ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дмитрий Напольских

Четыре голоса Тьмы

Глава 1

Стена Тьмы

Теневое море, недалеко от острова Дороттайн.

Бригантина «Луч света».

1-й день месяца Надежд, год 493-й от В.Л. (Возвышения Лакриса).

Ураган гонит корабль во Тьму.

Исполинская черная Стена равнодушно вздымается всего в трех милях от нашей бригантины, попавшей в объятья чудовищного шторма. Грот «Луча света» снесло резким порывом ветра два часа назад, им же оборвало остатки парусов на фок-мачте. В трюме, конечно, лежат запасные паруса, но необходимо хотя бы легкое затишье, чтобы матросы могли их поставить. Да и с полной оснасткой шансов вырваться из шторма нет.

Так просто Тьма свою добычу не отпустит.

* * *

— Магический ветерок? — спросил нас капитан Грег Коллойн шесть часов назад, когда ураган только появился на горизонте. — Нынче не сезон, а облака клубятся слишком уж нехорошо, словно на нас нацеливаются. И потемнело резко.

Трипкат Солоби, пожилой маг Воздуха, прищурился и внимательно поглядел на черные тучи. Я был с ним едва знаком, но он так же, как и я, плыл на остров Дороттайн. А в пути, как старший по возрасту и рангу, исполнял и обязанности главного корабельного мага.

— Хм. Занятный ураган. А что скажет мой молодой коллега? — Трипкат посмотрел на меня. — Люрет, вам надо набираться опыта, хотя ураганы больше по части Воздуха, а не Воды. Что скажете?

Я покрепче сжал посох и произнес заклинание Видения. Мир вокруг преобразился, запылал новыми красками, показывающими нити и клубки магических связей. Затем резко сощурил глаза. Чем меньше площадь зрения, тем выше плотность заклинания и можно заглянуть глубже в суть мира.

Корабль тускло светился синим. Бригантина принадлежала Совету Магов, и мои опытные собратья по стихии наложили на неё несколько простых, но эффективных в плавании заклинаний. По крайней мере, днище бригантины не обрастало ракушками, которые увеличивали осадку и уменьшали скорость корабля.

Ярче всего пылал магический компас, он ориентировался по пяти основным магическим центрам мира — включая, разумеется, и город магов Лакрис — и подчас был точнее своего магнитного коллеги. Но не всегда, поэтому они обычно использовались в паре.

Я посмотрел на запад. Где-то далеко-далеко вдали смазанной радугой светилась аура Лакриса, который мы покинули неделю назад. Сам город пропал из виду через несколько часов плавания, но его мощная магическая эманация преследовала нас все время путешествия. Великий город, что ни говори.

И только привыкнув к изменившемуся миру, я рискнул повернуться на восток, где вдалеке вздымалась черная стена Тьмы, и откуда на нас надвигался этот неожиданный шторм. Если резко посмотреть на мощный источник магии, то можно и ослепнуть. Поэтому заклинание Видения в самом Лакрисе разрешено использовать лишь архимагам, для остальных оно слишком опасно.

Только предварительная подготовка и хорошая реакция — и отчасти диммирский опыт — спасли мне глаза. Черная вспышка резанула по ним, брызнули слезы. Я моментально отвернулся, дыхание сбилось, руки дрожали. Солоби положил мне на голову ладони и мягко зашептал несложные лечащие и успокаивающие заклинания. Я потихоньку пришел в себя. Капитан, нервно оглядываясь на ураган, переминался с ноги на ногу. Седовласый морской волк сильно волновался.

— Люрет, как ты? — вопрос старого мага прозвучал по-отечески мягко.

Но потом Трипкат вспомнил о деле, и в голосе прорезались командирские нотки:

— Что ты успел заметить?

— Ураган, несомненно, магический, но не слишком мощный. А вот эманации от Стены заметно сильнее, чем нам рассказывали в Академии.

Я посмотрел на Трипката.

— Да, — признал Солоби. — В последние месяцы Тьма активизировалась, эманации заметно усилились. Но не до такой степени, чтобы вызвать столь резкую реакцию у одного из лучших выпускников Академии, прошедшего к тому же диммирскую кампанию. Ты правильно подготовился, а до Стены больше тридцати миль. Было что-то ещё?

Капитан заметно насторожился. Он явно тоже что-то почувствовал, хотя и не был магом. Без развитой интуиции плавать в столь опасном районе сродни самоубийству.

Я отозвал старшего коллегу к левому борту. Капитан проводил нас взглядом и пошел отдавать приказы. К шторму, особенно магическому, лучше подготовиться заранее.

— Взгляд, — сказал я. — Я почувствовал взгляд. Тьма смотрела на нас. Или что-то из Тьмы. Причем во взгляде этом было что-то такое… что-то… — я запутался в словах и мыслях, — что-то…

Но Трипкат Солоби меня уже не слушал. Он задумчиво жевал седой ус.

— Взгляд? Хм, любопытно. Хм, — на его блестящей лысине выступили бусинки пота. — Что-то такое мне говорили перед отплытием на остров. Да и сейчас я тоже вроде бы ощутил этот взгляд. Тьма меняется, Люрет. Не думаю, что эти изменения к лучшему, не думаю. Меня потому и вызвали, что я специалист в области необычных явлений и странных артефактов.

— А не хотите сами взглянуть на это «необычное явление»? Если хорошо подготовиться, не щурить глаза и смотреть боковым зрением, то тяжелых последствий быть не должно.

— Не выйдет, Люрет. В магическом смысле правого глаза у меня нет, я его выжег во время работы с одним… хм… занятным артефактом. А левый серьезно повредил. Потому я и попросил тебя изучить этот ураган, не хотелось еще сильнее волновать нашего капитана. Тем, что у него неполноценный корабельный маг. Но ураган в любом случае — моя забота. А со взглядом будем разбираться потом, как доберемся до острова. Уточни параметры урагана, мне надо подготовиться.

Я подробно рассказал про магическую силу урагана и «связки», то есть те области, вокруг которых были собраны и явно волшебным образом закручены потоки ветра. Если разбить «связки», то ураган рассыплется еще на подходе к кораблю. Теорию я знал хорошо, но на практике воздушные заклинания у меня, разумеется, не получались. Сильное сродство с водной стихией давало о себе знать. Так что помочь коллеге я бы не смог, только бы помешал. А Трипкат Солоби опытный маг Воздуха, очень опытный.

Я убеждал себя в этом, глядя как он пробирается на нос корабля мимо суетящихся матросов. Они крепили груз, убирали в трюм все лишнее и подвязывали паруса, чтобы их не порвало во время урагана. Маги магами, а корабль должен быть готов ко всему.

Экипаж отлично справился со своей задачей. Но это не помогло. Впрочем, это была не его вина, а с Трипкатом Солоби мне больше поговорить так и не удалось…

Нас накрыл ураган.

Теневое море погрузилось во тьму…

* * *

— Магистр, что нам делать? — наверное в сотый раз спрашивает меня капитан Грег Коллойн.

Я не отвечаю. Он и не ждет моего ответа, он ждет Чуда. А в моем лице обращается ко всем Высшим Силам, которые только могут услышать его мольбы о помощи. Еще он беспрерывно молится Единому и уже принес в жертву древнему и полузабытому богу морей Поммитесу золотой браслет и корабельный магический компас. Не помогло.

Подозреваю, что и матроса, который якобы выпал за борт час назад, тоже кому-то пожертвовали. Как бы не самой Тьме. Перед тем, как ко мне подошел капитан и сказал, что нас стало на одного меньше, у правого борта была продолжительная возня.

Я давно не отвечаю капитану, это бесполезно. За несколько часов, что корабль провел в этом странном урагане, он сильно сдал. Капитан окончательно поседел, а в глазах появился безумный блеск. Вернее в одном глазу, в левом. Правый совсем заплыл от удара, которым я пытался привести Грега Коллойна в чувство. Посох мага можно использовать как увесистую дубинку. Магия магией, но хороший тычок подчас гораздо эффективнее. Не в этом случае.

Капитан стал относиться ко мне с гораздо большим уважением, но толку от этого было немного. Теперь он называет меня магистром, хотя я всего-навсего адепт третьей ступени. Для недавнего выпускника Академии — пусть и с определенным военным опытом — это очень даже хорошо, но что значат все эти регалии перед лицом Тьмы? Здесь и Совет в полном составе наверняка оказался бы бессилен.

1
{"b":"674774","o":1}