ЛитМир - Электронная Библиотека

– Макс останется, – убирая от себя руки Иветты, сухо сказал Дима. – Мы обсуждаем рабочие вопросы. Лишняя здесь ты.

– Какой ты злой! – обиделась Иветта.

– И ты знаешь, почему, – сказал Дима, открывая дверь. – Уходи.

– Нет! – категорично сказала Иветта и села в кресло. Скрестила на груди руки и стала рассматривать мыски своих красных туфель. – Нам надо поговорить.

– Мы уже все друг другу сказали. Будь добра, уйди.

Макс вздохнул и с сочувствием посмотрел на Диму.

– Ну, давай, выгони меня пинками, – насмешливо произнесла Иветта. Она знала, что он не сделает этого и пользовалась его слабостью. – Я брату пожалуюсь.

От ее слов Диму передернуло, и он возненавидел Иветту еще сильнее. Они встречались два года, а потом Ив ни с того ни с сего, заявила своему брату, что они с Костей ее изнасиловали. Клим, конечно, решил с ними разобраться, случилась драка, но прояснить ситуацию не удалось. Позже, Иветта призналась Климу, что оболгала их, но для чего все это было, никто так и не понял. Она отказалась рассказать ему причину своего поступка. После этого их отношения закончились и Диме даже вспоминать о ней было неприятно.

– Клим сейчас на Мальдивах, ему не до твоих капризов, – сказал Макс, подойдя к креслу, где сидела Иветта. – Так что я за него. Можешь пожаловаться мне.

– С таким слабаком, как ты, даже дышать одним воздухом не хочется, не говоря о большем, – скривилась Иветта. Макс бросил короткий взгляд на Диму, потом подхватил девушку подмышки и выдернул из кресла. Она завизжала, стараясь вырваться из рук парня.

– Сволочь! Пусти меня! Да как ты смеешь?!

– Ну, давай, врежь мне, – миролюбиво сказал Макс, вытаскивая ее из кабинета.

– Я тебе так отомщу, что мало не покажется! – продолжила верещать Иветта уже в коридоре. Дима закрыл за ними дверь и сел за стол. Жизнерадостное утро, нечего сказать.

Глава 2 | Рада

Войдя в квартиру, Рада включила свет. Дома было тихо. Она посмотрела на тумбочку с обувью. Ни туфель матери, ни ботинок отца не было. Неужели в гостях? Она порылась в памяти, пытаясь сообразить, говорили ли ей что-то родители о своих планах и поняла, что нет. Сбросив обувь, Рада забежала в их спальню. Постель была застлана, в комнате идеальный порядок.

Достав из сумки телефон, она поставила его на зарядку. Может, мама звонила ей, чтобы сказать, что они куда-то собрались, а дозвониться не смогла, потому что аккумулятор сел. В последний раз они общались, когда она набрала номер матери чтобы сказать, что тетя Зоя умерла. Мама восприняла это известие очень спокойно, даже равнодушно. Тетя Зоя была сестрой ее матери, и когда та скончалась, растила ее, как свою дочь. А потом… потом что-то между ними произошло, и они стали чужими. Маме не нравилось о ней говорить, она не любила, когда Рада навещала ее. Отец же наоборот, делал все, чтобы поощрить их общение, и сам навещал Зою, чем сильно бесил свою жену.

Рада пробовала узнать у матери, что случилось между ней и Зоей, но та отмахнулась, сказав, что это дело прошлое и ворошить его не стоит. Зоя пообещала ей со временем все рассказать, но так и не сделала этого. Уже лежа в больнице, она несколько раз начинала, но у нее не хватало то сил, то дыхания. Она умерла в сознании, держа Раду за руку, и в ее потухающем взгляде было столько любви и нежности, что у девушки зашлось сердце. Никто и никогда так не смотрел на нее, как тетушка. И ей стало жаль, что они не были чуть более близки раньше. Ей показалось, что она потеряла что-то очень важное. Уделяй она при жизни больше внимания Зое, она смогла бы прочувствовать то, что видела в ее глазах сейчас, впустила бы в себя эту любовь и вернула бы ее тетушке, чтобы та никогда больше не чувствовала себя одинокой.

Мобильный ожил и тут же запищал, извещая Раду о новом сообщении. Она схватила его и торопливо провела пальцем по экрану.

– «Мы уехали на дачу, – написала ей мама. – Завтра вернемся. Веди себя прилично. Еда в холодильнике.»

На дачу? С чего вдруг?! Эта новость очень удивила Раду. Родители начинали ездить туда не раньше середины мая. Отец наведывался туда один, но мама – никогда. С какой радости они поехали туда в апреле? Что произошло? Рада хотела позвонить матери и спросить об этом, но часы показывали второй час ночи, и она решила, что этот вопрос вполне может подождать до завтра.

Приняв душ, Рада без сил упала в постель. Она смотрела на тени, скользящие по потолку, и думала о предстоящих похоронах. Кроме нее и родителей, у тети Зои никого не было. От этого воспоминания Раде стало грустно. Что, если ее жизнь сложится так же? Она умрет в одиночестве, в какой-то из больниц? Или же одна дома, всеми забытая? Какой будет ее старость? Она понимала, что в двадцать семь о старости было думать рановато, по последние события выбили ее из колеи. Будущее стало пугать ее.

Перевернувшись на живот, она покусала кончик наволочки. Попыталась подумать о чем-то приятном, но не смогла. Если бы родители были дома, ей было бы легче. Она посмотрела на пальцы, которые еще утром сжимала тетя Зоя, хватаясь за них, как за последнюю надежду. Глазам стало горячо, и Рада тихо заплакала.

Она проснулась поздно. С трудом оторвала голову от подушки и посмотрела на часы. Одиннадцать утра. Хорошо поспала, нечего сказать! Рада потянулась и перевернулась на спину. Вставать не хотелось. За предыдущую неделю она так вымоталась, что организм решил бастовать. От мысли, что придется рассказать отцу о том, что она бросила сломанную машину на дороге, она похолодела. Папа ей такой безответственности не простит!

Желание валяться в постели пропало мгновенно. Рада поднялась и, раздвинув шторы, впустила в спальню весеннее солнце. Набросила на плечи халат и вышла в коридор. Дома было тихо. Когда родители были дома, всегда работал телевизор или звучали записи каких-нибудь лекций.

Рада включила чайник и достала из холодильника яйца и помидоры. Омлет с овощами и белым хлебом на завтрак – идеально. В памяти всплыл парень, который помог ей ночью. Он был очень высоким, отчего казался слегка неуклюжим. Темные глаза, черные блестящие волосы, собранные в хвост. От него пахло бензином и кожей. Его нельзя было назвать красивым, но от него исходила бешеная энергетика страсти. Было в нем что-то такое, что зацепило ее.

Позавтракав, Рада позвонила матери, но та не ответила. Тогда она набрала номер отца. Тот взял трубку сразу.

– Привет, милая, как дела? – ласково произнес он. Пожалуй, чересчур ласково. Чтобы это значило?

– Мне казалось, я приеду вечером и мы их обсудим, – с казала Рада. – С чего вдруг вы решили поехать на дачу?

– Твоей маме захотелось отвлечься, – сказал отец. – Я подумал, в этом нет ничего плохого. Проведем пару дней на природе, она выспится. Ты ведь знаешь, какие у нее проблемы со сном в последнее время.

– Это как-то связано с тетей Зоей? – спросила Рада.

– Нет, с чего ты взяла? – удивленно проговорил отец. – Конечно, мама расстроилась из-за ее смерти – мы все–таки семья, но не настолько, чтобы сбегать из города. Ты рыбок покормила?

– Да, конечно. И черепаху тоже, – сказала Рада. – Вы когда вернетесь?

– Не знаю. Мама проснется, и я у нее спрошу, – беспечно сказал отец. – Может быть, сегодня вечером. Я позвоню, как мы будем выезжать.

– Ладно, – буркнула Рада. Она не понимала, что происходит, но не сомневалась, что от нее что-то скрывают. – Передавай маме привет. Пока!

Она положила телефон на стол и вздохнула. Нужно было ехать за машиной. Было бы здорово, если бы ее туда кто-то отвез. Подумав, она позвонила своей подруги Сони, с которой дружила с года.

– Зай, ты сегодня свободна? – сразу перешла к делу Рада, едва Соня ответила «алло».

– Смотря для чего, – лениво протянула Соня и зевнула.

– Можешь съездить со мной, забрать машину?

– А что с ней случилось?

Рада рассказала ей, как ездила к тетушке домой и застряла посреди ночи черт знает где.

3
{"b":"673835","o":1}