ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ты имеешь в виду календарь Ушена? – Уточнил Андрей.

– Не могла же такая высокоразвитая цивилизация исчезнуть бесследно? Неужели кроме наскальных рисунков ничего не осталось? – в голосе Софьи Сергеевны прозвучали нотки упрека, в адрес далеких предков, не сохранивших для потомков столь важные сведения. – Может быть в сказках, легендах или мифах есть какие-нибудь упоминания о древних государствах в Сибири. Честно говоря, до нашего виртуального путешествия я считала, что до похода Ермака в Сибири жили дикие племена вроде неандертальцев.

– Ну, что же – пусть заданием для всех будет поиск любых упоминаний о жизни в Сибири до походов Ермака. Вера Никитична, запишите, пожалуйста, – попросил Геннадий Андреевич, – вы у нас стали постоянным секретарем. Не мешало бы и диктофон включать, я думаю, нам еще придется возвращаться к тому, что мы уже обсудили.

– А я могла бы между заседаниями сделать распечатку наших разговоров. – Предложила Наташа.

– Это здорово, у нас сама собой получится книга, и назовем ее «Протоколы Сибирских Мудрецов». – Обрадовался Глеб.

– Да, я попрошу вас, друзья, свои сообщения писать на карточках. У меня есть с собой пачка старых перфокарт, можете взять понемногу. Так будет проще отбирать информацию по отдельным интересующим нас темам. И сравнивать факты из разных источников, то есть книг и журналов. – Геннадий Андреевич поймал на себе недоуменный взгляд Любы. – Сей час я все подробно объясню. Вот картонный прямоугольник,

Сибирский пазл - _4.jpg

правый верхний уголок у него срезан – это ключ, чтобы карточки в стопке располагались одинаково, а не вверх тормашками. По периметру на карточке пробиты отверстия. Одну карточку сделаем контрольной, на ней возле отверстий будем писать ключевые слова. Для примера возьмем записанную Таей «Легенду о Белом острове». Допустим, нас интересуют Черный Идол, пишем рядом с отверстием слово «идол», могут заинтересовать быки, пишем быки, и так далее. На контрольной карточке у нас сохранятся все отверстия, и каждому отверстию будет соответствовать одно ключевое слово. А на карточках с текстом, отверстия останутся только около тех ключевых слов, которые упоминаются в тексте, а остальные мы прорежем. Карточки могут храниться в любом порядке, но когда мы их сложим стопочкой так, чтобы срезанный уголок совпал, мы всегда без затруднения из всей пачки выберем те из них, которые нас в данный момент интересуют. Достаточно проткнуть спицей пачку карточек в отверстии с нужным ключевым словом, и на спице повиснут нужные нам карточки. Вот вам образец, а как с ними работать – я ещё покажу, когда карточек будет больше. – Геннадий Андреевич протянул прямоугольную пачку плотной бумаги с дырочками по краям Вере Никитичне.

– Практически все религии имеют общедоступную и тайную части. Общедоступная часть передавалась всем в преданиях, байках, мифах, сказаниях, легендах. Позже она записывалась и переписывалась много раз. Тайная же часть передавалась из уст в уста, только избранным, посвященным. – Пояснил Геннадий Андреевич.

– Мистерия – это тайна? – уточнила Люба. – А «мистик», это «видящий в тумане».

– Прежде, чем получить допуск к тайным знаниям ученик должен пройти серьезные испытания, не только преодолевать страх. Египетские жрецы, например, должны были уметь левитировать, если не летать, то хотя бы подниматься над полом хоть чуточку. – Геннадий Андреевич продолжил свою мысль.

– Сибирские шаманы тоже подвергались смертельно опасному испытанию. Кстати, не все это испытание выдерживали. – Вставила Вера Никитична.

– У друидов, мало того, что адепты двадцать лет заучивали наизусть священные тексты, так еще обряд посвящения в жрецы включал очень сложные испытания. – Добавил Никита.

Самая древняя система посвящения состояла из 12 ступеней.

Самая простая, которая практиковалась у всех народов, включала три ступени посвящения. В Иране, Месопотамии, Древней Америке была семиступенчатая система. В шаманских таинствах Сибири и Центральной Азии, у даосов в Китае было девять ступеней.

– А если человек начинал заикаться после испытаний, это считалось необычной способностью? – пошутил Глеб. – Посмотрите, везде змеевик имеет пять изгибов, это значит пять степеней посвящения?

– Получается, что в «Сказке о царе Салтане» написана правда? Царевич Гвидон, плавал с матерью в бочке, преодолел страх, прошел испытания и стал мудрецом, равным в силе воли и знаниях главному Друиду? – Люба переводила взгляд с Маши на Софью Сергеевну и Андрея, ища подтверждения своей догадке.

– В этом нет ничего невероятного, Гвидон не только преодолел страх, он сконцентрировал волю и заставил плыть бочку в безопасное место.

Ведь Арина Родионовна родом с северных краев и пересказывала маленькому Пушкину сказки и былины своего северного народа. – Софья Сергеевна поддержала Любу. – Друиды по сибирским меркам жили где-то рядом.

– Предок отца Пушкина Савлук Пушкин в Сибири строил древний город Мангазею, а дед по матери Ганнибал был сослан в Томск. – Сказки Пушкина Тая знала с детства. Еще дома в Англии она познакомилась с родословной семьи Пушкиных.

– Мы достаточно сегодня «намудрили», надо все осмыслить. Пора по домам. – Костя заметил, что устал.

Софья Сергеевна поднялась со стула, показывая пример другим.

Люба в центре внимания

О том, что из-за границы вернулась Любина мама, первой узнала Анжелка, одноклассница Любы. Она жила в том же подъезде, только этажом выше. Ей не терпелось похвастать подарками, которые она получила на Новый год. Но, к удивлению Анжелки, Любы дома не оказалось ни первого, ни второго января. Только на третий день, на ее звонок, дверь Анжелке открыла молодая красивая женщина.

– Здравствуй. Ты к Любаше? Проходи, она завтракает. – Женщина посторонилась, пропуская Анжелку вперед.

Любаша сидела на кухне и с аппетитом ела румяные шанюшки. На ней была мягкая розовая пижама, на ногах красовались пушистые меховые шлепанцы. Анжела сразу определила, что это не какой-нибудь самострок, а качественное фирменное производство. В таких вещах она хорошо разбиралась.

– Садись за стол, угощайся, – Люба выдвинула из-под стола табуретку. У меня столько новостей, ко мне мама приехала, и папа нашелся. Мы вместе с Колей и его родителями встречали Новый Год в деревне. Было так здорово.

Анжеле, почему-то расхотелось хвастать, все ее обновки затмила одна Любашина пижама. Впрочем, она не привыкла долго расстраиваться.

– А, что тебе еще привезли? Давай показывай. – Анжела доела шанюшку, вымыла руки и пошла вслед за подругой, смотреть ее обновки.

Твидовый костюм из четырех предметов потряс Анжелу. Пиджак и юбка из темно-бежевой ткани с белой искрой и брюки с жилетом из однотонной ткани тоном, чуть темнее. Отличный крой, и фирменное шитье были видны без «лейбла».

– Вид у тебя просто респектабельный. – Барахольщица Анжелка, знала толк в хороших вещах. От своей мамы и ее подруг она знала все известные фирмы, шьющие одежду и обувь, имена всех известных модельеров. Впрочем, она искренне порадовалась Любашиным обновам. – Дашь померить?

Когда девочки остались одни, они перемерили не только Любины наряды, но и туалеты Надежды и обновы Веры Никитичны.

В этот же день все соседи в подъезде знали, что к Вере Никитичне вернулась дочь, и что она с собой привезла.

Анжелка считалась первой красавицей в классе. Была ли она действительно красива, вопрос спорный? Но первого сентября, среди всех первоклассниц у Анжелки были самые большие, самые пышные банты, и одета она была в воздушное, нежно-голубое платье, как у Мальвины. Ее наряд на долго приковал внимание одноклассников. За право нести домой ее ранец боролись все мальчики в классе. Только Коля не участвовал в этих «рыцарских» турнирах. С первого школьного дня он заходил за своей соседкой Любой, и они вместе шли в школу, и вместе возвращались домой. Никакие насмешки, никакие дразнилки не достигали своей цели. Секрет был прост. Перед началом школьных занятий бабушка Вера пригласила Колю к себе домой на мужской разговор и попросила не давать Любу в обиду, ведь заступиться за нее некому. Сама Вера Никитична работала на трех работах и даже помочь внучке делать уроки не могла. Пожилая женщина говорила с семилетним мальчиком как с равным. И он дал бабушке Вере слово, и свое слово держал твердо. Кроме Коли об этом разговоре не знал никто, и такую доблестную верность Любе объясняли, кто как мог. Анжелку же охватил спортивный азарт, ей, во что бы то ни стало, хотелось покорить именно Колино сердце. Она по любому поводу старалась в самых выигрышных нарядах покрасоваться перед Колей. Это было совсем не трудно, ведь они жили в одном подъезде. Вместе Коля и Люба готовили уроки у Любы дома, там им никто не мешал, а у Колиной мамы часто собирались гости.

7
{"b":"676254","o":1}