ЛитМир - Электронная Библиотека

Второго августа 1.858-ого года королева Виктория объявила конец Ост-Индской компании, парламент принял решение о передаче Индии правительству Англии. А 1 ноября 1.858-ого года был назначен первый вице-король Индии, он же генерал-губернатор, Чарльз Каннинг.

К весне 1.859-ого года сопротивление мятежников-сипаев британские войска окончательно сломили.

Индийские феодалы вероломно убили последних вождей восстания – проповедника Маулави Ахмад-шаха, который после взятия Лакхау руководил партизанской войной в Рохилкханде и Ауде, и также местные князья убили Рамчадру Пандуранга, называемого Тантиа Топи, который был правой рукой Нана-Сахиба. Не нашли только Нана-Сахиба, видимо, он бежал из Индии. Уходя из Капнура, Нана-Сахиб убил заложников – английских женщин и детей. Сипаи отказались их убивать, тогда с рынка вызвали четырёх мясников, те расчленили тела англичан тесаками.

8-ого июля 1.859-ого года в Индии провозгласили мир.

В 1.863-ем году в Пенджабе бунервалы – беглецы из сипаев поднимали восстание, попутно их соседи – племя Малаканда из Свата под предводительством Саид Акбара объявляло британцам священный джихад, но бунт быстро подавили.

13 апреля 1.873 года. Бывшее княжество, а ныне британская провинция со множеством княжеств Пенджаб. Город Мога.

На улицах народ празднует Вайшак – начало нового солнечного года и праздник сбора второго урожая, поспевает пшеница. Первый урожай риса собирают в начале января и с пятнадцатого по девятнадцатое число тоже праздник. Торжество Вайшак особенно почитаемо в Северной Индии. Люди украсили себя фиолетовыми, белыми и розовыми цветами. Индусы обильно обсыпали друг друга цветной пудрой и поливали подкрашенной водой в честь праздника.

За городом идут соревнования на мулах, британцы играют в поло на слонах.

Двадцатидвухлетний Эллери Данкарт в светлых одеждах восседал на слоне с синей попоной и треугольной накидкой, кожа слона расписана розовыми цветами и жёлтыми листьями, они выступали против двадцатишестилетнего Нолана Стронгхольда, одетого в тёмно-зелёное, который управлял слоном, обряженным в жёлтую накидку, с расписанной разноцветными звёздами кожей. Голову Нолана прикрывал шлем колониста, у Эллери из под шлема развивались ниже плеч ухоженные белые в кудряшку волосы. Слон блондина весело гонял мяч по полю, глаза Нолана постоянно искали в толпе Ингрид Данкарт.

Рудольфа Стронгхольд в малиновом наряде, в свои 44 года, всё ещё притягивала взгляды мужчин, наблюдая за старшим сыном, она улыбнулась – дочь соседа была самой красивой невестой в аристократической среде этого города.

Её средний сын двадцатичетырёхлетний Хьюго в форме лейтенанта не сводил глаз с Рут Виллалонга, привлекательность этой девушки была пикантна – крупный нос, пухлые губы. Её отец Полл Виллалонга – состоятельный бизнесмен, но его 3 дочери присутствовали на празднике в очень скромных платьях бледно яблочного цвета. В отличии от старшей сестры Ив и Уоллес были светлокудры, как отец.

С победным ликованием Эллери спустился со слона, и Рут Виллалонга бросилась к парню с букетом тёмно-розовых цветов. Хью сник.

Мужчины нынче носили цилиндры на голове, элегантные костюмы, которые казались на размер-два больше, чем нужно. Светлые галстуки, бабочки, дорогие булавки, запонки, цепочки для ключей и часов.

В конце 1.860-ых годов кринолины изменились: передняя часть сплющилась, и металлический колокол превратился в полукринолин, в кринолетт. Под зад стали подкладывать турнюр – подушечку из ваты или пуха, которая крепилась на талии. 7 юбок, наконец-то вышли из моды, ограничиваясь двумя. Огромные шляпки и капоры тоже вышли из моды, сменившись на маленькие шляпки. Парасоли от солнца всё также были у каждой дамы.

Иден Данкарт, ещё не совсем старик, но уже жестоко разбитый подагрой, его распухшие ноги едва помещались в большие туфли. Он понуро сидел в инвалидном кресле под тенью деревьев. Возле него болтали приехавшие погостить престарелые родственницы – мать зятя Вайолет Кьюб со своей кузиной Багси Найт, которую сопровождал её сын непримечательной внешности, двадцати четырёх лет – Иган Найт. Молодой человек заботливо поддерживал за локти Ингрид Данкарт и Элизабет Кьюб. Он также вёл с дамами беседу. Платье Ингрид из материи хамелеон играло с персикового на сиреневый цвет и было украшено ярко розовыми бантами. Либби надела белое платье с голубыми цветами, отделанное голубой шнуровкой и белыми кружевами. Белое платье и белые волосы делали девушку ослепительно белым пятном в толпе. Элизабет была хорошенькой, но на фоне великолепной красавицы тётки-погодки проигрывала. А её немного пышную фигуру белый цвет полнил ещё больше.

Вайолет Кьюб сплетничала с кузиной:

– В прошлом году наша королева Виктория наконец-то после смерти мужа, принца Альберта, умершего в 1.861-ом году, впервые за эти годы появилась на улице, на публике.

Багси Найт напоминала:

– И сразу на неё напал бандит с пистолетом! Хорошо, что слуга-шотландец Джон Браун спас королеву, ему дали медаль за храбрость.

Иден Данкарт хихикнул:

– Даже до нас дошли слухи, что с этим Брауном королева тайно обвенчалась в Шотландии в Глазго в 1.866-ом году. А у самой королевы настоящий отец – Джон Конрой, отставной капитан ирландской армии, друг короля Эдуарда, а после его смерти управляющий собственностью вдовы короля.

Не обращая внимания на эти смелые догадки, миссис Кьюб сетовала:

– После смерти королевы на кого ляжет бремя власти? На этого принца Уэльского Альберта Эдуарда, по прозвищу Берти, который в притонах пропадает день и ночь?

Её кузина поддакнула:

– А ещё он пьяница и картёжник.

Старик Данкарт обратил внимание на очаровательную девушку с рыжеватыми волосами в элегантном красном платье из недорого материала, девушка несла лимонную воду.

Он окликнул её:

– Если Вы ангел, то быстрей возвращайтесь на небеса, иначе из-за Вас начнут совершаться неблаговидные поступки, и Бог рассердится.

– Я бы вернулась, но кто-то спрятал мои крылья,– шуткой на шутку отвечала красавица,– Но разве может ангел вызвать в людях желание к неблаговидным поступкам?

– Ещё как может! Как бы преступленью не свершиться…

– А я думала: красота даётся людям во спасение…

– Совсем наоборот. У слабонервных граждан от красоты сносит голову.

– Вы меня напугали. Деньги меня не защитят от напастей, потому, что их в нашей семье их нет. Вы узнаете, что я – служанка и тоже отвернётесь. Привилегированное общество обычно морщит нос от класса ниже.

– Происхождение моих знакомых – их же предмет гордости. Но это отнюдь не показатель благородства. Ваше имя, мисс?

– Бианка Харфаух, милорд. Я пришла сюда с Рудольфой Стронгхольд.

К Идену Данкарту подошёл друг Полл Виллалонга. Мужчины пожали друг другу руки.

Полл шутил:

– Заигрываете с молоденькими, мистер Данкарт?

– Увы, на меня смотрят уже не плотоядно, а сочувственно. Прелести бытия со временем подменяются на страдания тела от болезней. Почему-то мне при жизни приходиться рассчитываться за грехи: больной печенью за хороший аппетит и лишнее спиртное, больным сердцем за чрезмерную влюбчивость, больными почками по тому же поводу и больными ногами за неусидчивость. Мне остаётся только: созерцать, молчать и завидовать молодым.

– Я смотрю, моя дочь Рут крутится возле Эллери, а я, признаться, мечтал заполучить в зятья Осмунда.

– У Вас есть ещё две дочки, старина. Может, Осмунд женится на одной из них…А Осмунд рассказывал, что в детстве, когда они прятались от сипаев в Рампуре, Рут и Эллери всегда вместе играли. Их тогда уже тянуло друг к другу.

– Моей Ив 10 лет, а Уоллес 8 лет,– закивал друг,– Осмунду 24 года, что ж…Лет через 5 Ив будет 15, тогда как Осмунд ещё будет в расцвете, если он, конечно, не привезёт жену с тех краёв, где работает. Где он, кстати?

– Всё ещё инженер на железной дороге. Сейчас в числе других специалистов руководит строительством путей: Джарджилинг-Гималайское направление. Работы ведутся на высоте более двух тысяч метров над уровнем моря.

1
{"b":"676991","o":1}