ЛитМир - Электронная Библиотека

Конан неспешно брела по коридору в поисках нужной ей комнаты. Дорога то и дело петляла, убежище Акацуки представляло собой запутанные переходы мрачного лабиринта, но члены организации уже привыкли к этому, так что заблудиться им удавалось очень редко. Во время всего пути синеволосая девушка не раз задумывалась, как всё-таки она сумела решиться пойти именно к нему…

Учиха Мадара был скрытой главой Акацуки, об этой тайне знали немногие, но остальные догадывались об этом, и их предположения были верными. Ещё бы, ведь Мадара всегда жаждал власти, это можно было сказать только по одному его виду. А когда необходимость носить маску отпала, всё стало ещё более очевидным. Ещё основатель клана Учиха был на редкость раскрепощённым человеком, познавшим все аспекты и стороны жизни, и теперь вкушал её плоды. То ли предательство близких в прежней жизни людей сделало его таким, то ли ещё что-то, но Мадара всегда выглядел вызывающе и интригующе. Его речь, жесты, манеры, походка – всё говорила о страсти, горящей огнём в глазах-шаринганах. Но, к сожалению, а может и к счастью, обладатель вечного Мангеке Шарингана с недавних пор перестал показываться на людях и сторонился остальных Акацуки. Видели его только те, кто сам искал с Мадарой встречи, чтобы утолить свою жажду общения. Сама юная куноичи старалась держаться от него подальше, и ей это хорошо удавалось. Все вопросы со скрытой главой организации решал её напарник, Конан же всегда стояла в стороне и лишь изредка (если спрашивали её мнение) кивала головой в знак согласия с Пейном. Мастер Риннегана же, наоборот, всегда был не прочь поговорить с основателем клана Учиха и часто захаживал к нему в гости «на чай».

Но сегодня напарника не было, и девушка скучала без дела. Убежище, откровенно говоря, пустовало, все пребывали на миссиях. Впрочем, Конан итак мало с кем общалась, её единственным постоянным собеседником был старый друг детства, но тому в кои-то веки взбрело в голову выполнить их совместное задание в одиночку, поэтому Пейн приказал своей напарнице оставаться на месте и ждать его возвращения. От нечего делать голубоглазая куноичи решила прогуляться по коридорам, и ноги сами привели её к покоям единственного существа, постоянно обитавшего в стенах штаба организации. К тому же она хотела узнать одну важную вещь, о которой мог рассказать только обладатель Мангеке. Таким образом, синеволосая девушка и оказалась перед дверью комнаты Учихи Мадары.

В первую секунду Конан хотелось повернуть назад и уйти подальше от этого места. В присутствии Мадары её постоянно охватывало недоброе предчувствие, а ещё возникало неприятное ощущение внизу живота. Но если она сейчас уйдёт, то весь проделанный путь и время, которое на него было потрачено, окажется зря. А это было отнюдь не в её правилах, поэтому, глубоко вздохнув, куноичи наконец набралась смелости и постучала в дверь. Ответа не последовало. “Похоже, его здесь нет” – подумала она, как вдруг услышала голос позади себя:

- Ну и что мы тут делаем?

Конан быстро развернулась и тут же попятилась. Основатель клана Учиха стоял прямо у неё за спиной, слишком близко… Она сделала ещё шаг назад и наткнулась на закрытую дверь. Мадара приблизился вплотную и посмотрел на неё насмешливым взглядом, девушка лишь ещё сильнее прижалась спиной к холодной поверхности. Затем он повернул ручку двери и спокойно прошёл мимо оцепеневшей куноичи внутрь своей комнаты. Та просто осталась стоять на месте, пытаясь разобраться в произошедшей ситуации. “Неужели я испугалась?” – пришла ей в голову мысль.

- Заходи, раз уж пришла, - послышалось из-за открытой двери.

Синеволосой девушке не оставалось ничего другого, кроме как войти.

Внутри царил полумрак, небольшие лампы давали тусклый свет. В целом же это была обычная гостевая: диван, два кресла напротив, между ними низенький кофейный столик, в углу примостился огромный шкаф, да и буфет у той же стены. Куноичи Акацуки даже немного удивилась такой пустоте. Тут послышался шорох, справа показался скрытный Лидер организации из-за двери, которая видимо, вела в ещё одно помещение, с листком бумаги в руках. Выглядел он как обычно: длинные чёрные волосы рассыпались по плечам, лицо с резкими точными чертами и такими же тёмными глазами, шарингана в них не отражалось. Одет он был как и все Акацуки в чёрный плащ с нарисованными на нём красными облаками. Мадара посмотрел на девушку и встретился с ней взглядом. Она содрогнулась: “Опять эта ухмылка”. Учиха же подошёл к столу, кинул на него документ и опустился в кресло.

- Не думал, что ко мне сегодня пожалует такая гостья. Присаживайся.

- Извините, что заявилась без приглашения, Мадара-сан, - первый раз за всё это время заговорила Конан, сев на диван напротив хозяина комнаты, - Но не думаю, что у вас бывает так много гостей, поэтому оно в данном случае было бы неуместным.

Откинувшись на спинку сидения, она положила ногу на ногу. С виду казалось, что куноичи полностью расслабилась, но внутри у неё всё было напряженно. Она и сама толком не понимала, почему говорит в такой язвительной манере, хотя с основателем клана Учиха все так говорили. Похоже, его воздействие передавалось не только шаринганом. Мадара усмехнулся.

- Ничего страшного, Конан-химэ, - он всегда называл её “химэ” или “оригами-химэ” (дословно “принцесса оригами”), - Я всегда рад гостям. Не желаешь чего-нибудь выпить?

- Благодарю, но не стоит…

- Не приму отказа.

Через пару минут перед синеволосой девушкой стоял бокал изысканного вина, обладатель шарингана оказался щедрым хозяином и не поленился подать хороший напиток. Она слегка улыбнулась и взяла в руки бокал, Учиха сделал то же самое.

- За Акацуки! – произнёс он тост и разом осушил стакан.

Конан поспешила сделать то же самое. Выпив всё до дна, она почувствовала, как по всему телу пробежало тепло, напряжение немного спало и ей стало хорошо. Кажется, Мадара это заметил, так как в его глазах промелькнул огонёк:

- Ну а теперь позволь узнать, зачем ты пришла?

- Я хотела спросить у вас об одной вещи, Мадара-сан, - всё также спокойно отвечала та.

- Продолжай, - похоже, он заинтересовался.

- Помните картину, что висела у нас раньше в гостиной? На ней ещё изображены двое молодых людей, смотрящие друг другу в глаза.

- Конечно помню, ведь это я её там установил, потому что в моей комнате она пришлась не к месту. Зато в гостиной в самый раз. Но, к сожалению, это изображение испортил взрыв Дейдары, так что пришлось убрать картину, а точнее, выкинуть то, что от неё осталось.

- Так вот, мне очень приглянулась эта картина, - девушка Акацуки как и некоторые другие её члены была ценителем искусства и восхищалась не только оригами.

- И чем же? Что ты чувствуешь, глядя на эту картину? Скажи, - его голос будто гипнотизировал.

- Этот особый взгляд у одного из персонажей, - невольно отвечала куноичи, - Он меня очень…

- Возбуждает? – Учиха будто точно знал, что она хотела сказать, но…

- Не совсем. Скорее… просто соблазняет, - на её губах заиграла лёгкая улыбка, - В общем, я хотела бы узнать название картины и по возможности её художника, чтобы просмотреть другие его работы. А раз вы принесли эту картину в убежище, то наверняка всё знаете о ней.

- Не спорю, знаю я довольно много. Но у создателя этого произведения больше нет работ, эта единственная. А его имя и название.… Хм, а что я получу за предоставленную информацию?

Вот именно поэтому Конан предпочитала не связываться с обладателем вечного Мангеке. Он стремился отовсюду извлечь пользу для себя, а его должникам чаще всего приходилось платить своими телами. Если бы она не знала, что в основном таким способом отдаёт долги мужская часть населения штаба, то ни за что бы не стала говорить этого:

- Смотря, что вы захотите, Лидер-сама. Помните, в отличие от своего напарника, я не Бог.

- Не переигрывай, оригами-химэ. Хотя, мне нравиться, когда ты меня так называешь.

Тут Мадара улыбнулся. Эта улыбка заставило девичье сердце снова содрогнуться, она была ещё хуже того насмешливого взгляда, такая издевательская и пошлая, прямо под стать владельцу. Но всё же девушка взяла себя в руки и всё тем же равнодушным голосом промолвила:

1
{"b":"676673","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца