ЛитМир - Электронная Библиотека

Саманта Аллен

Прекрасный мерзавец

Пролог

– Что это?

– Ты разучилась читать? – вальяжно произносит Мерзавец.

Сукин сын сидит в роскошном чёрном кресле, широко расставив ноги. Курит сигарету и смотрит на меня дьявольским прищуром своих колдовских глаз.

– Ну же, Огонёчек. Не робей. Он тебя не укусит.

Мерзавец сидит, как король на троне. Я стою перед ним навытяжку, чувствуя дискомфорт во всём теле, начиная от лодыжек и заканчивая волосами на голове. Я прекрасно знаю, что моя причёска выглядит безупречно, как и мой светло-серый брючный костюм от Jean Paul Gaultier. На моих ножках сидят удобные туфли Jimmy Choo из последней коллекции.

Но под пристальным взглядом Мерзавца я начинаю сомневаться во всём. Одежда кажется грязной и помятой, причёска растрёпанной, а туфли – неустойчивыми.

– Ого-о-онёчек… – тянет Мерзавец и причмокивает полными губами. – Это договор. Договор на твоё тело. Вернее… – Мерзавец прикусывает губу и обводит меня похотливым взглядом. – Договор на тело, которым я буду распоряжаться. Всё твоё тело теперь принадлежит мне.

– Я тебя ненавижу! Мерзавец!

– Я в курсе. И заметь, мне плевать на твои чувства. Меня интересует только твоё тело и доступ к нему. Круглосуточный доступ. Ясно?

Я не прикасаюсь к договору и пальцем, но знаю, что он составлен безукоризненно правильно. Мерзавец – не просто ублюдок с больной и грязной фантазией. Он ещё и первоклассный юрист. Так что я могу не придираться к буквам в договоре.

– Подписывай, – говорит дьявол, поправляя ширинку. – И приступай к работе.

Я катаю между пальцев дорогую ручку Паркер. Она стоит больше, чем мои золотые часы на запястье. Но каждая написанная буква обходится ещё дороже.

Я продаю Мерзавцу себя. Опять.

У меня нет выбора. Если я откажусь, моя идеальная жизнь и семейный бизнес полетят в тартарары.

– Круглосуточный доступ? – спрашиваю я.

Задаю уточняющие вопросы только для того, чтобы потянуть время. Потому что как только я поставлю последнюю закорючку, я перестану принадлежать самой себе. Он станет моим владельцем. Хозяином. Богом.

Богом? Нет, персональным дьяволом.

– Да, Огонёчек. Круглосуточный и постоянный доступ. Куда захочу. Как захочу. Где захочу.

Я задыхаюсь. Голова идёт кругом. Самодовольная ухмылка Мерзавца обещает аттракцион грязных развлечений для меня. Где захочу. Как захочу…

Боже, пошли прямо сейчас на этого ублюдка шаровую молнию! Я зажмуриваюсь, но ничего не происходит. Давно пора перестать верить в доброго дедушку с бородой, сидящего на небесах. Он оставил своих детей и передал управление миром в руки таких ублюдков, как Мэтью Хилл.

В этом мире правят деньги, похоть и разврат.

Мэтью Хилл может купить всё. Сейчас ему захотелось купить меня. Этот сукин сын покупает меня задешёво. Моя цена – всего лишь его молчание.

– Подписывай. Или я могу передумать… – Мэтью Хилл тянется к своему дорогому телефону. – Всегда любил это фото. Дрочил на него время от времени, – сообщает он. – Отправлю-ка я его твоему отцу. Или жениху. Или им обоим…

– Нет! Нет!

Я размашисто ставлю подпись и швыряю ручку на договор.

– В двух экземплярах, Огонёчек! И постарайся, чтобы подпись походила на твою подпись, а не на закорючку трёхлетки, впервые держащего ручку, – ледяным тоном сообщает Мэтью и протягивает ладонь. – Передай мне подписанный договор. Хочу полюбоваться на твою подпись!

Я подхожу на трясущихся ногах к нему. Он намеренно неторопливо изучает мою подпись.

– Возомнил себя экспертом по графологии? – не выдерживаю я.

Мэтью никак не реагирует на мою речь. Он прячет договор в сейф, надёжно запирая его. Сигарета всё ещё тлеет между мужских пальцев, украшенных татуировками. Он весь забит чернилами. Грудь, живот, спина, руки, бёдра, шея. Это смотрится вызывающе дерзко и до невозможности брутально.

Сейчас на Мерзавце надет белый костюм, обтягивающий широкие плечи. Я не должна любоваться Мерзавцем. Но он хорошо сложен. У него правильное и красивое лицо с вечно приклеенным высокомерным выражением. Мерзавец лениво манит меня к себе указательным пальцем.

Я преодолеваю последний фут расстояния. Он ловит мою ладонь и резко дёргает меня на себя. Вскрикиваю и падаю на крупное тело мужчины. Совсем скоро падать станет для меня очень привычно. Падать ниже и ниже, на самое дно его грязных объятий.

Мэтью обхватывает мою талию стальным замком. Затягивается сигаретой последний раз и нажимает пальцем на мои губы. Ярко-голубые глаза гипнотизируют немым, но ясным приказом. Я раскрываю ротик, думая, что он поцелует меня, но Мерзавец резко прижимается к моим губам, выпуская струю сигаретного дыма. Я не курю, поэтому закашливаюсь и отстраняюсь от него.

Мэтью лениво толкает меня в плечо, вынуждая опуститься на пол. Медленный взгляд, холодный, как космический лёд, обжигает мою кожу. У него очень чистые и прозрачные глаза. Безумно красивые. Но в них плещется обещание грязи.

– Теперь ты моя шлюха, Огонёчек. А для ротика моей шлюхи всегда найдётся работа.

Глава 1. Эбигейл

месяцем раньше

– Как я выгляжу, милый?

Стенли Купер, мой жених, отрывается от газеты, складывает её и убирает в сторону. Осматривает меня с ног до головы. Ожидаю его мнения, как приговора.

– Выглядишь потрясающе.

Я улыбаюсь ему и посылаю воздушный поцелуй.

– Но не для работы в офисе, – заканчивает он и кивает в сторону раздевалки. – Надень что-нибудь другое.

– Но почему? – спрашиваю я и бросаю взгляд в зеркало.

Платье цвета слоновой кости и строгого, офисного покроя сидит на мне идеально! Я поворачиваюсь кругом, демонстрируя жениху попку, обтянутую дорогой тканью.

– Вот-вот, – фыркает Стенли. – В этом платье остаётся только что крутить задницей, как будто ты работаешь в стрип-баре, а не собираешься принимать участие в работе фирмы отца.

– Не родного отца.

– Да, но ты же зовёшь его папой?

Стенли вздыхает, смотрит на массивный циферблат часов. Щёлкает пальцами, подзывая консультанта.

– Милочка… – улыбается он солнечно и ясно.

Не люблю, когда мой жених улыбается так всем девушкам подряд. Не люблю, когда он говорит «милочка» своим мягким, волнующим баритоном. Не люблю – и всё тут! Потому что в такие моменты я вижу, как стекленеет взгляд девушки, к которой обращается Стенли. Я понимаю, что в этот момент женское сердечко начинает биться быстрее, и, возможно, мокнут трусики.

Мой жених, Стенли Купер – привлекательный мужчина. В нём шесть футов и два дюйма роста. Он широкоплечий брюнет, в прошлом пловец с множеством наград и спортивных достижений. Я могу долго перечислять, чем отличился этот мужчина. Но важнее всего то, что он считается моим женихом. Но когда Стенли говорит «милочка» другой девушке я перестаю чувствовать, что он принадлежит мне. Он как будто растрачивает себя по щепотке на каждую женщину, оставляя самую малость и мне.

– Организуйте моей прекрасной даме чудесный и стильный гардероб. Офисный стиль. Строгий покрой.

– Разумеется, мистер Купер.

– Если вы позволите, от себя порекомендую Жан-Поля. Он всегда прекрасно справлялся с этой задачей, – улыбается мой жених.

Он говорит вежливо и изысканно, но не высокомерно. Стенли общается, словно состоит на короткой ноге со всем: и с обычной девушкой-консультантом, и с модельером с мировым именем. О Жан-Поле Готье мой жених отзывается так, будто они вдвоём каждый вечер жарят барбекю на заднем дворе дома Стенли.

– Разумеется, мистер Стенли. У вас отличный вкус, – радостно щебечет девушка и начинает работать втрое усерднее.

* * *

Через час я выхожу из дорогого бутика. Служащий магазина несёт картонные пакеты с фирменной эмблемой к внушительному внедорожнику. В пакетах лежит одежда, выбранная для меня Стенли. Там все, как один, брючные костюмы. В них я похожа то ли на икону французского стиля, то ли на первоклассную стерву. Недоступную стерву.

1
{"b":"682730","o":1}