ЛитМир - Электронная Библиотека

- О Боже, - устало и раздражительно вздохнул Форрестер. - Ну в чем опять проблема?

- Вы проинструктировали запоминать сообщения. Но некоторые из них идут по классу сверхприоритета и сверхсрочности. Пожалуйста, подтвердите приказ удержания, указав, если возможно, лимит времени или заслушайте сообщение сейчас.

Мальчик засмеялся.

- Знаешь, что происходит, Чарлз? - спросил он. - Удержание информации бесит их. Что-то вроде необходимости сбегать по нужде в ванную.

- Аналогия неточна, человек Форрестер, - заявил инджойер. - Однако прошу разрешения выгрузить из памяти накопленные сообщения.

Форрестер вздохнул и приготовился к созерцанию реальности. Но что-то отвлекло его внимание.

За равномерным рокотом пролетающего ховеркрафта, за хоровым песнопением, доносящимся из церкви, проступал другой звук. Форрестер поднял голову.

Слабый писк систем связи пробивался из застекленной кабины зависшего над головой белого аэрокрафта. Сверкающий рубиновый жезл был нарисован на корпусе; за стеклом сидел мужчина в голубом и мрачно наблюдал за Форрестером.

Форрестер напряженно сглотнул.

- Инджойер! - в приказном тоне спросил он. - Это аппарат реверса смерти?

- Да, человек Форрестер.

- Означает ли это, - он прокашлялся. - Означает ли это, что сумасшедший марсианин снова преследует меня?

- Человек Форрестер, - чопорно произнес инджойер, - среди срочных приоритетных сообщений находится и юридическое уведомление. Двадцатичетырехчасовой период удержания истек, и соответствующие уведомления и действия были зарегистрированы и предприняты. Человек по имени Хайнцлихен Джура де...

- Стоп! Короче - он охотится за мной?

- Человек Форрестер, - инджойер явно не торопился, - да. Так как период удержания истек семнадцать минут назад, то да, он охотится за вами.

Слава Богу, придурошного марсианина нет поблизости, огляделся Форрестер. Но присутствие аэрокрафта реверса смерти являлось дурным предзнаменованием.

- Дети, - сказал он. - У нас неприятности. За мной гонятся.

- О, Чарлз! - задыхаясь от восторга, воскликнул мальчик, - Тебя убьют!

- Я приложу все усилия, чтобы этого не произошло. Послушай, ты не знаешь, есть здесь секретные ходы через подвалы, чердаки?

Мальчик и девочка переглянулись. Глаза девочки округлились.

- Тант, - прошептала она. - Чарлз хочет спрятаться.

- Точно, - сказал Форрестер. - Ну так что, сынок? Как каждый нормальный ребенок, ты должен знать лазейки.

- Чарлз, - начал мальчик. - Конечно, знаю. Но уверен ли ты...

- Уверен! Уверен! - отрезал Чарлз Форрестер. - Бежим. Куда?

Мальчик сдался.

- Следуй за мной. И ты тоже, Тант.

Они резко нырнули в одно из зданий.

Форрестер осмотрелся вокруг в последний раз. Хайнцлихена вместе со всеми добавками он не заметил. Только ховеркрафт прошелестел мимо, несколько безразличных прохожих да человек в голубом наверху, в машине реверса смерти, наблюдающий за ним удивленно и с явным недовольством.

Когда он очутился под прикрытием своих апартаментов, дети уже вернулись домой, чтобы дождаться возвращения матери.

Форрестер поспешил в квартиру, закрыл дверь и запер ее.

- Инджойер, - сказал он, - ты оказался прав. Я признаю это. Зачитывай сообщения, но только медленно, чтобы я смог разобраться в сути.

- Человек Форрестер, - безмятежно сказал инджойер, - зачитываю сообщения. Винченцо д'Агностура заявляет, что вы можете рассчитывать на его услуги в качестве юридического представителя, но, согласно правилам Ассоциации юристов, звонить он больше не станет. Тайко Хирониби считает, что вследствие недопонимания вам следует встретиться и обговорить вопрос заново. Эдне Бенсен шлет вам объятия. Пакет с документами находится на вашем ресивном подносе. Вы готовы принять объятия прямо сейчас?

- Нет, позже. Приятное оставим напоследок. Есть среди остальных звонков важные?

- Человек Форрестер, у меня нет параметров для адекватного определения степени важности...

- Да, помощник попался что надо, - с горечью заключил Форрестер. Гони выпивку, пока я думаю. Джин с тоником. - Он дождался заветного стакана и перво-наперво изрядно глотнул.

Его нервы перестали быть спутанной колючей проволокой.

- Хорошо, - сказал он. - Что это за пакет?

- На вашем ресивном подносе лежит пакет с документами, человек Форрестер. Конверт. Приблизительно девять на двадцать пять сантиметров. Меньше полусантиметра в толщину. Вес около одиннадцати граммов. Надпись: Мистер Чарлз Дэлглиш Форрестер, номер социального страхования 145 10-3088. Последний адрес при жизни: 252 Далсимер-драйв, Эванстон, Иллинойс. Умер от ожогов 16 октября 1969 года. Доставить в момент оживления. Содержание неизвестно.

- Хм-м. И это все, что написано?

- Нет, человек Форрестер. Есть машинные отметки по пересылке и доставке. Я постараюсь фонемизировать их с максимальным приближением. Сигма, трифаза, ноль, точка, алеф, парафаза...

- Достаточно! - взмолился Форрестер. - А что-нибудь по-английски еще написано?

- Нет, человек Форрестер. На сгибах едва заметные следы карбонизации. Небольшие выцветшие пятна, возможно отпечатки человеческих пальцев. Некогда на бумагу пролили разбавленную антикоррозионную жидкость...

- Инджойер, - произнес Форрестер. - У меня появилась идея. Почему бы мне не открыть пакет? Где, ты говоришь, он находится?

Лежавший на подносе конверт оказался письмом жены.

Форрестер смотрел на конверт, чувствуя, как что-то защипало в уголках глаз. Почерк был незнаком ему. Приписка под письмом гласила: "По-прежнему любящая тебя Дороти..." Но рука, написавшая строчки, была небрежной, трясущейся, дряхлой... Она даже не могла каллиграфически выписывать буквы, чем в свое время гордилась. Форрестер разобрал письмо с трудом.

Дорогой Чарлз.

Это уже, думаю, десятый или одиннадцатый раз, когда я пишу тебе письмо. И каждый раз, когда у меня вновь плохие новости или известия о смерти, я берусь за перо, как будто единственные стоящие новости, посылаемые в следующий век, а может и через несколько веков, имеют отношение к неприятностям. Не к твоим неприятностям. Уже не к твоим. В основном это касается только меня.

Хотя, должна признаться, что прожитая жизнь не была тяжким бременем. Я вспоминаю, что ты делал меня счастливой. И должна сказать, мне ужасно не хватало тебя. Но я также должна сказать, что я пережила это.

Первое. Ты захочешь узнать о своей смерти, в этом я уверена. И, вероятно, люди, которые оживят тебя, окажутся неспособны ответить на вопрос. "Я предполагаю, что тебя оживят. В тот момент я не верила этому, но спустя некоторое время узнала об успешных операциях".

Ты сгорел во время пожара дома на Кристи-стрит, 16 октября 1969 года. Доктор Тен Айк из бригады скорой помощи констатировал смерть и убедил, не без труда, использовать для твоей заморозки оборудование реверса смерти. Не оказалось глицерина для перфузии, но пожарные, тебе это будет приятно узнать, порылись по загашникам и притащили несколько бутылок бурбона... его-то и использовали как буферный раствор. (Если проснешься, как с похмелья, поймешь, откуда оно взялось!)

Возник вопрос, не слишком ли много прошло времени? Врачи считали, что тело могло оказаться непригодным из-за затянувшейся дискуссии.

Но в октябре стояла на удивление холодная погода, и они решили рискнуть. И в конце концов тебя направили в холодильник с температурой жидкого гелия, где в настоящее время, пока я пишу, ты и лежишь и где или в подобном дормере, как их начали называть, я вскоре окажусь сама.

Я не заплатила за тебя ни доллара. Страховки пожарной компании оказалось достаточно для покрытия всех расходов, впрочем изначально определенная сумма и предназначалась для этих целей. Если бы пришлось платить из своего кармана, то вряд ли, Чарлз, я согласилась бы на это. На моих руках, как никак, осталось трое детей.

Что можно рассказать о них? Им очень не хватало тебя.

12
{"b":"68250","o":1}