ЛитМир - Электронная Библиотека

Она тут же отвернулась от него и стала открывать дверь. Дима сунул руки в карманы и начал спускаться по лестнице вниз. Дверь скрипнула и тут же захлопнулась. Он понял, что страшно устал за сегодня и единственное, чего сейчас хочет, это завалиться спать.

Дима проснулся от грохота. Казалось, что стены вибрируют, а пол ходит ходуном. Он подскочил на кровати и, продрав глаза, сообразил, что это Костя врубил колонки. От тяжелого рока содрогались стены и покачивалась люстра. Порядком разозлившись на брата, он натянул джинсы и выскочил в гостиную.

– Ты совсем одурел?! – проорал Дима.

– Доброе утро! – продолжая стоять в планке, ответил Костя.

Найдя пульт, Дима выключил музыку и плюхнулся в кресло. У него болела голова, и его тошнило.

– Какого черта ты здесь делаешь? – потирая виски, спросил он.

– Подумал, что после свадьбы Лены тебе может потребоваться компания, – сказал Костя и начал отжиматься на кулаках.

– Со стороны все так плохо выглядит?

– Ты похож на зомби, – сдавленно ответил Костя. – Семнадцать, восемнадцать… Ну и я тебе хорошо знаю. Девятнадцать. Ты чуть что хочешь сдохнуть. Двадцать.

– Неправда! – возразил Дима.

– Ты сбежал со свадьбы! Не отвечал на звонки! – напомнил Костя. – Я черте-те что передумал, пока пытался тебе дозвониться!

– Я не сбежал, – возразил Дима, и в памяти всплыла Лена в белом платье, которая отвечала «да» Климу. Его снова больно резануло по сердцу и он потер ладонями лицо. – Тамада вынудил меня уйти своими тупыми шутками.

– Ну, конечно, всегда есть виноватый! Дим, ты знал к чему все шло, – напомнил Костя. – Лена бросила тебя год назад. На что ты надеялся все эти двенадцать месяцев? Что перед свадьбой она прибежит к тебе и скажет, что все это время ошибалась? Ты «Санту–Барбару» в детстве пересмотрел что ли? – Дима промолчал, он сам не знал, чего ждал все это время. Ему даже казалось, что он не жил. Костя глянул на него и продолжил. – Тебе надо найти девчонку, которая отлично трахается и полностью погрузиться в этот процесс. Вот увидишь, тебя отпустит.

Дима не стал ему говорить, что только вчера утром выбрался из постели такой специалистки, но легче ему не стало. Секс уже не радовал его так, как раньше. Он перекочевал из разряда яркого события и личной победы, в список основных, но не самых необходимых потребностей. Он нуждался в чем-то большем, но пока не мог понять в чем.

– Спасибо, кэп, – устало сказал Дима.

– Ой, все! – ответил Костя и сосредоточился на отжиманиях.

Дима пошел на кухню и, открыв аптечку, достал таблетку от головной боли. Вроде, и не пил вчера, чего ж она так трещит? Он болезненно поморщился и налил в стакан воды. В памяти всплыла его ночная поездка за город и девушка, которую он подвозил домой. Кажется, ее зовут Рада. Легкий смешок сам сорвался с губ. Он вспомнил, как цепко она держалась за него, пока он ехали. Милая девочка, надо будет как-нибудь навестить ее.

– Ты в кафе-то собираешься сегодня идти? – спросил Костя. Высокий, широкоплечий, с идеальным торсом, Диме показалось, что своим присутствием он заполнил всю его небольшую кухню. До физической формы брата ему было далеко, сколько бы он ни тренировался.

– Ну а кто за меня работать будет? – вздохнул Дима. – Я и так там два дня уже не был.

– Пока ты спал, кое-кто приходил, – помолчав, сказал Костя.

– Кто? – насторожился Дима. Головная боль постепенно отступала и он почувствовал голод.

– Иветта, – сказал Костя и, открыв холодильник, достал оттуда колбасу. – Видимо твое «привет» на свадьбе ее брата она восприняла, как возобновление отношений.

– Черт бы ее побрал! – пробормотал Дима. – Как же я хорошо жил, пока она была Штатах…

– Макс сказал, что она не стала продлевать контракт с модельным агентством и три месяца будет жить тут, – поделился новостями Костя, делая бутерброды.

– Пусть только держится от нас подальше, – проворчал Дима. Он достал с полки кружки и сделал себе и брату кофе.

– Я бы с ней отдохнул, – признался Костя и облизал губы. – Хорошо же было.

– Безопаснее снять шлюху: мало ли какая гениальная идея может родиться у Иветты! – вздохнув, сказал Дима. – Но ты прав: с ней было весело.

– А тебе сейчас не помешало бы отвлечься…

– Нет-нет, я лучше на работу пойду, – сказал Дима, уминая бутерброд. – Если тебе очень хочется – ради Бога, но меня не впутывай. Я только отошел от этого скандала с изнасилованием.

– Меня Иветта тоже обвинила, – напомнил Костя.

– Да, но ты легко отделался. Весь удар пришелся по мне. А репутация, –как белые носки: один раз наступил в дерьмо, и все, пятно так и останется, – сказал Дима. – Чтобы ты потом ни сделал, твою оплошность не забудут. Я больше не хочу рисковать. Так что ты тоже подумай, нужны ли тебе новые проблемы.

– Стареешь, Дим.

– Мозгами учусь пользоваться. И тебе советую.

Дима хлопнул брата по спине и пошел в ванную.

По дороге в кафе Дима радовался что на улице весна, нет снега и можно гонять на мотоцикле. Впереди еще полгода свободной езды и кайфа. Больше всего на свете он любил период с апреля по октябрь. Много света и тепла. И кажется, что все, о чем мечтаешь, непременно сбудется.

Войдя в приемную, Дима увидел Макса, своего помощника и по совместительству сводного брата Лены. Тот сидел на краю стола и с кем-то говорил по телефону. Поднял руку в знак приветствия и тут же запустил пальцы в свои черные волосы. Он выглядел уставшим, под глазами пролегли черные тени. В последний год у него были проблемы со здоровьем.

Дима вошел в кабинет и бросил косуху на спинку стула. Подошел к окну и распахнул его, впуская в помещение свежий воздух.

– Я прослушал две группы на следующие выходные, – входя в кабинет, сказал Макс. – Очень прилично играют ребята.

– Ты сам-то как? Сможешь выступить? – спросил Дима.

– Да, – коротко ответил Макс и отвел взгляд в сторону. Понятно, сомневается, но показывать этого не хочет.

– Ты давно был у врача?

– Пару дней назад. Отец нашел очередного супер–светилу, – усмехнулся Макс, – но ничего нового от него я не услышал.

– Может тебе в отпуск пойти? – предложил Дима. – На Бали свалить, кости погреть.

– Нет, не хочу. Да и нельзя мне пока летать, – ответил Макс. – Ты сам в порядке?

– Да что мне будет? – отмахнулся Дима. – Я ж не работал пластическим хирургом.

Макс глухо засмеялся. В прошлом он работал в клинике пластической хирургии, и во время операции его увезли в кардиологию с инфарктом. С этого момента и начались его сложности со здоровьем.

– За год, что я бездельничаю, мог бы уже прийти в норму.

– Ты не бездельничаешь, ты помогаешь мне управлять кафе, – просматривая почту, задумчиво ответил Дима. – Кстати, поздравляю: твоя песня снова в топе на радио.

– Спасибо, – равнодушно отозвался Макс, и это было совсем на него не похоже, Дима знал, как важна для него музыка. Именно из-за нее они и познакомились. Один знакомый скинул Диме песню, которую пел Макс со своей группой и он пригласил его выступать к себе. Неужели его нагнал творческий кризис? – Ты вчера так рано ушел со свадьбы…

– Лену это расстроило?

– Не знаю, но она спрашивала о тебе, – сказал Макс. – Беспокоится, наверное.

– Это она зря, – спокойно сказал Дима и вспомнил, как вчера гнал по ночной дороге, чтобы взлететь. – Со мной все нормально.

– О да, это очень заметно, – усмехнулся Макс. – Ты так же в норме, как я здоров.

В дверь раздался короткий стук, и она тут же распахнулась. В кабинет вошла Иветта. Белокурые волнистые волосы подколоты по бокам, высокую грудь подчеркивала белая футболка. Кожаные штаны демонстрировали стройные ноги.

– Привет, мальчики! – поздоровалась Иветта и одарила Диму улыбкой. – Я тебе звонила, но ты не отвечал.

– Может, потому, что я не хочу с тобой разговаривать? – сказал Дима.

– Ты стал как-то плоско шутить. Раньше жалил острее, – подходя к нему, сказала Иветта. Обняла за шею и поцеловала в губы. – Макс, исчезни, ты здесь лишний.

2
{"b":"673835","o":1}