ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Военные рванулись к тросу. Многие из них подумали, что капитан, чтобы не рисковать баркасом и людьми, хочет оставить баржу, готовую в любое мгновение взлететь на воздух. Действительно, Анатолий Николаевич хотел сохранить баркас и людей. Но покидать баржу он не собирался. Сам он остался с военными и продолжал руководить борьбой с огнем. На пламя сыпали из ведер песок. Горящие места вырубали топорами, пылающее дерево сбрасывали в воду.

— Мины! Мины! — этот крик заставил Хлынина обернуться.

Пламя подкрадывалось к ящикам с минами. Капитан на мгновение опешил. Вероятнее всего, в его голове в эти жуткие секунды мелькали мысли: что делать — гасить пламя песком, водой, оттаскивать ящики? Как быстрее пресечь страшную опасность?

Решив, Хлынин рванулся к ведру с песком. Однако буквально из-под его рук кто-то выхватил его и бросился к опасному очагу. Песок забил пламя.

И только теперь Анатолий Николаевич понял, что человек, опередивший его, является ни кем иным, как его помощником Голдобиным. Но откуда он взялся? Капитан осмотрелся. Были тут и другие речники из команды «Абхазца». А сам он стоял у борта баржи. Хлынин понял все: пока он был занят тушением пожара, Голдобин принял новое, хоть и рискованное, но, пожалуй, правильное решение — подойти к барже и помочь военным и капитану в борьбе с огнем.

Хлынин, вспотевший, с темным от копоти лицом, благодарно кивнул своему помощнику…

Рассказывая о судах, невозможно умолчать о знаменитой «Ласточке». Она была широко известна не только речникам, но и многим сталинградцам еще до войны. Известна в основном своим аляповатым довольно смешным внешним видом. Представьте себе старенький, построенный еще в прошлом столетии, буксирный пароходик. По бокам его — два огромных колеса. Пароходик кособок. Один его борт все время кланяется воде. Ко всему этому пропитанная копотью, допотопная машина «Ласточки» издавала какой-то мощный утробный гул, и ее слышно было издалека. Бывало, еще до боев на Волге, стоишь на берегу. И вдруг откуда-то издали начинает нарастать гул. Те, кому он неизвестен, с удивлением переглядываются: что за чудище плывет? А потом появляется на глади речной оно само: маленькое, кособокое, гудящее. Люди не могут скрыть улыбок, слышатся остроты, шутки.

Так вот, эта самая уродливая «Ласточка» во время битвы на Волге доводила фашистов до белого каления. Уж и злы они были на нее!

«Ласточка» доставила на правый берег почти 20 тысяч бойцов, перевезла обратно в Красную Слободу тысячи детей. Выполняла много других заданий.

Днем пароходик отстаивался где-нибудь в затоне, в тени деревьев. А ночью выходил на «Волгу». Фашисты часто не видели «Ласточку», но ее выдавал гул машины. Противник открывал яростный огонь, ориентируясь на этот гул. А на следующую ночь он повторялся.

В сентябре «Ласточку» передали военным морякам. На корме судна вместо бронеколпака установили большой чугунный котел, невдалеке разместилась пушка с длинным стволом. «Ласточка» стала еще уродливее. Но боевая слава ее экипажа все возрастала.

Самые трудные дни<br />(Сборник) - i_009.jpg

Посадка на борт парохода «Радист Кренкель» эвакуируемого населения из Сталинграда. Август 1942 г.

Как-то команде дали задание создать дымовую завесу для бронекатеров. Для этого «Ласточке» надо было по-над левым берегом пройти километра четыре, а потом обратно — уже посередине реки. Как только стемнело, пароход двинулся в путь. Когда он шел в дыму обратно, навстречу пронеслись наши бронекатера, поливая фашистов огнем из «катюш». Противник открыл по дымовой завесе лютый огонь. Но он пришелся уже не по катерам, которые умчались в укрытия, а по «Ласточке», гудевшей в дыму. Потом операция повторилась.

Много хитростей проявляла небольшая команда «Ласточки», чтобы уберечься от огня врага. Часто ее подводили искры, вылетавшие из трубы. Экипаж перепробовал много способов для их устранения. В частности, обвязывали трубу мокрым брезентом. Но при этом дым шел в машинное отделение. В конце концов нашли лучший вариант: перед рейсом расшуровывали топку до того, чтобы пар в котле доходил до предела. Затем гасили топку и на скопившемся пару переплывали реку.

С конца сентября «Ласточка» находилась в распоряжении легендарной дивизии генерала Родимцева. Судно причаливало у Соляной пристани. Его экипаж отдыхал в землянке на берегу вместе с гвардейцами.

Вскоре неуловимую «Ласточку» все-таки настигла бомба. Осколки своротили левое колесо. Машина встала. Механик В. Д. Григорьев, сильно оглушенный, с трудом завел ее. Под скрежет погнутых спиц медленно, словно черепаха, «Ласточка» неуклюже доползла до судоремонтного завода.

Кстати, кроме капитана В. Крайнова, заменившего погибшего от случайной пули Блохина, «Ласточку» обслуживала семья Григорьевых: механик Василий Дмитриевич, ему помогал сын Николай, кочегаром была дочь Мария. Все они были отмечены правительственными наградами.

Немало примеров мужества и на счету речников — связистов, путейцев, судоремонтников и других. Путейцы, обеспечивая судам безопасный путь, в трудных условиях бомбежек и обстрелов, успевали перевозить на своих лодках раненых воинов, всячески помогать военным. Вот лишь один факт.

В районе поселка Купоросный враг прорвался к Волге. Его нужно было уничтожить во что бы то ни стало. Иначе противник закрепится на берегу. Но выбить его нашим войскам, находящимся на берегу, было невозможно. Требовалось высадить десант с бронекатеров Волжской военной флотилии. Но на реке имелись отмели, и катера, маневрируя, могли сесть на них.

Командование обратилось к старшему бакенщику Н. И. Субботину: «Сумеет ли он ночью провести катера к берегу?»

— Смогу! — сказал Субботин.

— Без остановочных огней, но под обстрелом, — напомнили ему.

— Знаю, — повторил Николай Ильич.

И он в темени, нарушаемой лишь всполохами выстрелов, провел бронекатера к берегу. Высаженный с них десант, поддержанный огнем катеров, очистил берег от противника…

Командующий Сталинградским фронтом, впоследствии Маршал Советского Союза А. И. Еременко так оценивал роль речников в великой битве:

«Солдаты, в кровопролитной схватке разгромившие на берегах великой русской реки полчища ненавистного врага, никогда не забудут подвига речников. В подвиге волжан-речников слился воедино ратный и трудовой героизм. Они, не щадя своей жизни, доставляли на судах на правый берег бойцов, технику, боеприпасы. Тысячи раненых бойцов останутся навсегда благодарны водникам, которые вывезли их из ада невиданной битвы». И далее: «О мужестве водников Волги можно написать не одну книгу».

Вот почему я с великой радостью поделился воспоминаниями об участии в Сталинградской битве наших речников, с которыми позже я еще больше сроднился по совместной работе.

М. И. Кирдянов, бывший начальник разведотдела артиллерии 21-й армии, ныне гвардии полковник в отставке, член Союза журналистов СССР

РАСЧИЩАЯ ПУТЬ ПЕХОТЕ

Нещадно палит июльское солнце. Едкий пот, перемешанный с пылью, застилает глаза. А мы все едем, идем бесконечными степными дорогами, преодолевая балки, овраги, речки. Наши войска отходят к Дону. Беспрерывное передвижение мешает нам хорошо организовать артиллерийскую разведку.

Рядом со мной, неразлучный со своим автоматом, находится артиллерийский разведчик Степан Жежера. Украинец по национальности, он родился и жил в Сибири. Коренаст и несколько нескладен, но расторопен и весел. Степан располагает к себе с первой встречи. Его четкие доклады с сильным украинским акцентом невольно вызывают улыбку у окружающих.

Степан сидит рядом со мной в окопе, смотрит в бинокль, вытирая рукавом маскировочного халата пот с лица.

— Товарищ майор! У ориентира пять и дальше слышу шум моторов, — доложил Жежера и, не дожидаясь распоряжений, быстро выбежал из окопа, который был на опушке леса, и начал взбираться на самое высокое дерево. Вскоре с вершины векового дуба уже послышался его звонкий голос:

22
{"b":"678138","o":1}