ЛитМир - Электронная Библиотека

Максим Зарецкий

Небесный шаг (3 арка)

Глава 1

Сонг не заметил, как стремительно стало пролетать время на борту «Стоунфилда», точно песок сквозь пальцы, оно утекало в каждодневных сменах в гарпунной команде и в ночных часах практики. В мгновенье ока прошла одна неделя, за ней другая, и вот уже на исходе была третья.

Познакомившись со своими товарищами-гарпунерами из основной команды, Сонг выяснил, что их астральный корабль совсем недавно находится в рейде – три месяца для охотничьего судна не считалось большим сроком, когда стандартный рейд проходил по полгода минимум. Этот факт поставил Сонга перед серьезной дилеммой. У него имелось не так много времени, прежде чем заглушенный им временно яд вновь начнет действовать, поставив его жизнь под угрозу. Полгода для практика боевых искусств являлись мгновеньем, но не для него. К сожалению, туманный архипелаг нельзя назвать густонаселенным местом – сейчас корабль неспешно исследовал западную его оконечность, и до ближайшего города пришлось бы добираться минимум пару недель. Это если Сонг вдруг бы обзавелся собственной астральной лодкой.

Пока молодой человек не знал, как ему решить проблему, и старался выяснить как можно больше о народе, населяющем туманный архипелаг и его обычаях – возможно, в будущем ему это сможет пригодиться.

Также ему удалось узнать примерную численность команды «Стоунфилда», но только лишь примерную. На таких кораблях, как правило, служило около тысячи практиков, среди них были как гарпунеры, сортировщики и простые матросы, так и воины передней линии во главе с боевым мастером корабля. К слову, в команду воинов входили как минимум практики слияния, что логично – для охоты над водой требовался навык полета.

Вместе с Сонгом в команде работали и другие практики из города Божественного Дождя, лорд-капитан «Стоунфилда» крайне отрицательно относился к бездельникам, и потому одним из главных его условий пребывания на корабле являлась работа в качестве полноценного члена экипажа. Не имея другого выбора, все, естественно, соглашались с его требованиями, за исключением Кроун Вэй и Тул Вэя. Их за все время, что он работал на корабле, Сонг так и не увидел.

Зато иногда видел Эон Сэла, практика из Темного Облака, которого, как и всех других, спасли после разрушения карманного мира. Еще в городе Темной Звезды, когда этот бугай без каких-то особых угрызений совести убил своего противника в турнирном поединке, он не понравился Сонгу.

Сейчас, когда он оказался, вынужден время от времени сталкиваться с Эон Сэлом, его неприязнь только усилилась. Мужчина постоянно заискивал перед всеми, кто имел развитие выше него хотя бы на одну границу, и первое время нещадно подавлял всех, кому не повезло быть слабее, заставляя их подчиняться и выполнять любые прихоти, приходящие ему в голову.

Поначалу Эон Сэл попытался и Сонга подмять под себя в одну из совместных смен, когда поблизости никого не было, обрушив на него давление духовной силы практика формирования рисунка, но тут же сильно пожалел об этом. После того, как молодой человек прорвался на средний этап формирования рисунка, он стал на порядок сильнее, и уже такие практики, как Сэл, не имели шансов в прямом противостоянии с ним. Одним движением руки Сонг развеял всю духовную силу противника, а затем обрушил на него собственное давление, сокрушая любое сопротивление и мгновенно вбивая Эон Сэла в деревянный пол палубы. После того случая смуглый мужчина начал обходить Сонга стороной, стараясь как можно меньше сталкиваться с ним, что вполне устраивало Сонга. А еще через некоторое время о выходках Сэла прознали старшие офицеры – что они с ним сделали, неизвестно, но после этого он присмирел и уже не решался на подавление практиков слабее него.

Сама работа в гарпунной команде оказалось на удивление сложной даже для него – практика среднего этапа формирования рисунка. В основном он занимался уходом за гарпунными орудиями и постоянным снабжением их специальными снарядами – массивными копьями из цельной эрундовой стали. Одно такое копье весило около сотни килограммов, что для такого как он практика хоть и не являлось большим, но другое дело, что всегда приходилось таскать копья по несколько штук и очень быстро, так как корабль то и дело сталкивался со стаями чудовищных зверей и не упускал возможности для охоты. Порой в определенные дни у него с трудом находились силы для практики боевых искусств после очередной тяжелой смены – лишь только благодаря своей силе воли и цели стать сильнее он перебарывал подступавшую усталость, усаживался в позу лотоса и принимался за ежедневные духовные упражнения.

Первое время такой режим практически не приносил пользы. Сонг лишь сильнее загонял в себя усталость, но через некоторое время он с удивлением обнаружил, что в самый пиковый момент усталости внутри него внезапно появлялись дополнительные резервы. Духовные каналы омывала горячая огненная сила, закаляя и укрепляя их, и чем сильнее он уставал, тем эффективнее становилась его тренировка в конечном итоге. На следующее утро после ночной тренировки он чувствовал себя бодрым, как будто и не было никакой усталости накануне.

Между тем, как понял Сонг, несмотря на четкое задание по поимке Истинного Белого Дракона, лорд-капитан не собирался рисковать своей прибылью и заодно занимался охотой на добычу помельче. Потому каждый день экипаж корабля ввязывался в очередную охоту. Иногда, когда смена Сонга не выпадала на процесс ловли чудовищных зверей, ему удавалось понаблюдать за происходящим со смотровой площадки «Стоунфилда».

А смотреть было на что, чудовищные звери, чем-то отдаленно напоминающие Сонгу небольших виверн, в Туманном Архипелаге оказались куда сильнее своих сородичей, обитающих близ обжитых мест в Империи. Судя по силе их ответных атак и распространяемому духовному давлению, можно точно говорить, что большинство существ в стаях имели развитие, схожее с человеческими практиками слияния, а порой и основания. Оттого интенсивность сражения, разворачивающегося в небе, поражала своей своеобразной красотой и смертоносностью.

Под прикрытием шквала духовных и гарпунных атак со «Стоунфилда» штурмовая группа воинов рассекала стаю чудовищных зверей, разделяя ее на две меньшие группы, и используя боевую формацию, быстро уничтожала особей-вожаков, что мгновенно сказывалось на всей стае – та в буквальном смысле переставала существовать, отдельные особи разлетались, куда глаза глядят. Именно в этот момент и начиналась настоящая охота – большинство зверей ловили живыми, перепуганные и деморализованные, они практически не оказывали должного сопротивления.

Метод охоты из раза в раз не менялся – воинам штурмового отряда почти всегда удавалось в точности выделить несколько вожаков в стае и своевременно их уничтожить. Лишь единожды у них быстро это сделать не получилось, результатом этого стала серьезная контратака со стороны стаи и дыра в корме «Стоунфилда» размером с небольшой дом. Чудовищные звери также умели делать подобие боевых формаций, правда, куда хуже и медленнее людей.

Как пояснили позже Сонгу, местные звери являлись отдаленными родственниками драконов, как и виверны, и обладали скудным интеллектом. Исключением являлись несколько королев – именно они отвечали за координацию стаи и обеспечивали ее выживание, как только стая лишалась своих королев, она тут же переставала существовать. Эти существа назывались вирмами и очень ценились на архипелаге благодаря своему невероятно вкусному мясу и крайне прочной чешуе. Другие части тела использовались в алхимии и начертании, и тоже стоили больших денег. Многие матросы шутили, что если бы не тупость стаи, то, возможно, вирмы бы сейчас правили всем архипелагом, а не люди.

Помимо вирмов корабль встречал еще несколько чудовищных зверей, которых тут же отлавливал, и лишь однажды «Стоунфилд» использовал свой козырь – разрыв пространства, чтобы сбежать от чего-то настолько страшного, что перепугало все старшее руководство судна и вынудило спасаться бегством. Даже командир гарпунеров не стал никак комментировать прыжок корабля, ограничившись лишь парой скупых ругательств, да махнул рукой замершим подчиненным, чтобы те возвращались к своей работе.

1
{"b":"680155","o":1}