приехал поздно и был немало удивлен, увидев возле квартиры Иветту. Она сидела на подоконнике в наушниках и слушала музыку. Увидев его, сдержанно улыбнулась и встала.

– Что ты здесь делаешь? – сурово спросил он.

– Да вот проходила мимо, решила зайти поболтать, – сказала Иветта, убирая айфон в сумочку.

– Тебе плевать, что я тебе не рад?

– Ты ведешь себя, как обиженный ребенок, – касаясь его щеки, сказала Иветта.

– А ты – как шлюха! – не сдержался Дима, убирая от себя ее руку. Иветта рассмеялась.

– Вот и поговорили, как взрослые люди, – сказала она, ничуть не обидевшись на его слова. – Я купила твой любимый коньяк и пиццу. Поужинаем вместе?

– Тебя давно никто не спускал с лестницы?

– Твой милый Макс уже наставил мне синяков, – задрав рукав, пожаловалась Иветта. Дима бросил взгляд на темные пятна и тут же отвернулся: он ненавидел насилие.

– Будешь требовать с него компенсацию? – спросил он, открывая дверь. Его злость на Иветту стала глуше, но прощать ее он не собирался.

– Обязательно, – пообещала Иветта, и Дима поверил ей. Характер у девицы был тот еще! Она подошла к двери, и едва Дима распахнул ее, кошкой проскользнула в квартиру. Чертыхнувшись про себя, он пришел к выводу, что проще будет с ней поговорить, чем устраивать скандал.

Иветта сняла с себя куртку и повесила ее на вешалку. Потом разулась и стянула с волос резинку. Белокурые пряди волнами рассыпались по спине. Знакомый аромат на мгновение вернул Диму в то время, когда они были любовниками. Они встречались два года. Конечно, никто не хранил друг другу верность, но это были самые долгие для него отношения, поддерживаемые с одной девушкой. Ему нравилась ее раскрепощенность, любовь к риску и ко всему новому. Она умела радоваться жизни и брать от нее все, что она предлагает. Иногда ему даже казалось, что он влюблен в нее. Но в очередной раз деля ее с братом, понимал, что это не так.

– Что у тебя на ужин? – деловито спросила Иветта.

– Мясо с овощами, если Костя все не смел днем, – сказал Дима, проходя на кухню.

– Он разве живет с тобой?

– Нет. Решил временно у меня потусоваться, – ответил Дима. Ему не хотелось, чтобы Иветта знала истинную причину, почему Костя присматривает за ним.

– Он так же сердится на меня, как и ты?

– Нет, он более лоялен к сумасшедшим, – ответил Дима. Иветта подошла к нему и обняла его за шею. Их взгляды встретились.

– Ив, больше ничего не будет, – убирая от себя ее руки, сказал Дима. Хотя ему безумно хотелось забыть обо всех недоразумениях и взять ее прямо здесь.

– Хочешь, я тебе расписку напишу, что не буду иметь к тебе никаких сексуальных претензий? – спросила Иветта, сплетая свои пальцы с его пальцами.

– Ты ведь понимаешь, как рискуешь, предлагая такое?

– Да, я развязываю тебе руки для всех безумств, что придут тебе в голову, – сказала Иветта. – Ты хоть представляешь, какой это подарок?

– Ты задолжала мне, помнишь?

– Хочешь потребовать свой долг прямо сейчас? – тихо спросила Иветта и сделала шаг назад. Она заигрывала с ним, зная, что он не сможет устоять перед ней. Ей слишком хорошо были известны его слабые места. И он понял, что хочет рискнуть послать все к черту.

– Сначала расписка, – напомнил Дима. Иветта рассмеялась и оторвав кусок бумажного полотенца, стала писать. Он внимательно наблюдал за ней, как она покусывает нижнюю губу, как волосы медленно падают вниз, закрывая ее лицо. Желание стало еще сильнее и заглушить его казалось невозможно.

– Все! – выпрямляясь, сказала Иветта и протянула ему исписанный клочок бумаги. Он внимательно пробежал глазами по написанному. – Теперь я полностью в твоей власти. Ты доволен?

– А должен?

– Ты совсем не скучал по мне? – притворно расстроившись, спросила Иветта. Она снова повисла у него на шее, прижимаясь к нему всем телом.

– Нет, – честно ответил Дима.

– Даже не вспоминал? – строго спросила Иветта, засовывая ему руки под футболку. Ее ногти прочертили полоски по его спине. Дима больше не хотел сдерживаться.

– Вспоминал, но не так, как бы тебе хотелось, – задирая ее и без того короткую юбку, сказал он. В его планы не входило быть с ней нежным. Он сдернул с нее трусики и они упали на пол. Он скользнул ей пальцами внутрь и понял, что она уже готова его принять.

– Придется за это расплачиваться, – легко касаясь его губ, сказала Иветта. Ее глаза блестели, щеки заливал румянец. От ее частого дыхания Дима возбудился еще сильней. Он быстро расстегнул джинсы и посадил Иветту на стол. Она раздвинула ноги и, обняв его за шею, продолжила жадно целовать его в губы. С трудом от нетерпения натянув на член презерватив, Дима быстро вошел в нее. Иветта тихо простонала, вцепляясь пальцами ему в волосы. Она была мягкой и податливой, как кукла, полностью подчиняясь его движениям. И в этот момент он понял, что скучал по ней, по тому ощущению свободы, что давала ему близость с Иветтой. Ему нравилось терять голову в ее объятиях. С другими, сколько бы у него их ни было, такого не случалось.

Рыча, Дима подхватил ее под бедра и поднял. Она тут же обвила его ногами, ее руки оказались у него на спине.

– Какая же ты сучка! – проговорил Дима, прижимая ее к стене.

Иветта вцепилась ему ногтями в плечи, и по волне дрожи, пробежавшей по ее телу, он понял, что она кончила. Глухо простонала, роняя ему голову на плечо и Дима тоже не стал сдерживаться.

Увлеченные друг другом, они не слышали, как открылась входная дверь и на кухню вошел Костя. Дима поставил Иветту на ноги и она уронила ему голову на грудь. Он откинул назад ее волосы, прилипшие к лицу.

– Как в старые добрые времена, – хлопая в ладоши, сказал Костя, и они одновременно повернулись в его сторону. Он подошел к Иветте и, взяв ее за плечо развернул ее к себе. Она бросила короткий взгляд на Диму, но тот сделал вид, что занят приведением себя в порядок. Ему не хотелось вмешиваться в их отношения, равно как и делать Иветту только своей. С первой ночи она по умолчанию принадлежала им обоим. Если для нее что–то изменилось, пусть сама скажет об этом его брату.

Костя привлек девушку к себе и поцеловал. Запустил ей пальцы в волосы, не позволяя отстраниться. Дима открыл бутылку коньяка и плеснул себе в стакан. Вечер обещал быть приятным. Иветта опустилась на колени и расстегнула брюки Кости. Дима залпом осушил коньяк. Смаковать его вкус сегодня не хотелось. Костя потянул Иветту за волосы, заставляя подняться. Она подчинилась ему. Он бегло поцеловал ее в губы и развернул к себе спиной. Девушка уперлась руками в стол и он вошел в нее. От алкоголя Диме стало жарко и захотелось на свежий воздух.

Он вышел на балкон и оперся локтями на перила. Жадно втянул носом прохладный сырой воздух. Глядя на линию горизонта, пожалел, что бросил курить. Сейчас ему дико хотелось сделать хотя бы пару затяжек. Но сигарет дома не было, а идти за ними ему было лень.

– Кажется, все налаживается, – вваливаясь на балкон, довольно сказал Костя. – Ты приходишь в норму.

Дима кивнул. Он не хотел, чтобы брат продолжал беспокоиться за него.

– Мальчики, так что с ужином? – заглядывая к ним, спросила Иветта. Она умылась и уже не выглядела растрепанной. Румянец стал сходить с ее щек, а в глазах читалась усталость. Диме показалось, что ее взгляд стал опустошенным. Не таким дерзким, каким он был, когда она ждала его.

– Я не хочу есть, – сказал Дима. Костя удивленно глянул на него.

– А я с удовольствием поем, – сказал он, беря Ив за локоть. – Пошли на кухню.

Иветта и Костя ушли. Дима снова посмотрел на небо. Как прежде больше никогда не будет. То, чем он жил раньше, потеряло для него ценность. Как сказал Соломон, пришло время начать любить что–то другое.

14
{"b":"673835","o":1}