ЛитМир - Электронная Библиотека

Юный король был возбужден не менее заговорщиков. «Большое спасибо! Большое спасибо всем! — повторял он. — С этого часа я король! Пусть пошлют за старыми служителями моего отца и бывшими членами Совета. Я намерен управлять с их помощью». На поиски «барбонов» отправили королевских камердинеров.

Спустя некоторое время Людовик XIII лично приветствовал изумленных неожиданным приглашением соратников Генриха IV — Виллеруа, Жаннена, Ломени и Поншартрена. Он обнял Виллеруа, сказав, что Господу было угодно освободить его от маршала д’Анкра и что теперь он возвращает бывшего государственного секретаря и его коллег на их прежние посты.

Тело Кончини было спешно похоронено в склепе храма Сен-Жермен-л’Оксеруа. Но уже на следующий день кем-то подстрекаемая толпа разгромила склеп. Труп вытряхнули из гроба и поволокли на веревке по улицам Парижа к Новому мосту, где в свое время фаворит приказал установить виселицу для проведения публичных казней. Теперь на той самой виселице вздернули самого Кончини. Но обезумевшей толпе этого показалось мало, и она разорвала останки ненавистного временщика буквально на части.

Любопытна реакция на убийство Кончини той, кто в течение семи лет была игрушкой в его руках. Мария Медичи не обнаружила ни гнева, ни грусти, ни жалости. «Пусть мне более никогда не говорят об этих людях (о супругах Кончини. — П. Ч.), — заявила королева-мать. — Я их предупреждала. Они должны были уехать в Италию…»

Еще удивительнее поведение маршальши д’Анкр — Леоноры Галигай. Назвав покойного мужа «спесивым безумцем» и напомнив, что неоднократно предлагала ему покинуть Францию, вдова добавила: «Если он убит, значит, это угодно королю». Столь же безучастно отнеслась Леонора и к вторжению в ее покои в Лувре мушкетеров де Витри, изъявших все ценности. Она лишь с мрачной усмешкой наблюдала за тем, как они заталкивали куда попало ее шелковые чулки. Мушкетеры доставили ее в Бастилию, позже она была переведена в Консьержери. 8 июля 1817 года по приговору парламентского суда, обвинившего Леонору Галигай в колдовстве, она была обезглавлена на Гревской площади, и там же сожгли ее тело.

В последующие дни свои министерские посты один за другим потеряли все ставленники Марии Медичи и Кончини, включая епископа Люсонского. Стало ясно — с убийством Кончини завершается и неоправданно затянувшийся период правления королевы-матери.

Сама Мария Медичи уединилась в своей половине Лувра и несколько дней не выходила оттуда. Вскоре король уведомил мать, что намерен обходиться с ней как подобает почтительному сыну, но управлять отныне намерен самостоятельно и единовластно. Одновременно он распорядился заменить ее охрану, поставив у дверей мушкетеров де Витри, который в благодарность за убийство временщика получил маршальский жезл и баронский титул. Впоследствии он станет герцогом.

Десять дней спустя Людовик XIII нанес визит Марии Медичи и объявил свою волю — она должна покинуть Париж. За ней сохранялись все ее владения и доходы.

Утром в день отъезда матери король еще раз побывал у нее. Встреча эта была почтительно-прохладной. Под маской равнодушия Марии Медичи с трудом удавалось скрывать оскорбленное самолюбие. «Она вышла из Лувра просто одетой, в сопровождении всех своих слуг, — описывал кардинал Ришелье обстоятельства отъезда королевы из Парижа. — Лицо ее было печально. Не было никого, кто при виде этого почти похоронного зрелища не испытал бы сострадания».

Рисуя в самых сочувственных выражениях отъезд королевы, Ришелье вместе с тем говорит и о враждебных настроениях по отношению к ней. «Неприязнь к ее правлению была столь глубокой, — замечает он, — что народ не воздержался от отдельных непочтительных выкриков при ее появлении, и эти выкрики она восприняла столь болезненно, что черты ее лица заострились, а в сердце образовалась кровоточащая рана».

3 мая 1617 года длинная вереница карет уносила из Парижа тех, кто по предписанию короля или по доброй воле должен был разделить судьбу вчерашней правительницы Франции.

…Мария Медичи еще возвратится в столицу, она помирится с сыном-королем и попытается вернуть былое влияние на него и государственные дела, но все ее старания окажутся тщетными. Впереди королеву-мать будет ожидать окончательный разрыв с Людовиком XIII, участие в антиправительственных заговорах, побег за пределы Франции и скитания по европейским дворам. Смерть настигнет 67-летнюю королеву-изгнанницу 3 июля 1642 года в Кельне, где она обрела последнее пристанище в доме своего друга Питера Пауля Рубенса, которому покровительствовала, когда была на вершине власти. Но все эти события относятся уже к истории царствования Людовика XIII.

Людовик XIII

Правители Франции XVII-XVIII века - i_007.png

В историографии Людовику XIII определенно не повезло.

Он оказался едва ли не единственным из французских королей, кто на страницах исторических трудов оказался в тени своего министра. Все достижения тридцатилетнего правления Людовика XIII — дипломатические и военные победы Франции, преодоление внутреннего раскола страны и централизация государства — подавляющее большинство историков связывают не с королем, а с его первым министром кардиналом Ришелье.

Еще более единодушно историки отмечают интеллектуальное и психологическое превосходство министра-кардинала над слабым и безвольным Людовиком XIII, которого современники, словно в утешение, хотя и без видимых на то оснований, называли Людовиком Справедливым (Louis le Juste). Одним словом, ничем не примечательный, бесцветный Людовик XIII буквально потерялся на фоне внушительной фигуры кардинала Ришелье.

Но действительно ли, как об этом говорят многие историки и романисты, король, будучи не в силах освободиться от гипнотического влияния на него Ришелье, так боялся и так ненавидел своего министра?.. А может, на деле они были единомышленниками, а вовсе не соперниками и тем более врагами?..

Когда 14 мая 1610 года Генрих IV был убит фанатичным католиком Равальяком, его старшему сыну, дофину Луи, шел всего девятый год. Он родился 27 сентября 1601 года в королевском замке Фонтенбло.

Разумеется, в восьмилетием возрасте Людовик XIII не мог самостоятельно управлять страной, и эту ответственную миссию с поспешной готовностью возложила на себя королева-мать Мария Медичи, которая разделила тяготы власти со своим фаворитом Кончино Кончини, милостью королевы превращенным в маркиза и маршала д’Анкра. И даже достигнув тринадцати лет — возраста совершеннолетия, — Людовик XIII не получил доступа к государственному управлению. Вместо этого королева-мать и маршал д’Анкр предоставили королю возможность предаваться любимым занятиям — охоте, музыке и танцам, отдав в его полное распоряжение замок Сен-Жермен-ан-Ле неподалеку от Парижа.

Там Людовик XIII беззаботно проводил время в обществе многочисленных братьев и сестер — родных и сводных. Последние были внебрачными детьми его покойного отца, Генриха IV. Развлечения сочетались со строгим религиозным воспитанием, за которым лично следила Мария Медичи. Мальчику, а потом юноше постоянно напоминали, что его крестным отцом был сам папа римский Павел V[7], и он обязан соответствовать этой высокой чести.

С раннего детства мать, интересовавшаяся изящными искусствами, старалась передать Луи свою к ним привязанность. В три года он уже играл на лютне, а позднее освоил еще несколько музыкальных инструментов, пытался даже сочинять музыку. Обладая абсолютным слухом и неплохим голосом, король любил вокал. Другим его увлечением был балет. Юный король выходил на сцену как танцовщик и выступал постановщиком музыкально-балетных представлений. Известно о его увлечении рисунком и живописью. Но более всего Людовик XIII полюбил охоту, которой предавался при любой возможности.

вернуться

7

Будущий король официально был крещен 14 сентября 1606 года в Фонтенбло. Его крестным отцом был папа Павел V, представленный на таинстве крещения, как это нередко практиковалось в правящих домах, личным представителем, кардиналом Франсуа де Жуайёзом. Крестной матерью стала родная сестра Марии Медичи — Элеонора, герцогиня Мантуанская.

11
{"b":"677236","o":1}