1
2
3
...
12
13
14
...
20

Майкл понимал, что все эти речи, в большинстве своем рассчитаны на заманивание молодых идиотов в ряды Вооруженных Сил. И никогда не относил себя к числу этих идиотов. Но, человег полагает, а Господь располагает. Пришло время, и он оказался буквально припертым к стенке, попав в ряды этих самых идиотов.

– А как у вас проходит процедура найма? – задал Майкл уточняющий вопрос. – Мне будет довольно затруднительно сейчас выйти и поехать на вокзал, что бы прибыть к месту службы.

– Что вы! – успокоил офицер, возвращаясь в свое потертое кресло за столом. – Вам вовсе не надо никуда уходить. Пару дней поживете с комфортом в нашей гостинице, расположенной прямо в этом доме. А когда подъедет сборщик новобранцев, вы просто уедете с ним. Он вас определит в вашу новую команду. Ну а дальше все объяснят и расскажут на сборном пункте. Как видите, все совершенно просто и вполне комфортно. Сейчас у вас есть шанс полностью перевернуть всю вашу жизнь, начав все заново. Решайтесь.

Майкл стоял в нерешительности, прекрасно понимая, что выбора у него никакого нет. Но в то же время он ощущал рвущую боль от потери любимой женщины и своих друзей. Боль, которая требовала мести, крови, нанесения ответной боли….

– Я согласен, – кивнул Майкл, приняв решение. – Что я должен сделать?

– Все очень просто, – ответил майор, доставая из стола сканер и электронный лист контракта. – Вот ваш контракт. Сейчас я отсканирую ваше изображение и биопараметры. Так. Отлично. Теперь поставьте вот тут свой отпечаток любого пальца и повторите: Подписываю в трезвом уме и здравой памяти без принуждения. С разъясненными условиями полностью и безоговорочно согласен.

– Подписываю в трезвом уме и здравой памяти без принуждения, – повторил Майкл, прикладывая палец к электронному листу с текстом контракта. – С разъясненными условиями согласен полностью и безоговорочно.

Майкл не отказался от всех своих тяжелых мыслей и неоплаченных кровавых долгов. Он просто старался сегодня выжить, что бы суметь позднее эти долги оплатить.

– Отлично, рядовой… э-э-э… рядовой Никсон! – заглянув в контракт, подвел итог майор, хлопнув при этом ладонью по столу. – Теперь проходи в эту дверь. Через пару минут подойдет сержант, который ведает на нашем пункте всем хозяйственным обеспечением. Ты должен выполнять его распоряжения до передачи сборщику. Сержант тебя пострижет и покажет твою временную комнату. Кормим три раза в сутки. Правда, уж извини, только сухой паек. Нормальная еда будет уже на сборном пункте. Удачи тебе, рядовой.

– Спасибо, – кивнул Майкл, открывая дверь во внутренние помещения, на которую указал офицер.

Для Майкла Никсона это была дверь, ведущая в совершенно незнакомый и непонятный ему мир – граница, за которой вся его жизнь переворачивалась, уходя из привычного русла в неведомые дали…. И он уже сделал первый шаг, перейдя за этот порог….

* * *

Двое последних суток Майкл только и делал, что спал, ел и смотрел по визору патриотические ролики о героических буднях вооруженных сил. Когда сидеть перед визором становилось совсем невмоготу, он тренировался, делая силовую гимнастику, отжимаясь или ведя «бой с тенью». К исходу вторых суток тот же сержант, что первым делом обрил наголо голову и обработал рану Майкла, а также выдал серое постельное белье и несколько комплектов сухпая, прошел по коридору, шумно распахивая двери в комнаты.

– Подъем! Собираться и строится в коридоре! За вами прибыл сборщик! Подъем, лентяи! – кричал он возле каждой распахнутой двери.

Майкл вскочил со своей скрипучей койки, радуясь, что тупое времяпровождение, наконец, закончилось. Правда, надо отдать должное, отоспался он за эти дни на славу. А, выданный ему после бритья невзрачный тюбик с аэрозольным армейским составом, называющемся «Спасатель», помог моментально залечить рану над ухом. Странный состав при попадании на рану шипел и пенился, быстро останавливая начавшееся после снятия бинта кровотечение и образуя на ране эластичный слой, более всего напоминающий вспененный силикон.

– Живее! Не-то сержант начнет нервничать! – вдруг зазвучал совсем рядом от стоящего в коридоре Майкла, голос майора. – Сборщика нельзя нервировать. Он может замолвить за вас словечко на сборном, что бы вас в какую-нибудь дыру забросили.

Всего в комнатах, к удивлению Майкла, оказалось еще пять человек. Почему-то ему казалось, что только такой, попавший в западню, бездомный пес, как он, может подписать контракт, покончив с привычным миром. Но в неровной шеренге, которую образовали молодые люди, он выглядел самым убогим оборванцем. Остальные казались людьми значительно более благополучными. Правда с физическими данными дело обстояло совершенно иначе – Майкл выглядел намного старше и несравнимо сильнее.

– Да…, – проворчал, словно разговаривая сам с собой, майор. – Измельчало молодое пополнение в Вандере. Раньше орлы были. Теперь уж не то….

Пристально посмотрев на Майкла, он приветливо улыбнулся.

– А ты весьма интересный экземпляр. Особенно, если знать, какую премию за тебя объявили. Многие сейчас, не особо скрываясь, тебя ищут по всему городу.

Майкл вдруг напрягся, испугавшись, что этот добродушный с виду майор, запросто мог претендовать на премию от дона Лагара. И делать-то ничего для этого не пришлось бы – всего лишь сделать один короткий звонок его громилам. Потрясающая рентабельность каждого произнесенного в таком разговоре слова.

– Не волнуйся, рядовой Никсон, – успокоил его майор, разулыбавшись еще шире. – Ты теперь собственность Вооруженных Сил Федерации Объединённых Наций и без одобрения командиров с тобой ничего не может случиться. Ни плохого, ни хорошего. Мы армия, а не гражданские, пусть даже в полицейских погонах. Интересно, что надо сделать, что бы твою голову оценили в пятьдесят тысяч кредитов. Хотя, это меня не касается. Служи, сынок. Может, когда еще и свидимся.

Он кивнул своему сержанту и, не глядя больше на изумленного Майкла, спустился в свой кабинет.

– Внимание! – скомандовал сержант. – Напра-во! Направо я сказал! Шагом…. Черт! Давайте, в общем, валите вон в ту дверь! Бегом, лентяи!

Шестеро разномастных молодых людей, объединённых лишь стрижкой «под ноль», протопали по коридору, выскочив в указанную сержантом дверь. Там уже дожидался огромный автобус, окрашенный в уродливо-зеленый цвет какой-то дешевой матовой краской. Но зато абсолютно все окна автобуса были наглухо тонированы. Молодой сержант, стоя в дверях, окриками и жестами подгоняя бегущих в автобус новобранцев. И не успели еще новички рассесться на свободные места, среди таких же бритоголовых, как и они парней, как автобус тронулся, уже на ходу закрывая дверь.

– Осторожно, двери закрываются! – радостно оскалился водитель, косясь на улыбающегося сержанта. – Следующая остановка Преисподняя!

* * *

Майкл с каким-то благоговейным трепетом наблюдал сквозь мутное стекло иллюминатора за надвигающейся громадой военного корабля, на котором ему предстояло провести некоторое время. Ему, парню, который всю свою недолгую жизнь провел в городе Вандере, просто не верилось, что ТАКОЕ может летать из точки А в точку Б. Да это ведь целый город, да еще город не из маленьких – летающий мегаполис одним словом. По крайней мере, его Вандер, даже если вспомнить, что Нью-Сити является одним из его районов, наверняка окажется намного меньшим по площади, чем этот корабль.

После прибытия на сборный пункт, Майкл увидел картину, не вполне соответствующую тому, что он начал представлять после слов майора. Вернее, майор ничего конкретного про армию не рассказывал. Но та гордость, которая сквозила в его голосе…. Сборный пункт встретил новобранцев грязью, тесными проходами среди бесчисленных рядов двухъярусных стальных кроватей и отвратительной бурдой, которую можно было назвать едой только гипотетически. По непонятным никому принципам сержант развел всех из своей группы по разным углам забитого койками зала, тыкая каждому в его временную койку. Белье никто выдавать не собирался, ничем не интересовался и ничего не объяснял. Благо, сто на койках валялись вмеру грязные потертые матрасы. На вопрос Майкла «А что дальше?» сержант дал исчерпывающий ответ – «Жди!». Ждать Майкл умел, поэтому он терпеливо влился в ничегонеделание окружающей массы людей.

13
{"b":"68","o":1}