ЛитМир - Электронная Библиотека

Над поляной нависла тишина, которую, наконец, решилась прервать Хелен Брукс:

–В хижине есть ружье, но оно прислонено к стене.

–Возможно, оно вылетело из его рук после выстрела.

–И аккуратно встало у стены?

–Хелен… В этом мире случались и более странные вещи.

Хелен на мгновение призадумалась, и, наконец, нахмурив брови, спросила профессора:

–Вы действительно думаете, что всё было так просто? При всем уважении к вам, сэр… Думаю, было бы довольно опрометчиво так быстро делать выводы.

–Ты абсолютно права! Нам предстоит провести тщательную работу, чтобы полностью восстановить ход событий, – сказал профессор. – Но, поверь, Хелен, я видел бесчисленное множество подобных мест, и почти все они оказались местами, где совершались грабежи. В прежние времена в этой части страны творились дикие вещи и процветало беззаконие. Ты не должна позволять чувствам затуманивать твой разум, ты ведь будущий учёный. Хоть это и случилось всего полтора века назад, но то был совершенно другой мир. Варварский мир. Дикий мир!

–Конечно, – ответила она робко. – Наверное, вы правы.

–Держу пари, что это место ограбления, которое пошло не по плану, – он подошел к хижине и некоторое время смотрел на стену, а потом снова повернулся к Хелен. – Подумай об этом. И работай в этом направлении. Что еще могло здесь произойти? Вряд ли что-то, кроме ограбления.

Глава 1

(170 лет назад)

–Нет! Черт возьми!

Левое заднее колесо дернулось, а затем скользнуло по камню, почти опрокинув тележку. Напрягая все свои силы, Говард Вонд, уже немолодой, но все еще сильный, ухватился за цепь и что есть силы потянул на себя груженую повозку, не давая ей упасть с обрыва. Плечи его горели от боли, руки, казалось, вот-вот вырвет из суставов, но он не выпускал ее из рук. Ветер беспощадно бил острыми снежинками по морщинистому лицу, как будто пытаясь еще больше выбить его из сил и заставить выпустить из рук цепь. Но Говард понимал, если повозка упадет с этого пусть и невысокого обрыва и разобьется вдребезги, тогда… Тогда все будет кончено. Он останется в этой глуши навсегда и никогда не закончит свое последнее путешествие. Говард понимал, что нужно сделать невозможное, но не дать повозке упасть вниз.

–Нет. Нет. Нет… – рычал он сквозь стиснутые зубы. – Я еще не закончил дело…

Он вскрикнул от беспомощности, увидев, что повозка еще сильнее накренилась над обрывом и в любую секунду готова была сорваться вниз. Цепь натянулась до предела, руки держали ее из последних сил. Он не сдавался и тянул, тянул, но повозка кренилась все больше и больше. Говард чувствовал, как ледяная цепь скользит в его огромных руках. Он стиснул зубы и подумал о своей жене Мери, отчетливо понимая, что должен выложиться до конца. Ради нее. Ради возможности завершить это путешествие. Ради возможности снова оказаться дома и взглянуть в ее добрые глаза.

–Господи, помоги мне! – прошипел он. – Не дай моей повозке упасть вниз!

Внезапно повозка содрогнулась, колеса сдвинулись под ее весом. Говард еще крепче вцепился в цепь и ждал, что она полетит в пропасть, утягивая его за собой, но вместо этого услышал громкий треск. Колеса осели и цепь провисла. Говард тяжело дышал, не решаясь отпустить ее, и не понимая, что только что произошло. Еще секунду назад ему казалось, что повозка была обречена, скатываясь с обрыва, но внезапно она остановилась. Наконец, он выпустил цепь из рук и подошел ближе. К своему удивлению, он увидел, что колеса каким-то чудом проскользнули немного дальше и остановились на удивительно ровном участке камня, покрытого плотным слоем снега. Как именно это произошло, он не мог знать, но почувствовал прилив облегчения, когда понял, что катастрофа была предотвращена.

Говард закрыл глаза, перекрестился и подобрал цепь, однако в последний момент заметил кусок расщепленного дерева, торчащий под необычным углом из-под днища повозки. Он присел, чтобы рассмотреть его поближе и понял, что появилась новая проблема. Опора всей рамы была повреждена, и не было никакой надежды на то, что повозка выдержит шестьдесят миль, которые лежали впереди. Конечно, он мог бы починить ее с помощью инструментов, но у него не было с собой ничего подходящего. Повозку удалось спасти от падения с обрыва, но при этом она получила повреждения, которые делали ее совершенно бесполезной.

Поднявшись на ноги, он сделал шаг назад и стал думать, оглядываясь по сторонам. Мог ли он как-то починить ее? Мог ли он найти другой способ транспортировки своего груза? На мгновение он задержал взгляд на большом куске ткани, покрывавшем предметы в повозке. По краям, там, где простыня была не до конца завязана, ткань хлопала на ветру, а в складках скапливались снежинки. Он понимал, что нести свой груз на спине – глупая затея. Возможно, в былые времена он бы так и поступил, но сейчас ему было уже далеко за пятьдесят. Годы давали о себе знать в последнее время все чаще. Оставался только один выход: ему нужно было как-то починить тележку.

Вздохнув, он еще раз огляделся и только сейчас обнаружил, что сумерки охватывали лес гораздо быстрее, чем ему бы хотелось. С горечью усмехнувшись, он вспомнил, как решил сэкономить время, выйдя из Форестауна и выбрал короткий маршрут, направившись через горы и лес. Еще вчера ему казалось это отличной идеей, но теперь он был за много миль от людных мест и задавался вопросом, не совершил ли он роковую ошибку. Он вспомнил внезапную смерть коня, которая случилась через пару часов после того, как он покинул Форестаун. Стоя в окружении падающего снега, он поймал себя на том, что вспоминает мудрые слова, сказанные много лет назад его отцом. "Там, в глуши, – говорил отец, – одна ошибка может убить человека. Всего лишь одна маленькая ошибка может стоить тебе жизни." Неужели этот момент настал? Неужели, идя по этой неведомой тропе, он совершил ту самую, единственную маленькую ошибку, которая будет стоить ему жизни? На мгновение он подумал о Мери, ждущей его дома, и о том, как она начнет волноваться, когда он не появится в срок. Он подумал о том, как она будет умолять людей отправиться на поиски, и о том, как она будет надеяться на его возвращение. Как долго она будет ждать? Месяц? Год? Он знал, что его тело, скорее всего, никогда не найдут в этом диком отдаленном месте. Перед ним открылась перспектива неминуемой смерти, и он понял, что отец был прав. Одна ошибка, вот и все, что потребовалось.

Упав на колени в снег, не обращая внимание на холод, окончательно измученный многолетним трудом, он вдруг почувствовал, как надежда и силы покидают его тело. Годы навалились на его плечи, и в одно мгновение он начал понимать, что уже стар. Он так долго занимался своей работой, всегда в одиночку, и он совсем не думал о том, что становится слабее. Но кто будет делать эту работу, когда его не станет? Он никого не обучал и никому никогда не рассказывал о важности своего дела. Он взял на себя эту ношу, ничего не объяснив даже Мери. А сейчас, стоя на коленях в снегу, вдали от дорог и людей, он почувствовал, что не может продолжать свой путь. Так или иначе, кто-то другой должен продолжить с того места, где он остановился. Кто-то другой должен завершить этот поход и сделать работу до конца.

–Господи, – прошептал он. – Умоляю тебя, сделай так, чтобы кто-нибудь принял мою ношу, до того момента как я умру. Пусть он будет сильнее и моложе меня. Пусть он будет лучше меня. Я подвел тебя, и единственное мое оправдание – это то, что я старик и я устал…

А потом, когда Говард уже собирался закрыть глаза и принять смерть, он увидел в отдалении – внизу в долине – слабый мерцающий свет, едва различимый сквозь снегопад. Он слегка прищурился, убеждая себя, что ему просто показалось, но свет не исчез. Говард медленно встал на ноги, сделал несколько шагов к обрыву и в становящихся черными сумерках понял, что свет идет из небольшой хижины, одиноко стоящей на небольшой поляне в долине, начинающейся сразу за обрывом. Сначала он не осмеливался поверить в это, но теперь он отчетливо видел хижину, в окне которой горел огонь, и до нее было не больше полумили.

2
{"b":"679426","o":1}