ЛитМир - Электронная Библиотека

Однако, как говорится, не бывает хрени бездобра, – зато познакомилась с золотым олухом, в компании которого со злости и нажралась. И который уже в своей крутой тачке, не откладывая секс в долгий ящик, прямо по дороге в Москву и перешел к более решительным действиям. Не одной же было поднимать себе настроение за пустым столиком да еще и с пустоголовым мальчиком. Вот и перебрала немножко, оправдывала себя королева эпизода, которой в кои-то века предложили почти главную роль, которую она тут же и прос… ла-ла, ла-ла. Которую послала! С кем не бывает, бла-ла, ла-бла. И ведь все вроде было у нее хорошо, приличная работа, затухающая популярность, приличные деньги за рекламу, а вот счастья в личной жизни как-то все не налаживалось и не налаживалось. Да и где оно это счастье, за каким углом примостилось? Сигарету в рот и взгляд на задымленный экран. Никому курить нельзя, а ей можно! Ведь демонстрировался клип почти с ее участием, где известный всем певец слезливо разводил очередную красотку на любовь, а потом на мокром ночном шоссе летел в своем кабриолете в лобовую с грузовиком, когда та ему, наверное, отказала. Или не по этому, просто так было в сценарии, чтобы смотрелось трагичней. Странный человек в очках под зонтиком в ночном кадре, обернувшийся на проходящую мимо незнакомку. Он хватает ее за руку: похожа, но не она. И только после этого уже мокрый асфальт и почти что столкновение в лоб на полном ходу. Слетающий с красивой ножки чулок, – все это уже потом, все это значительно раньше. Странный клип, если честно. Женщина прикрыла глаза, вспоминая. Секса между ними тогда не было точно. Кажется…

Ты ушла рано утром,
После шести…

В ушах уже совсем другая музыка, не имеющая вообще никакого отношения к предыдущему клипу, собственное, как и она сама, которая с удовольствием бы заняла место той другой и успешной в этом клипе, да только кто же ей предложит! Еще вчера все в ее жизни было хорошо и успешно, а уже сегодня ей пришлось тащиться на эту сомнительную встречу неизвестно с кем. После разрыва с известным режиссером, все остальные по просьбе последнего категорически отказывались ее снимать. А ведь она актриса от Бога, почему такая несправедливость, когда она может сыграть кого угодно. Вместо нее же снимают каких-то пустышек. Посмотрел и забыл… И возможно ей скоро предложат роль, которая в корне изменит к ней отношение всего кинематографического сообщества. Иначе, так бы она в это захолустье и преперлась!

– Смотру, не сама ли из клипа прямо к нам, глазам не верю, – подвыпивший скакун горячих кровей, уверенный, что за бабки можно все, присаживается к ней за столик и предлагает любые в ее и свое удовольствие.

– Девушка, это вы, сладенькая?

– Не я, отвали!

Она вообще ничего не собиралась сегодня делать, провести весь день в постели с этим дурацким сценарием, который получила уже неделю назад по почте, но до которого так и не добралась, хотя даже сейчас продолжала тащить его с собой под мышкой в том самом же желтом конверте. Надежда умирает последней, как говорится, усмехнулась она сама себе, очень довольная тем, что она не Надежда. Хотела позвонить, чтобы попросить кого-нибудь из знакомых, чтобы ее забрали с этой темной дороги, но куда там, новенький телефон уехал вместе с сумочкой и всеми прочими ее причиндалами: пудрой, помадой, ключами, кредитной картой и паспортом. Поэтому и пришлось голосовать на дороге своим телом, чтобы добрые люди подбросили. Не успела поднять руку с оттопыренным пальцем, дожилась, блин, как тут же остановился первый попавшийся грузовик, во поперло, и предложил почти бесплатно… Гремел Deep Purple из кабины, светились жаждой глаза мужика в предвкушении. И как это не было заманчиво, все же пришлось отказаться, когда до нее наконец дошло, за кого ее приняли. За плечевую в свете своих неоновых фар ее приняли еще две остановившиеся иномарки, укатившие ни с чем, хорошо, что хоть сигареты стрелять не пришлось. Прихватила с торпеды, когда в спешке покидала автомобиль, и даже нашлось, чем чиркнуть, чтобы прикурить пятую уже по счету. Знала бы, где упасть, сама себе бы матрац подстелила, а так еще успела конверт со сценарием прихватить, который себе под голову и подложит. Пьяная недовольно огляделась, прикидывая, как далеко ей топать без денег до общественного транспорта, чтобы как можно скорее вернуться в свой потерявшийся мир. И дернул же ее черт связаться с этим гадким мальчишкой, ругалась она, дымя как паровоз, чтобы его черти задрали. Не получилось разговора в ресторане с этим скрягой, надо было сразу и двигать домой. А так еще и сумку увезли со всем содержимым, включая и презервативы на всякий непредвиденный случай, которые всегда таскала с собой. Мог бы и вернуться, всхлипывала она уже пьяно, которой вдруг стало себя так жалко, так жалко, что жальче некуда. Чтобы хоть документы отдать, продолжала она негодовать на паршивца, укатившего на «Феррари», пьяно двигаясь неуверенной походкой в сторону не пойми чего, все равно как та шхуна во время шторма на скалы, сосредоточенно раскачиваясь из стороны в сторону, боясь перевернуться. Главное в полицию не попасть, боялась она. Без документов ее точно примут за проститутку с большой дороги. Церемониться не будут, проведут воспитательную работу всем строем и все, гадай потом, кто отец ребенка.

– Подвезем? – спросил таксист пассажира, кивая на голосующую.

– Как хочешь, – не стал возражать тот, – я уже почти приехал.

Так пьяненькая с обочины и оказалась в том такси, в которое даже не успела нормально усесться, как пришлось уже выбираться. Ее так стало мутить, что потребовалось в срочном порядке ретироваться, покидая автомобиль, чтобы его не заблевать. Так за делами и не заметила, как и оказалась снова одна в темноте ночи, решив тут же еще разок перекурить, а заодно и передохнуть после трудного пути в такую качку. Пусть все катится к черту, вздохнула она печально. Завтра она проснется и переосмыслит все свое поведение, а сегодняшний день просто вычеркнет из жизни и все! И пусть ее снова прокатили, пусть все катится к черту. И если жизнь состоит из полос, то просто надо перетерпеть. Все наладится не сегодня, так завтра, не завтра, так… Никуда она дальше не пойдет и не поедет, прямо здесь и завалиться спать в кустах, найти бы только уборную, чтобы попи…

Рев мощных двигателей в ушах и ослепительный свет в голове не дали ей довести эту свою последнюю мысль до завершающей струйки. Все случилось так неожиданно и быстро, что даже разогнуться не успела, не говоря уж о том, чтобы вытереть рот после неожиданной неприятности. Жесть! Взрыв, вспышка и черная пустота кругом. Без боли…

Брел где-то по ночному шоссе бомж, радующийся тому, что еще недавно мог кого-то там убить, но так до сих пор этого и не сделал. Тихо тикали золотые часики на неподвижной женской ручке, отсчитывая, судя по всему, уже не ее время. Пылала рядом с деревом иномарка, горело и само это дерево ярким пламенем. Разлетались горящие листы так и непрочитанного злополучного сценария в ночи, уносимые вверх огненным потоком навсегда меняющейся реальности всех этих людей, волею рока ли, случая или по чьей-то еще злой воле оказавшихся замешанных в эту историю. Сумрачный человек в темноте своего кабинета просматривал не очень приличную во всех отношениях видеозапись, прикидывая все выгоды от такого подарка. И еще двое летели отдыхать на острова, точнее на остров со своим маленьким аэропортом и огромным вулканом, куда им так и не суждено было никогда долететь.

3

Посадку на рейс объявили в три ночи. Жесть! В то самое время, когда человеческий организм вообще еле дышит, сердце еле стучит, а голова и вовсе находится неизвестно где в своих сновидениях. Другими словами – прощай реальность, пусть хоть во сне кому-то будет хорошо. Не всем, у одного, к примеру, машину сперли. Пришел в гараж, а там… А у другого жену увели, не всем же кошмары сняться, не успел порадоваться, как пришлось просыпаться и возвращаться из счастливого небытия в опостылевшее бытие аэропорта. Сонный люд потянулся к стойке последней регистрации, где хмурая работница аэропорта уже быстро проверяла соответствие вписанного в проездной билет данных пассажиров с их паспортными данными. После этого им оставалось немного пройтись еще по специальному рукаву и оказаться в «брюхе» самолета. Удобно, никаких тебе поездок в автобусе по летному полю, как в «древности», но и без этого хорошо. И особенно, когда весь отпуск еще только в самом начале, когда, дождавшийся этого светлого момента, если кому и завидует, то только самому себе. Процесс пошел, как говорится, и только двое в зале ожидания никак не реагировали на происходящее. Кира спала, и ее мужчина боялся разбудить свою соню, сладко прислушиваясь к ее нежному дыханию и чувствуя каждой клеткой своего тела тепло прижавшейся к нему судьбы.

9
{"b":"673910","o":1}