ЛитМир - Электронная Библиотека

Верхняя губа Осириса, не отличавшаяся цветом от мрамора, презрительно приподнялась, словно он уже догадывался о причинах, руководящих братом.

— Ты всегда был первым. И ликом прекрасен, и светел, и горд! — выплевывал слово за словом Сет, идя в наступление. Осирис не двинулся.

— Народ встречал тебя с ликованием! У тебя была любовь, гармония! Ты был и жрецом, и фараоном, а я? Кем был я? Ты думаешь, что сейчас мне нужно то, что есть у тебя? Что я всегда хотел славы и женщин?

Сет низко и холодно рассмеялся, а затем резко сказал:

— Я ненавидел тебя настолько, что дошел до безумия!

— Это не безумие. Но не правильно, Сет…

— Поэтому я тебя и убил, — он прикоснулся к склеенной коже на щеке Осириса и внимательно рассмотрел шрам. Осирис не отстранился.

— Ты убил меня не до конца…

Они смотрели друг другу в глаза, и в этот момент Северус понял, что его мутит. Мгновенно Осирис выхватил кинжал из ножен и всадил под ребро брата. Тот взвыл и, обернувшись тенью, полетел прямиком на Северуса. Если бы не Исида, он бы наверно и не вернулся никогда. Но она опередила всех, вырвав его сердце. Что было дальше, Северус не помнил. Но его долго не было в этом времени. Слишком.

Гермиона всхлипнула и уткнулась в его шею.

Спустя час подоспел Гарри. Хватило же ума прийти с Малфоем! С надменной ухмылкой Северус в обнимку с Гермионой выходил из больницы. Поттер задавал вопросы. Не знавший почти ничего до этого дня Драко переваривал информацию.

Пока документы Северуса восстанавливали, они сняли маленький домик неподалеку от Поттеров. Уж простите, но Северус был категоричен в этом вопросе. Максимум, что он смог себе позволить, так это одолжить денег.

Еще неделя, и Гермиона освоилась и без дрожи могла реагировать на слово «Египет». Как-то в библиотеке ее ноги все же свернули в сторону исторического раздела. Северус даже удивился, увидев ее с книгой о Новом Царстве Древнего Египта. О Хатшепсут было мало написано. Сказано лишь, что однажды она просто исчезла, её мумии не нашли, а все иероглифы и изображения с ней были стерты. Тутмос III стал фараоном. Он прославился и как успешный фараон-завоеватель, и как несчастный фараон. Не было ни одного иероглифа, где бы он являлся на праздник, где бы у него была семья. Он только воевал и с триумфом возвращался во дворец, откуда редко выходил.

— О, вас интересует история Египта? — поинтересовалась библиотекарь. Девушка тотчас захлопнула книгу. Северус подошел и быстро ответил:

— Нисколько.

— Жаль… Ведь его история очень интересна. Вы знали, что совсем недавно обнаружили мозаику в одной из гробниц какого-то там писаря при фараоне… Удивительно то, что она была сделана на греческий лад! Понимаете? Античная мозаика и Древний Египет! Взгляните!

Гермиона нехотя бросила взгляд на журнальный разворот. Её губы растянулись в мягкой улыбке. Северус приоткрыл рот, но так и ничего не промолвил. О подарке Гермионе он как-то позабыл. Мозаика изображала ее родителей, по которым она так тосковала. Когда-то она ревела из-за него и поделилась с Хатшепсут своими переживаниями. И он решил утешить её подарком. Он видел ее родителей один раз, поэтому ему пришлось изрядно напрячь память и магию, чтобы вытащить своё воспоминание и вселить в грека. Тот слегка затянул со сроками…

Его взгляд привлекла надпись ниже. Иероглифы гласили:

«Все хорошо, Инени и Даф».

Северус хмыкнул.

78
{"b":"676154","o":1}