ЛитМир - Электронная Библиотека

Её взгляду открылась великолепная картина: наверно, самые прекрасные женщины Египта собрались здесь, в этой комнате. Их нежные тела прикрывали легкие, почти полупрозрачные ткани, не скрывающие достоинств фигуры. На диванах с множеством подушек лениво лежали другие красавицы, высшие по рангу. Только их тела уже не прикрывало ничто, кроме ожерелий на шее. Каждая из девушек загадочно улыбалась.

Пахло развратом и похотью.

Одна из них, виляя бедрами, уверенно приблизилась к гостье и с интересом стала изучать. Такой осмотр мог кого угодно-ввести в краску. Мясо на рынке не так пристально оценивают, как здесь. Тишину никто не нарушал, и Гермиона, решила, что сейчас самый подходящий момент, чтобы улизнуть. Расправив плечи и вежливо улыбнувшись, она направилась к арке их зала в надежде найти выход.

Внезапно египтянки встали и поклонились. Неужели ей столько чести? Да и вид особ вгонял в краску. Шокированная и совсем не знающая, что делать, Гермиона смущенно перевела взгляд в пол и с испугом заметила, как там разрасталась длинная тень кого-то очень рослого. Инстинктивно сжав кинжал, ведьма обернулась для выпада, но ее опередили.

Сильные руки ухватили хрупкие запястья, а слабое девичье тело моментально вжали в колонну.

— Каждую нашу встречу вы подтверждаете все мои предположения относительно вашей импульсивности. О чем вы только думали, трансфигурируя кинжал? — надменно прошипел низкий голос у ушка.

— Профессор?! — трепетно спросила девушка, в то время как изящные пальцы вытаскивали ее оружие и отбрасывали в сторону. Она слышала его дыхание, чувствовала тепло тела и исходившую от него силу. Всё-таки вчера ей не показалось: это действительно он! Пока черные глаза буравили ее с укором, Гермиона высвободила ладошки из его рук и обхватила ими мужское лицо, словно стремилась убедиться в том, что ей не привиделось.

— Вы живы! — с радостью, словно поступила в самую лучшую академию Британии, Гермиона принялась ощупывать его нос, скулы, губы. У нее была совсем глупая улыбка, и блестели глаза.

— Мисс Грейнджер… — Снейп изогнул бровь, и Гермиона удивилась черным стрелкам, подчеркивающим дьявольски манящие глаза легилимента.

— Простите, — стушевалась она, но тут же его обняла, — О, Мерлин! Вы всё-таки живы! И извините мою беспардонность, но я так рада!

Он оставался совершенно невозмутимым к ее реакции, пока не пришел в себя.

— Мисс Грейнджер, уймите свои эмоции, — бархатным голосом протянул он, — Вы же понимаете, во что влипли… Куда вы собрались без палочки? Или я пропустил нечто важное в мире магии?

Сказать, что Снейп злился — ничего не сказать. Спустя годы пребывания в Древнем Египте, он освоился и совершенно забыл о старой жизни, о войне, о невыносимой троице, о Воланде-морте и Дамблдоре — обо всём. А теперь снова эта невыносимая всезнайка, буквально, свалилась ему на голову, напомнив ему о Поттере со всем вытекающим.

— Каким образом вы вообще очутились здесь? — отходя, спросил Снейп с усталостью во взгляде.

— О, если бы я знала, сэр! Это из-за сломанного хроноворота и ошибки телепортации, наверно… Но… Мы, правда, в прошлом?

Он кривовато усмехнулся. Как сказать, в прошлом? Они в очень-очень далекой древности Египта, где даже азы магии не изучены, а сам великий Мерлин не родился и подавно. Однако, Северуса Снейпа это не тревожило нисколько, его бесила лишь эта выскочка с такими же неизменными лохматыми волосами!

— Я не силен в истории Древнего Египта, однако, полагаю, что мы далеки от Клеопатры и Рамзеса. А если учесть количество пирамид, которые еще имеют моду*, мы в самом расцвете.

Гермиона передернула плечами: не самая приятная новость. Им нужно домой! Она заглянула в комнату, откуда за ними наблюдали около двенадцати пар темно карих глаз. Девицы явно расстроились от строгого взгляда Снейпа и чуть ли не заскулили от тоски. Он что-то им сказал, и они, как обиженные собачонки, строем вышли в сад, который виднелся меж каменных столбов. Своей наготы они не смущались.

— Это… ваши… — покрасневшая девушка не смогла продолжить, но, профессор понял её.

— Мои наложницы, мисс, — ответил он своей бывшей ученице, и предугадал следующий вопрос, — нет, не много, и пока последствия солнечного удара не прошли, советую вам не задавать своих излюбленных вопросов, — яд так и сочился в ответе.

В этот момент Гермиона проклинала себя и удивлялась себе одновременно. Как, скажите ей, как она посмела задать ему такой вопрос? Девушка прикусила язык со стыда.

— Идемте, слуги как раз накрыли завтрак, и пока я вас лично не отравил за вашу безалаберность, ответьте, что произошло после моей смерти?

— Но, сэр! Как вас может волновать только это? Мы в прошлом!

Снейп цокнул языком и резко развернулся. Без черной длинной мантии это выглядело менее грандиозным и устрашающим, но манеры и черная в пол туника так и напоминали о своем хозяине и его сложном характере. Даже здесь его вкус не поменялся! Одним словом, Снейп. Она пошла следом за ним, по пути разглядывала древние артефакты, которые, скорее всего не дойдут до ее современников, и рассказывала о тех годах, которые изменили всю её жизнь.

— У нас… У нас прошло четыре года, Гарри победил, стал министром по борьбе с темными силами, женился на Джинни. У них есть карапуз Альбус-Северус, которого они весело растят. Да-да, в вашу честь… Хогвартс восстановили, и уже как два года преподают. Ваше место пустует также, как и место преподавателя ЗОТИ, и вас оправдали… Вы герой и имеете орден Мерлина первой степени и вы…

Снейп остановил речь жестом ладони и закатил глаза. Этого следовало ожидать. Мальчик-который-выжил теперь глотки грыз за бывшего Пожирателя. Как иронично, решил Снейп.

— Не стойте на солнце слишком долго, мисс Грейнджер, оно вас не пощадит, нам сюда, — растянул он слова и махнул рукой в нужную сторону. Очень иронично.

Они свернули в сад, где тень сикоморы рождала приятное местечко. На каменном столе, исписанном красками, их ожидали фрукты, свежие лепешки, вино и нечто, о чем лучшая ученица Хогвартса не имела понятия. Она с любопытством подошла к столу и провела пальчиком по нарисованному иероглифу.

— Мы ведь не вернемся домой, верно? — с грустью проговорила Гермиона.

— Ваш оценочный взгляд выражает принятие такой жизни? — он вопросительно изогнул бровь. Неужели он не утратил способность удивляться? Та, которая игнорировала его язвы и, несморя ни на что, продолжала тянуть руку на каждом его уроке, сдалась? Да быстрее Альбус свяжет носки Воландеморту!

Гермиона робко улыбнулась и пожала плечами.

— Здесь интересно, но… я всё-таки хочу домой. Нет, нам нужно вернуться! Мои родители ждут меня, учеба, Гарри, Рон…

Профессор сухо кивнул и предложил своей гостье присесть, чем та незамедлительно воспользовалась. Замысловатый табурет с низкой спинкой был интересен на ощупь.

— Что? — оправдания она умела находить всему, — Вы, похоже, не собираетесь отвечать, вернемся ли мы, а я всегда хотела все это потрогать. Знаете, запретный плод сладок и все дела, а в музеях все запрещено.

Личико девушки посетила легкая улыбка, с которой продолжилось изучение древних предметов. Черт, она даже не предполагала, что в древности были такие стулья-кресла! Впрочем, всё это оправдание. Гермиона ведь понимала все, но старалась хоть как-то смягчить ситуацию.

Думы охватили ее собеседника с головой, и ей оставалось гадать, о чем он думал.

Северус решил, что девушка спятила или женская истерика прогрессирует с новыми признаками.

— Ваша жажда знаний поражает, — с издевками протянул он и отпил молока.

Она принялась за завтрак и попробовала странный сладкий и совсем непонятный фрукт. Снейп сказал, что так называют вымоченные в вине финики, которые заправляют чем-то похожим на медовый сироп, привезенный с заморских стран. Больше беседа не продолжалась — хозяин дома не располагал к ней.

Профессор указал ее комнату, показал ванну и «мягко» посоветовал не сметь думать о прогулке по городу в одиночку.

3
{"b":"676154","o":1}