ЛитМир - Электронная Библиотека

Аннетт Мари

Две ведьмы и виски

(Кодекс гильдии: Очарованные — 3)

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Дариус был человеком с непоколебимым авторитетом. Как глава «Вороны и молота», он подавал пример собранности. Достоинства.

— Снаряжение личной защиты, — сообщил он комнате. — Все задания разные, и нужно носить необходимое СЛЗ, — чтобы подчеркнуть это, он поднял кожаный плащ с заклепками.

Я отвела взгляд от серьезных серых глаз Дариуса на красивом лице с точеными челюстями и короткой темной бородкой с проседью. Прикусив щеку изнутри, я подавила смех.

— В этом месяце произошло несколько случаев, которые были бы предотвращены со снаряжением, — он протянул блестящий рукав. — Ваш личный стиль мешает безопасности. Кожа, может, не самый удобный выбор летом, но необходимый.

Никто не смотрел на меня, но я все равно серьезно кивнула. Пятьдесят других человек в баре смотрели на Дариуса так же серьезно, их внимание было отражением важности…

— Киану Ривз звонил, — прошептал кто-то насмешливо. — Хочет вернуть свой костюм из «Матрицы».

Смех зазвенел в комнате, и я заметила время. Мы продержались шесть минут без шуток. Новый рекорд.

Губы Дариуса дрогнули, но он не рассмеялся.

— Укусы вампира — не смешно, и ты сам знаешь об этом, Камерон.

Камерон неловко кашлянул, и зазвучало больше смеха, а я веселиться перестала. Да. Вампиры. Может, это и не было смешно.

Мужчина сидел на стуле спиной к барной стойке, уперев локти в деревянную поверхность, склонив голову, чтобы видеть меня. Голубые глаза хитро блестели, и цвет их был ярче из-за спутанных медных волос.

— Вперед, — сказал Аарон, пока Дариус продолжал лекцию. — Спроси.

Я огляделась, проверяя, что никто не слушает.

— Что будет, если кусает вампир?

— Становишься вампиром, конечно.

Мои глаза расширились от ужаса.

Его ухмылка стала шире.

— Шучу. Укус вампира — не смертный приговор. Все гнездо может тебя грызть, но ты будешь в порядке. Кроме самого жевания. Это неприятно.

Почему я не удивлялась, что сильный пиромаг не видел повода для тревог? Он мог поджарить нападающих до пепла.

Парень, сидящий на стуле рядом с Аароном, бросил на меня взгляд.

— Аарон приукрасил опасность. Укус вампира увеличивает шансы обращения на сорок процентов.

Кай мог изложить факты. Хотя он тоже не переживал. Я не знала, мог ли он остановить гниющее сердце вампира своей силой электромага, но он мог поломать вампира пополам своими навыками боевых искусств.

Третий, сидящий с другой стороны от Аарона, повернулся на стуле.

— Не переживай, Тори. Если вампир тебя укусит, наши целители знают, как тебя спасти.

Его спокойный голос окутал меня, как всегда утешая. Эзра мог убедить меня, что земля была плоской, если бы говорил достаточно долго.

Я уперлась рукой в стойку бара.

— Аарон, Кай, делайте записи.

Пара посмотрела на меня.

— Какие записи?

— Как успокаивать людей без магии, — я улыбнулась Эзре. — Если бы не ты, у меня постоянно были бы кошмары.

Его глаза, один карий, другой — почти белый — из-за раны, оставившей шрам, что тянулся от виска до скулы, засияли.

— Постоянные кошмары? — Аарон хитро улыбнулся. — Тори, слышала про алюцинаторов?

— Ох… нет?

— Они управляют снами. Они могут…

— Аарон Синклер, — голос Дариуса прервал наш тихий разговор. — Спасибо, что вызвался.

Аарон в тревоге обернулся.

— Куда вызвался?

Дариус указал на женщину, стоящую рядом с ним.

— Зора хотела показать, как сломать вампиру челюсть, чтобы помешать укусить. Ты будешь вампиром.

Аарон посмотрел на хрупкую волшебницу, и его глаза стали еще шире.

Он не успел возразить, Дариус щелкнул пальцами.

— Сейчас, Аарон.

Ворча, Аарон встал со стула и прошел вперед. Кай, Эзра и я переглянулись с улыбками, устроились, чтобы посмотреть представление.

Остаток часовой встречи прошел быстро, и Аарон не пострадал при демонстрации. Дариус закончил в восемь часов, и началась моя работа — пятьдесят человек, страдающих от жажды, направились к бару.

Я бегала на кухню и обратно, радуясь. Я любила быстрый темп, плеск напитков, шутки с клиентами, и я посылала улыбки, когда мне бросали чаевые в банку. Так было не всегда, но с тех пор, как я стала работать тут три с половиной месяца назад, все изменилось.

«Ворона и молот» была не просто баром, и я была не просто барменом. Это была гильдия, и все в ней были мификами — пользователями магии, которые делились на пять классов. Хотя здесь — на четыре, потому что в гильдию не входили все способности, и это меня устраивало. Кто хотел иметь дело с демонами?

А я была особенной, потому что была обычной. В гильдии талантливых мификов я была человеком. Да, обычный человек, у которого не было ни капли магии в крови.

Я не видела трех своих любимых магов последние последний час, но, когда все успокоилось, я заметила Аарона, Кая и Эзру с группой волшебников. Они сдвинули столы, сидели большим кругом со стаканами и бутылками виски в центре.

Я прищурилась. Когда они пронесли бутылки? Они проявляли серьезное неуважение к закону о выпивке, но с девизом гильдии «все правила можно нарушать» — и офицером гильдии за столом — кричать на них не было толка. Хотя я была не против покричать на них. Но не в эту минуту.

— Тори! — блондинка моего возраста бросила сумочку на бар и села на свободный стул. — Как ты?

— Сабрина! — я обняла ее одной рукой над баром. — Как поездка? Ты ведь только вернулась?

— Вчера, — она вытащила телефон. — Сэр Пушишка завоевал первое место!

Я не успела спросить, она гордо показала фотографию кролика, позирующего с синей лентой. Она быстро пролистала еще дюжину фотографий выставки кроликов.

— Разве он не чудесен? — она покраснела.

— Поразительный! — согласилась я, не зная, как похвалить кролика.

— Я предсказала, что шоу пройдет хорошо, — добавила она. — Роза предупреждала насчет плохой погоды и подкупленных судий, но она не понимала, о чем говорит.

Я кивнула, решив сохранять нейтралитет. Состязание между двумя прорицательницами гильдии было легендой, и я лично испытала их конфликтующие предсказания. Забавно, но оба расклада сбылись по-своему.

— Ладно, — Сабрина вздохнула. — Как прошла твоя неделя? Слышала, ты…

Она потянулась к сумочке, чтобы убрать телефон, и сбила ее. Колода черно-золотых карт высыпалась на стойку, пара улетела за край и упала на пол рядом со мной.

— Я подниму, — я присела и схватила две карты. Я протянула их ей, заметила верхнюю, и мое хорошее настроение сменилось ледяными иголками. Я бросила карты на стойку и хмуро смотрела на подробный рисунок жнеца. — Опять ты.

Сабрина подняла карту Смерти.

— Очень странное поведение для моей колоды. Почему эта карта все показывается тебе?

У собак могли быть проблемы с поведением. Или у кроликов. Даже у машин. Но не у карт. Карты были просто картами, точка.

Сабрина потянулась ко второй, повернутой лицевой стороной вниз, перевернула ее. Там был юноша с рюкзаком, смотрел на небо, не зная, что шагает с утеса. И под рисунком значилось: «Шут».

Я нахмурилась сильнее.

— Твоя колода не говорит обо мне ничего хорошего. У нее предрассудки.

— Шут — не оскорбление, — Сабрина разглядывала карту. — Это возможности и потенциал. Начало нового пути. Она просит держать разум открытым и принимать свое чувство приключений.

Я с сомнением скривила губы.

— Эта карта запоздала. Новый путь я уже начала.

— Хм, я бы согласилась, вот только… — она склонила голову, медленно повернула карту на 180 градусов. — Она лежала правильно или перевернуто? Перевернутый Шут предупреждает, что путешествие ведет к поражению.

Мои плечи напряглись.

— Поражению?

— Мм, — она собрала колоду в аккуратную стопку. — Или тебя что-то удерживает, или ты откусила больше, чем можешь прожевать, и новое приключение угрожает провалом.

1
{"b":"682537","o":1}