ЛитМир - Электронная Библиотека

На закате примчался ветер. Рванул истерзанный флаг на мачте ангара и взвыл, поднимая тучи песка.

Сержант Тим включил мониторы внешнего обзора. Сцепив пальцы за спиной, отрешённо смотрел, как распухшее на полнеба солнце тонет в океане песка. До прибытия экипажа оставалось всего ничего, а дальше сдача поста в боевой кубке и долгожданный отпуск. А потом... Потом его ждала настоящая работа - Корпус Специальных Операций.

Прервал его приятные размышления резкий сигнал вызова с палубы. Сержант вполголоса выругался, продолжая рассматривать, как на линии горизонта песок полирует стену Зала Памяти.

Не дождавшись ответа, этот 'кто-то' снаружи забарабанил в дверь, а затем врезал по плафону освещения. Вслед за жалобным хрустом пластика сталь зазвенела от ударов ботинка.

Сержант поморщился, но с места не сдвинулся. Перевёл батарею оружия в боевой режим и мысленно переключился на Кристу. Он думал, что с некоторых пор она стала уж слишком настойчивой в своих ухаживаниях, но это его не смущало. А насмешки... Он напряг мышцы - тому, кто попробует высказаться о ней пренебрежительно, он вышибет зубы.

Тим улыбнулся своим мыслям. Решил, что как только сменится, то сразу направится к старому Горвату и предложит Кристе стать его женой, да и мама будет рада.

Стук на палубе усилился. Дверь отзывалась на удары протяжным гулом. Сержант бесстрастно смотрел в монитор - никто, кроме капитана, не имеет права сюда войти. Он был спокоен, но уже начинал склоняться к мысли, что пришло время включить активную защиту и отгородить рубку от внешнего мира бронированным коконом. Через секунду сомнений решил, что это дело внешнего поста. Попасть в неприятную ситуацию с перестраховкой совершенно не хотелось - только вчера он сдал последний экзамен и ему активировали 'курсовой жетон'. Не хватало ещё получить прозвище паникёра в самом начале службы в корпусе.

Сержант переключился на внутренние мониторы, чтобы в подробностях рассмотреть палубу, изумлённо моргнул - Криста! Если не принимать в расчёт нижнее бельё, тяжёлые армейские ботинки и "курсовой жетон" на шее, то девушка была практически полностью обнажена. Она прижимала ладонь к боку и хватала открытым ртом воздух, словно промчалась через всю посадочную площадку на одном вдохе.

Он поспешно отключил блокировку двери.

Запыхавшаяся Криста буквально перевалилась через порог. Следом за ней в рубку ворвался какой-то свистящий гул, странный, практически на пределе слышимости, будто бы силовое поле над Кантором включили на максимальную мощность.

Сержант спрятал внезапно вспотевшие ладони за спину, изо всех сил пытался отвести взгляд от её груди.

- Какой сумасшедший впустил тебя на корабль? - задал он вопрос, ответ на который должен был получить, не открывая дверь.

- Не туда смотришь, - она стремительно покраснела, мотнула головой куда-то за спину. - Глорианский крейсер... Прямо на орбиту из прыжка вышел.

Тим отмахнулся. В отличии от неё, он не считал бомбардировки чем-то необычным - родился в эпицентре войны.

- Кто тебя впустил? - заорал он, подступая вплотную.

Она отшатнулась, округлила глаза:

- Весь Флот в системе.

Сержант похолодел. Осознание катастрофы пришло мгновенно. Кантор только на первый взгляд выглядел захудалой планетой. Если остановятся генераторы питания 'курсовых жетонов', то конец для наступит очень и очень быстро.

- Брысь, - буркнул он. - Мне надо связаться с капитаном по аварийному каналу.

Криста вздёрнула подбородок, изображая возмущение всеми веснушками.

- Нет! - заявила она. - Я с тобой.

Сержант опешил от её наглости, но ответить не успел. Что-то тяжёлое ударило по корпусу корабля. Тим вздрогнул. Появилось ощущение, что это "что-то" грохнулось прямо ему на голову. Разрыва он не услышал, а через мгновение взрывная волна пронеслась по палубе, сминая стальные шпангоуты, как листы бумаги.

Уцелели они благодаря вовремя сработавшей системе защиты боевой рубки. Точнее, уцелел сержант - Криста находилась у самой двери, но ещё дышала.

Ценой неимоверных усилий он сдвинул заклинившую бронированную плиту. Взвалил окровавленное тело на плечо и, шатаясь, двинулся по искорёженной палубе наружу. Шанс спасти Кристе жизнь оставался. Мизерный, но всё-таки какую-то надежду давал.

***

Кости лежали "шестёрками" вверх.

- Чтоб тебя... - капрал бросил косой взгляд за спину.

Бородатый мужчина сидел на камне. Он раскачивался из стороны в сторону и пел. Тихо, но так тоскливо, что скорбный мотив вызывал стойкое чувство обречённости.

Из пелены дождя появился второй. Глубоко засунув руки в карманы, молча разглядывал кубики.

- Далеко ходил, Тим? - подозрительно поинтересовался капрал.

- По своим следам, - мрачно отозвался тот.

Загудел сервопривод шлюза. Из люка выглянул лейтенант. Он покрутил головой и истошно завопил:

- Молчать!

Бородач повысил голос, перемежая слова поминальной песни с грубыми ругательствами.

Капрал сгрёб кубики в горсть, встряхнул. Вспухший рубец на щеке отливал синевой, а морщины на лбу собрались в одну жёсткую складку.

- Мне нельзя здесь умирать, - прошептал он себе под нос и подул на кости. - Мне на Землю надо.

Тим разобрал его шёпот, предупредил:

- Ничего нельзя изменить.

Над головой полыхнуло. Молния разорвала небо в клочья.

1
{"b":"681737","o":1}