ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Лагом. Шведские секреты счастливой жизни
Наследник для императора
Зона Икс. Черный призрак
Флейта гамельнского крысолова
Никола Тесла. Изобретатель будущего
Меня зовут Шейлок
Calendar Girl. Лучше быть, чем казаться (сборник)
Князь Пустоты. Книга первая. Тьма прежних времен
Смерть от совещаний

– Слушай меня внимательно, чушок драный, – заговорил Майкл таким голосом, что мужчина в светлом, испачканном кровью и соплями костюме едва не упал в обморок. – Ты маловато псов своих вызвал. Времени вернуть деньги у тебя почти не осталось. Падаль всю полиции объясняй как хочешь, но если на Плешивого наведешь, молись, что бы смерть быстрой была. Охрана не поможет. Прощай.

* * *

– Ну, вы и красавчики! – заржал Парк, поднимая стаканчик с текилой. – Давайте, за то, что бы даже когда Сука-Судьба поворачивалась к нам своей попкой, мы успевали бы ее хорошенько трахнуть, как вчера!

– Ты на себя-то посмотри, – ответил Санчес, морщась от боли в плече, которое, хоть и вправленное, но все еще сильно болело, не позволяя нормально двигать рукой. – Тоже мне, трахальщик судьбы. От тебя девки теперь еще долго шарахаться будут.

– Да уж, – согласился Парк, морщась от обжегшей разбитые губы текилы. – Попали так попали. Не зря Плешивый эти деньги заплатил. Отработали мы по полной программе. Вы бы видели, какое лицо было у Плешивого, когда я к нему с такой мордой приехал и все рассказал. Деньги отдавал, так я думал, что он еще доплатит. Так радовался тому, что мы разделали псов этого Линкера. Я его, кстати, спросил, не боится ли он, что этот недоделок на него полицию наведет.

– Ну и что он ответил? – заинтересовался Майкл доставая сигарету, но в последний момент передумав ее подкуривать.

– Что бы мы не напрягались. У него алиби на сутки до и сутки после. Нас с ним никто не видел и полиция ему ничего не повесит. Если мы сами не попадемся, то все будет нормально.

– Надо нам залечь на время, – подал голос Крыса Рик. – С нашими рожами мы сейчас как с плакатом – это мы опустили Линкера. Надо разбегаться и по норам сидеть пока синяки не сойдут.

– А он прав, – посерьезнел Парк, окинув всех взглядом. – Из нас всех только Майк может сейчас без страха свой портрет светить. Обидно даже.

– Чего тебе обидно? – удивился Майкл, разливая из почти пустой бутылки всем текилу.

– А я понимая чего ему обидно, – усмехнулся Санчес довольный возможностью подколоть друга. – Ты, Майки, внизу отлеживался. Да еще, небось, секретаршу ту смазливую лапал. А мы в это время свои морды под кулаки этих засранцев подставляли.

– Так! – шутливо набычился Майкл, ставя на стол поднятый было стакан. – Сейчас я тебя Санчес подрихтую для симметричности.

– Так чего тебе обидно-то? – переспросил у Парка заинтересованный Крыса Рик.

– Майк завалил большую часть этих ребят, да еще со второго этажа упал. А выглядит так, будто и не участвовал ни в чем. А мы? Меньше отличились, но морды нам своротили так, будто только нас все и месили.

– Ну, брат, это просто везение, – рассмеялся Майкл, вспоминая, как вчера вечером знакомый врач Плешивого, оказывающий им всем первую помощь, прежде чем заняться плечом Санчеса, тщательно зашивал Майклу глубокие ножевые раны, удивляясь, что ни одного жизненно важного органа в его организме не задето. – А по норам нам действительно надо ненадолго залечь. Вы свои морды подлечите, а я пока кое какими делами позанимаюсь. Так что, давайте, по последней, и разбегаемся.

* * *

Погода стремительно портилась, обещая разразиться ночью ливнем, а то и грозой. Уже теперь ветер злобно рвал все, что ему было по силам, завывая от ненависти к неподдающимся ему кранам и стенам из огромных контейнеров, занимающих все основное место старого грузового узлового порта. Когда-то жизнь не оставляла этого комплекса ни днем ни ночью. Прилетали транспорты, работали команды роботов-грузчиков, словно пауки ползали гигантские краны, тяжелые фуры загружались и растаскивали прибывшие грузы во все стороны, спеша приблизить грузы еще на шаг к конечному потребителю. Но теперь порт безвозвратно устарел. Может быть, у его хозяев не доставало средств для проведения глобальной реконструкции и модернизации, а, может, так кому-то было нужно. Только пришло время, и взметнувшийся в паре сотен километров отсюда новый порт перетянул большинство клиентов, оставив на долю старого лишь самых бедных, не желающих платить за новую технику и сервис.

Оставив монограв далеко за территорией порта, Майкл бесшумно пробрался на территорию, благо охрана порта была уже совсем не та, что раньше. Скорее всего, оставшиеся сторожа были сейчас крепко пьяны, а то и вовсе спали. Несмотря на свое тяжеловесное сложение, он двигался как большой хищник – плавно, быстро, бесшумно. К тому же, он уже не раз занимался различными далеко не законными делами, которые предполагали хорошую физическую подготовку и сноровку вора. Стараясь постоянно держаться в вечерней сумрачной тени, Майкл быстро оказался в том месте, куда стремился попасть – на плохо освещенной вершине самого высокого штабеля из контейнеров, приготовленных для скорой отгрузки на неведомый транспорт. Распластавшись на крыше верхнего контейнера, он замер в ожидании. Ждать Майкл умел, хоть часами неподвижно лежа в избранном месте, лишь иногда разминая мускулы силовой гимнастикой незаметной внешнему наблюдателю. Он сознательно занял позицию задолго до предполагаемого события, что бы увидеть и услышать как можно больше подробностей. Сейчас Майкл лежал, прислушиваясь, а когда время приблизилось к часу «икс», осторожно выдвинул тонкий оптоволоконный объектив-перископ, внимательно осматривая окрестности. Майкл сознательно не взял с собой ничего наподобие прибора ночного видения, хотя вокруг все больше темнело. Просто он боялся привлечь к себе внимание службы безопасности порта или, еще хуже, людей дона Лагара, фоном активного оборудования. Конечно, оставался риск быть обнаруженным чем-то наподобие тепло– или биовизора, но без какого-либо снаряжения всегда оставался шанс прикинуться мелким вором, пытающимся спереть что попало из контейнеров. Гибкую трубку оптоволоконного объектива часто и использовали для того, что бы взглянуть на содержимое негерметичных контейнеров. Почти наверняка такого воришку не пристрелят в порту, а лишь хорошенько надавав по шее, вышвырнут за территорию. Тумаками Майкла было не напугать – имея довольно обширный опыт уличных потасовок и хорошую подготовку в спортзалах, где частенько подрабатывал спарринг-партнером, он мог без потерь изображать мальчика для битья. Хотя избиение такого громилы, изображающего из себя мальчика для битья, выглядело без сомнений весьма комично.

В расчетное время прямо на территорию погрузочной площадки порта выплыл из-за ближайших к воротам штабелей черный длинный лимузин «Мерседес» с наглухо тонированными стеклами. Майкл превратился в само внимание, стараясь не упустить ни единой мелочи. Машина замерла в центре площадки, и тотчас из ночного заложенного тучами неба спикировал бот, приземлившись в нескольких шагах от автограва. Еще при его появлении в низком тяжелом небе из машины вышли двое молодых мужчин. При этом один из них покинул водительское место, что позволяло надеяться на то, что в кабине никого не осталось. Этот водитель остался у открытой двери, осматривая окрестности. Второй, выбравшийся с переднего пассажирского сидения, неторопливо двинулся к быстро снижающемуся боту. В тот момент, когда люк бота откинулся, пассажир автограва оказался посередине между машинами, где и остановился. Из бота показались также двое человек. Первый, вооруженный автоматической пулевой винтовкой, занял позицию чуть в стороне от люка. Второй поспешил навстречу к ожидающему его пассажиру автограва, неся в руке небольшой чемодан.

– Какая красота, – проворчал себе под нос Майкл, наблюдая, как встретившиеся мужчины приветливо обмениваются неслышимыми на расстоянии фразами и передавают из рук в руки чемоданчик. – По ходу Крыса не обманул.

О чем-то посмеявшись, собеседники на площадке распрощались и разошлись в разные стороны. Правда, прилетевшие на боте вовсе не спешили ни улетать, ни, даже, забираться в свой бот. Они терпеливо дождались, когда «Мерседес», устремляясь к воротам, исчезнет за поворотом и лишь после этого, запрыгнули в бот и взмыли в небо. Еще минута и о только что произошедшей встрече не напоминало более ничего.

5
{"b":"68","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Посольство
Игра в сумерках
Куриный бульон для души. Истории для детей
Молёное дитятко (сборник)
Баллада о Мертвой Королеве
Леди и Некромант
Купец
Dead Space. Катализатор