ЛитМир - Электронная Библиотека

Личная драма последних лет царствования Людовика XIV состояла в том, что он пережил всех своих сыновей, внуков и большинство правнуков. К 1715 году единственным наследником престола по прямой линии оставался пятилетний герцог Анжуйский[22], младший правнук «короля-солнца». Не будучи уверен в его будущем, желая упрочить трон, за год до смерти Людовик XIV узаконил двух своих сыновей от связи с маркизой де Монтеспан — 44-летнего Луи-Огюста, графа Мэнского, и 36-летнего Луи-Александра, графа Тулузского. Вчерашние бастарды получили права наследования престола в случае пресечения прямой линии королевского дома. Они были также введены в Регентский совет, который возглавил герцог Филипп Орлеанский, племянник Людовика XIV.

Вольтер однажды заметил: «Надо признать, что у Людовика всегда была возвышенная душа, которая его подвигала на великие дела». Если с эпитетом «Великий» применительно к Людовику XIV согласны далеко не все историки, то семьдесят лет его царствования они единодушно называют веком Людовика XIV или даже Великим веком. «Королю-солнцу» не удалось утвердить политическую гегемонию Франции в Европе, но ему удалось большее — распространить на весь континент исключительное влияние французской культуры, переживавшей при нем невиданный подъем, который достигнет апогея в век Просвещения. На двести лет вперед французский язык, литература и искусство, французские нравы и моды станут образцом, которому будут подражать в Старом и Новом Свете.

Регент Филипп Орлеанский

Правители Франции XVII-XVIII века - i_009.png

По установившейся с середины XIV века традиции герцогство Орлеанское передавалось во владение младшим из королевских сыновей, получавших и соответствующий титул. В XVI веке этот титул до вступления на престол последовательно носили Генрих II, Карл IX и Генрих III. В 1626 году король Людовик XIII подарил Орлеанское герцогство своему брату Гастону, который серьезно скомпрометировал себя участием в многочисленных заговорах и мятежах против старшего брата и его первого министра кардинала Ришелье. Когда в 1660 году Гастон умер, не оставив мужского потомства, Людовик XIV передал титул герцога Орлеанского своему младшему брату Филиппу, ставшему родоначальником младшей ветви династии Бурбонов — Орлеанского дома.

Одержимый непомерным честолюбием, Филипп Орлеанский, носивший титулы «Единственный брат короля» и «Месье», тщетно домогался испанской короны после смерти в 1700 году бездетного Карла II. Однако Людовик XIV этому решительно воспротивился и посадил на мадридский престол своего внука Филиппа Анжуйского.

9 июня 1701 года 58-летний Филипп Орлеанский скоропостижно скончался от апоплексического удара, которому предшествовала ссора с королем. После этого титул перешел к его сыну Филиппу II Орлеанскому, которому будет суждено семь с половиной лет управлять Францией.

Будущий регент Франции родился 2 августа 1674 года в королевском замке Сен-Клу, ставшем с 1658 года резиденцией его отца. При рождении племянник короля получил почетное именование «Внук Франции» и титул герцога Шартрского. Матерью малыша была 22-летняя Елизавета-Шарлотта Баварская, принцесса Пфальцская — вторая супруга Филиппа Орлеанского. Его первой женой была Генриетта Английская. Она родила мужу четверых детей, двое из которых, в том числе единственный сын, умерли в младенчестве.

Месье был известен своими гомосексуальными предпочтениями, но не забывал и о своем долге перед Орлеанским домом. Во втором браке у него родились трое детей. Старший сын умер в возрасте трех лет, и единственным наследником по мужской линии стал Филипп, герцог Шартрский. В 1676 году в семье Месье родилась дочь — Елизавета-Шарлотта Орлеанская, которая в 1698 году станет супругой Леопольда I, владетельного герцога Лотарингского и Барского.

Сочтя, что он сполна исполнил долг перед семьей, Месье целиком погрузился в страстный роман с шевалье де Лорреном, переложив на жену ответственность за воспитание наследника, который стал смыслом жизни для бедной Лизелотт, как называли в узком кругу герцогиню Орлеанскую. Она окружила сына трогательной заботой, посвящая ему все свое время.

В шесть лет Филипп перешел из рук окружавших его бонн и гувернанток в попечение гувернеров. За пять лет у него сменились три воспитателя с герцогскими титулами — де Навай, д’Эстрад и де Ла Вьевиль, которые, словно сговорившись, умирали один за другим. Непосредственно же воспитанием мальчика занимались два человека — почтенный ученый муж де Сен-Лоран и тридцатилетний сын аптекаря Гийом Дюбуа, сумевший получить хорошее образование. В будущем он достигнет вершин власти — станет кардиналом и даже первым министром.

Характер юного герцога формировался под влиянием как врожденных особенностей, так и прочно усвоенных уроков наставников. С детства ему были свойственны храбрость, трудолюбие, доброжелательность, великодушие, терпимость и терпеливость. От природы он был наделен редкой памятью, которую в дальнейшем постоянно укреплял и расширял. Никто лучше него при версальском дворе не разбирался в сложных генеалогических переплетениях знатных фамилий, что вызывало уважение у самого «короля-солнца».

В вопросах веры Филипп придерживался широких взглядов и никогда не был замечен в ханжестве. По-видимому, здесь сыграли свою роль присущие ему рационализм и скептицизм, считавшиеся природными качествами истинных французов. Из изучаемых предметов герцог Шартрский отдавал предпочтение точным и естественным наукам — математике и химии, но одновременно он любил историю, особенно военную, а также философию, географию и рисование. Еще в юности герцог в совершенстве овладел мастерством художника-гравера. Позднее, уже став регентом, он самостоятельно подготовит иллюстрации к переизданию греческого романа античных времен «Дафнис и Хлоя». Кстати, моделью Хлои станет герцогиня Беррийская, его старшая дочь, позировавшая отцу-художнику полностью обнаженной.

Другим его увлечением была музыка. Он даже пытался ее сочинять: в соавторстве с композитором Шарлем-Юбером Жерве были написаны две оперы на античные сюжеты.

Удивительно, но при этом Филипп был совершенно равнодушен к танцам, которым обучался по принуждению, что отличало его от большинства сверстников из среды «золотой» версальской молодежи. Несмотря на все старания отца и дяди-короля, обожавших охоту, юный Филипп Шартрский по каким-то причинам не полюбил и это всегда считавшееся истинно королевским занятие.

В четырнадцать лет, видимо, по воле одного из родителей, Филипп получил практические уроки сексуального образования. Его наставницей в этом деликатном деле стала пятидесятилетняя (!) графиня из окружения герцогини Орлеанской.

К концу 1680-х годов пятнадцатилетний Филипп Шартрский считался шестым по очередности кандидатом на наследование французского престола. Запас прочности старшей линии Бурбонов казался более чем внушительным. Тем не менее Людовик XIV, не желая усиливать младшую Орлеанскую ветвь династии, озаботился устройством подходящего брака для своего племянника. Обстановка войны, в которой Франция в то время оказалась перед лицом чуть ли не всей Европы, затрудняла поиски достойной невесты среди царствующих европейских домов. Для «короля-солнца» данное обстоятельство послужило удобным предлогом, чтобы предложить в невесты герцогу Шартрскому свою дочь от внебрачной связи с замужней маркизой де Монтеспан. К тому времени он уже узаконил пятнадцатилетнюю мадемуазель де Блуа, которая стала именоваться Франсуаз-Мари де Бурбон.

Когда король посвятил в этот план герцога Орлеанского и его супругу, те испытали глубокий шок, сочтя подобный брак не только скандальным, но и унизительным для сына и всего Орлеанского дома. Но Людовик XIV был непреклонен в своем решении. Он пригласил к себе семнадцатилетнего племянника и сообщил опешившему «жениху», что в знак особого к нему расположения он отдает ему в жены свою дочь Франсуаз-Мари. Смущенный юноша невнятно пробормотал что-то вроде благодарности, и вопрос был решен. Когда Филипп явился к матери и сообщил о согласии, данном им королю, герцогиня Орлеанская отвесила любимому сыну пощечину. Так, во всяком случае, утверждал знаменитый мемуарист Луи де Сен-Симон, друг Филиппа.

вернуться

22

До него этот титул был вакантным, так как бывший прежде герцогом Анжуйским внук Людовика XIV Филипп в ноябре 1701 года стал королем Испании.

25
{"b":"677236","o":1}